Ваджраяна (Швейер, 2014)

БУДДИЗМ МАХАЯНЫ И ТАНТРИЧЕСКИЙ БУДДИЗМ ВАДЖРАЯНА. Ни в текстах, ни в иконографии нет никаких доказательств существования буддизма тхеравада («Малая колесница») в Тямпе в древние времена. Он появился здесь намного позже. Напротив, буддизм махаяны («Великая колесница») и ваджраяны («Алмазная колесница») оставили ясные следы.

Хотя царь поддерживал дхарму, он знал наставления не только индуизма, но и других религий. Археологические памятники Тямпы показывают, что учение Будды распространилось в стране одно-временно с индуистскими культами, хотя надписи, свидетельствующие об обрядах махаянского буддизма, появляются только в IX веке и исчезают во второй половине XII века. Влияние буддизма отразилось в надписях крайне ограниченно, потому что надписи — в первую очередь инструмент царской власти. Но не следует недооценивать влияния буддизма на широкие слои населения, которое доказывается многочисленными археологическими находками. В то же время, поскольку надписи отражали взгляды элиты страны, из них нельзя не сделать вывода, что в определенные эпохи цари были адептами буддизма, в то же время поклоняясь богам индуизма, особенно Шиве, который под именем Бхадрешвары покровительствовал царям Тямпы.

Иногда государь назывался чакравартинраджа — «царь, поворачивающий колесо <закона, дхар- мы>». Такое соединение терминов «царь» (раджа) и «правитель мира» (чакравартин) специфично для Тямпы, где испытывали потребность в том, чтобы точно определить тип власти, о которой идет речь: союз между политической властью (раджа) и личной (буддийской) верой царя, требующей правления, основанного на сострадании (чакравартин). Таким образом, царь-чакравартин — это государь, следующий буддийским заповедям. Эти упоминания показывают, что в IX—XII вв. в царскую сферу проникли обряды махаяны, но не дают указаний, какого рода властью мог обладать царь-чакравартин.

В Тямпе для буддистов царь-чакравартин — эквивалент Будды в миру. Будда и чакравартин приводят в действие один и тот же мировой принцип: первый в духовном плане, второй в мирском. «Правитель мира» умиротворяет человечество, объединяя под своей властью все царства вокруг, и должен приравниваться к тем буддам — спасителям мира, которые своим учением и наставлениями поворачивают колесо Закона. И те, и другие имеют на теле тридцать два великих и сорок восемь малых знаков высшего существа.

Основатель Индрапурской династии был по вере буддист, хотя и почитал Бхадрешвару.

В 875 году Индраварман основал в своей столице монастырь бодхисатвы Авалокитешвары под названием Лакшминдра Локешвара. Авалокитешвара — одна из главных фигур махаянского буддизма, бодхисатва, прогоняющий страх. Надпись, относящаяся к основанию монастыря, показывает, что царь царей, с одной стороны, почитает Шамбхубхадрешвару — покровителя царей Тямпы, а с другой — Авалоки-тешвару, освобождающего существа от страданий. Он совершенно открыто может молиться обоим и находиться под их защитой. Это не значит, что период Донгзыонга был временем полной победы буддизма, оттеснившего остальные культы, и что тогда при дворе требовалось блюсти правую веру. Некоторые цари этой династии специально покровительствовали монахам махаянского буддизма; его особенно важный религиозный центр был основан Индраварманом в Индрапуре. Многие сановники видели интерес в поддержании махаянских монастырей, а изображения Авалокитешвары, носившие имена жертвователей, показывают, что этот бодхисатва сострадания обладал особенной привлекательностью. Эта странная смесь поклонения Шиве с буддийским культом сохранялась и позже: в последующие века буддизм по-прежнему существовал наравне с сектами индуизма. Никаких следов соперничества или исключительности при этом нет. Буддизм занял свое место в культуре тямской элиты.

Самый знаменитый из «трансцендентальных» бодхисатв, имеющих сострадание ко всему живому, — Авалокитешвара, чрезвычайно широко представленный в изображениях Тямпы. Если изображались повествовательные эпизоды буддийского учения (сцены из жизни исторического Будды), они всегда сопровождались второстепенными декоративными элементами (фризами), где вместо разнообразных чудес воплощения сострадания изображены как важнейшие божества.

