Богумильство (Числов, 2018)

БОГУМИЛЬСТВО. «НАРОДНАЯ ВЕРА» ИЛИ ЧУЖЕРОДНАЯ ИНТРИГА? В советские времена богумильство (богомильство) считалось проявлением протеста широких масс против церковного и феодального гнета. Названное так по имени «простого священника Богомила», легендарного «выразителя народных чаяний» (само имя, кстати, весьма символично, подсознательно пробуждает симпатию к его носителю), оно классифицировалось как «ересь» и «секта» (СЭС, 1980. С. 151), что в устах коммунистов-ленинцев звучало как похвала, а при Сталине (и позднее) вызывало уже некоторую настороженность. Поскольку «демократия» является правопреемницей и родной сестрой «коммунизма», «народная» и «протестная» трактовка богумильства не изменилась и в наше время. Просто была слегка подкорректирована с учетом закономерных подозрений и новых реалий. Так, нынешние апологеты «балканских правдолюбцев» часто делают особый акцент на таинственной, мистической составляющей богумильства, восходящей якобы к славянской органической традиции. В результате напрашиваются заманчивые параллели с древним свободолюбием, сокровенным знанием и т.п.

Посмотрим, насколько богумильство соответствует исторической традиции славянских стран.

И в Болгарии, и в Сербии Православная церковь (а стержнем средневекового славянского государства была именно она) выступала против этой ереси с гораздо большей ревностью и даже жестокостью, чем против пережитков язычества, ереси латинства или каких-либо еще отклонений от привычной здоровой жизни. Богумильские радения, отрицание иерархии и неповиновение законной власти для христиан были изначально неприемлемы. Вот почему и пресвитер Козьма в Болгарии, и сербские архиепископы и великие жупаны обличали и преследовали богумилов. Борьба с ними напоминала борьбу преподобного Иосифа Волоцкого и святителя Геннадия Новгородского с ересью жидовствующих на Руси. В противовес открытому учению Церкви богумилы создали хитрую разветвленную систему, для которой была характерна чисто талмудическая изощренность. Приверженцы секты делились на несколько категорий: «слушателей», «простых верующих», «совершенных». Последние, естественно, не сообщали первым своих истинных целей.

Антихристианская направленность учения богумилов, в буквальном смысле слова чуравшихся креста (они считали его нечистым символом) очевидна. Может, вопреки средневековой традиции, им удалось преуспеть в державном строительстве? Тоже нет. Обескровленная богумильской ересью Болгария вскоре распалась на части. Расцвет сербской средневековой державы Неманичей во многом был обеспечен своевременными мерами, принятыми против богумилов как главной внутренней угрозы и разлагающего фактора. Не случайно в сербском языке и по сей день сохранилось слово ломача, обозначающее, в отличие от обычного ватра, именно тот костер, на котором сжигают еретиков. Там же, где богумильская ересь все-таки уцелела, как, например, в Боснии, она дала о себе знать века спустя. Во время турецкого завоевания потомки еретиков массово принимали ислам и становились цепными псами азиатов. Впрочем, были ли все они европейцами? Об этом можно только догадываться.

Между тем одно – несомненно. Космогония и эсхатология богумилов, представляя собой сложную антихристианскую систему, напрочь отметает предположения о доморощенном происхождении этой ереси. Здесь – не славянская старина, а злобная реакция на Христа. Такая же, как у кого-то еще, весьма и весьма нам знакомого…

Манихейские истоки (в большей степени, чем павликианские) с головой выдают «славянскую» родословную богумилов. То, что зараза по большому счету пришла с Ближнего Востока, не вызывает сомнения ни у кого из серьезных исследователей. Даже такие затаенно-умные ненавистники Христианства, как И.Н.Голенищев-Кутузов, невольно проговариваются, когда упоминают «знаменитое иудейское «Откровение Баруха», весьма ценимое богумилами» (И.Н. Голенищев-Кутузов. Славянские литературы. Статьи и исследования. Сост. и подгот. текста И.В. Голенищевой-Кутузовой. Вст. ст. Д.С. Лихачева. М., «Худож. Лит.», 1973. С. 251). Не отрицает никто и влияния богумилов на катаров и альбигойцев, широкого распространения их идей на Западе. То была единая система. Как и революция 1848 года. Просто с опережением на много столетий.

Отчего такое трепетное внимание к богумилам сейчас? По той же причине, по какой, скажем, усиленно пропагандируются «нордические» сериалы про викингов. Смотришь, и думаешь: откуда у грубых северных язычников такое глубокое неприятие христианства, такая болезненная на него реакция – прямо как у рафинированных местечковых интеллигентов? Почему они такие садисты (у Тацита в описании нравов германцев мы этого почему-то не находим)? Отчего златокудрая воительница оказывается в итоге заурядной лесбиянкой (словно родилась в Бердичеве, а не на берегах фьордов)? Но потом – глядя на режиссера (натянул шляпу на уши, а пейсы все равно торчат) – все понимаешь.

Откуда появилось (проявилось) богумильство в Болгарии именно в Х веке, а не раньше и не позже? Точного ответа нет. Но есть гипотезы. На презентации русского издания книги болгароязычного автора Антона Дончева «Странный рыцарь Священной книги», призванной представить богумильство (и альбигойство) в таинственно-героическом ореоле, один из наших ведущих болгаристов проф. И.И.Калиганов обмолвился о проникновении богумильских воззрений, в частности, и в Византию (а не только на Запад). Мне тогда пришлось во всеуслышание заметить, что Игорь Иванович, очевидно, просто оговорился. Наверное, хотел сказать: из Византии. С учетом событий, происходивших там накануне Х столетия, еще в начале IX века (для истории несколько десятилетий не такой уж и большой период, метастазы вызревают не сразу).

Обычно принято считать Византию оплотом истинной веры, противопоставляя ее Западной Европе. Однако в истории бывали периоды, когда те же франки стояли на страже подлинно христианских (и европейских) ценностей, а Второй Рим в это же самое время пребывал под властью еретиков. Так было в период правления императоров Аморейской династии *, выходцев из среды крещеных евреев, которые, тем не менее, продолжали, как сообщают об этом средневековые хроники, «держатся своего жидовства». Потом, правда, ситуация изменилась. Императора Феофила (имя в чем-то сродни Богомилу), гонителя христиан, сменили православные правители. Византийским патриархом стал святитель Фотий, учитель святого равноапостольного Кирилла (брата Мефодия). Кому-то пришлось спешно покидать негостеприимную отныне Ромейскую державу. Возможно, тогда они и направили свои стопы в соседнюю Болгарию…

В современном мире очень много интриг, лукавых подмен подлинного и исконного ложным и искусственным. Однако есть некоторые безошибочные ориентиры. Есть смысл держаться этих вековых путеводных знаков, благо самое главное всегда будет на виду. И свое, и чужое. А значит, не так уж и сложно различить и то, и другое.

Илья Числов, председатель Общества Русско-Сербской дружбы, специально для проекта «Понятия и категории», опубликовано 7 апреля 2018 г.

Примечания редакции

* Амореи - семитские племена, выходцы из Аравии (см. подборку статей Амореи).

Понятие:

Яндекс.Метрика