В то же время в храме Донгзыонга много своих особенностей. В нем есть ступа, в чем можно видеть вьетское (возможно, позднее) влияние, так как у тямов это было не в обычае. Скульптуры говорят о китайском влиянии, а в архитектуре есть как кхмерские, так и яванские черты. По-видимому, буддизм, практиковавшийся в Донг-зыонге, был своеобразным, пронизанным иноземными заимствованиями.

Некоторые тямские цари по личной вере, вне официальных культов страны, возможно, были буддистами или, по крайней мере, покровительствовали закону Будды. Например, царь Пандуранги Парамешвараварман (середина XI в.) назывался царем-чакравартином (на санскрите чакравартираджа) и основал буддийский монастырь. Немного позже царем-чакравартином (по-чамски пу пов тана райя чакраварти) «по философскому учению Будды» стал царь Парамабодхисатва.

За исключением нескольких санкритских надписей, указывающих на разные формы махаянского буддизма и его превращение в тантрический буддизм ваджраяны, большинство памятников тямского буддизма датировать невозможно. Не датированы даже такие знаменитые места культа, как пещера «Мраморные горы» в Куангнаме и Фонгна на севере Куангбиня. В урочище Фонгна найдено много терракотовых медальонов, среди которых почти горельефные изображения Будды, Авалокитешвары и какого-то женского божества — возможно, Праджняпарамиты или Тары.

Наряду с упоминанием чакравартина, что в тямском контексте связано с махаянским буддизмом, встречаются отсылки к индуизму и в то же время имеются свидетельства распространения буддизма «Алмазной колесницы» (ваджраяны) — одной из форм тантрической махаяны. Она распространилась в Юго-Восточной Азии между VIII и началом X века. Так, одна из надписей начала X в., сделанная в монастыре Прамудиталокешвара, свидетельствует, что в нем был известен ваджраянский буддизм, а именно тайные и символические заклинания (тантры), позволяющие достичь высшего знания и Пробуждения как можно скорее: за несколько или даже за одну жизнь.

При начале ваджраяны в мире было всего три уровня, или сферы (дхату); позднее, с ее развитием, добавился и четвертый уровень (Хеваджара), погло-тивший все другие в пространстве и во времени, то есть появилось представление об Ади-Будде. Нижний уровень назывался «телом будд» (нирманакайя), которые нисходят на землю и становятся видимыми для людей, как, например, Шакьямуни, средний уровень — «телом блаженства» (самбогхакайя), в котором будды существуют в своем мире, окруженные другими буддами, бодхисатвами и богами; наконец, на высшем уровне (дхармакайя) будды уже не имеют облика и видимы только другим буддам. В тямской надписи, излагающей методы медитации ваджраянского буддизма, говорится о трех «чакрах» или циклах, пройдя через которые медитирующий постепенно становится буддой: ваджра, падма и чакра. Санкритский текст подробно разъясняет это так: «Сначала эта алмазная (ваджра) сфера становится жилищем будды; хотя она пуста, но по учению блистательного Шакьямуни становится причиной Ваджрадхары. Заатем эта лотосовая (падма) сфера — Великое Ничто — становится жилищем Джины; по учению Амитабхи она причина Локешвары. Наконец, эта сфера колеса (чакра) — Предельное Ничто — становится жилищем Джины; по учению Вайрочаны она будет причиной Ваджрасатвы». С этой точки зрения главным становится культ трех будд: Шакьямуни, Амитабхи и Вайрочаны. Они производят три «вместилища Будды» — три идеальных возможных пути, ведущих к просветлению (буддхи), а затем к Угасанию (нирвана). Эти три вместилища позволяют различать три формы пустоты (собственно Пустоту, Великое Ничто и Предельное Ничто), а каждая из этих трех пустот, в свою очередь, порождает одного бодхисатву: Ваджрадхару, Локешвару и Ваджрасатву.

Такие тантрические учения и практики могли существовать параллельно с шиваизмом. Это особенность великой толерантности, характерной для древних эпох. 

Использованы материалы кн.: Швейер, А.-В. Древний Вьетнам. М., 2014, с. 227-232.

Яндекс.Метрика