Моральный кодекс

МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС - 1) сумма, или свод нравственных законов, приведенных в единую согласованную систему; 2) результат обобщения и систематизации моральных норм; 3) совокупность нравственных норм и принципов, рекомендуемая индивидам и требующая сознательного отношения; 4) сумма конкретных представлений о должном и допустимом поведении.

Самый древний из известных нам М.к. содержится в египетской Книге мертвых, где он связан с заупокойным культом. Перечень грехов и запретных действий приводится в так называемой «отрицающей исповеди», в которой умерший обращается к богам и заверяет их в своей нравственной незапятнанности. Ранний образец моральной и юридической деонтологии представлен также Законами Хаммурапи. В форме кодекса находят свое завершение самые первые философские, религиозные и дидактические рассуждения и системы. Нормативный характер имеют, например, «золотые стихи» пифагорейцев, афоризмы Гиппократа, наставления Гесиода, многочисленные экклезиастические сочинения.

М.к. являются итогом, упорядоченной формой, а в дальнейшем и объективной основой моральной дидактики и педагогики. Они конституируют принципы морали и придают исключительное значение моральным нормам. Как правило, М.к. предъявляют индивидам очень высокие требования. К кодификации моральных норм обращаются не только с просветительскими целями, но и с целью закрепления формальной нравственности, противостоящей человеку, его склонностям и потребностям. М.к. являются определенным решением проблемы общественной идеологии и личного мировоззрения.

Кодификация моральных норм и стандартов поведения в общественной среде является универсальной чертой развитых культур. Энергичные попытки кодификации норм предпринимаются в условиях перехода от традиционного уклада к государственной форме правления. На ранних стадиях развития государственности моральные нормы и нормы обычного (племенного) права закрепляются в многочисленных Законах и Правдах, которые выполняют синтетические функции. Они выражают понятие суда, власть судить, карать и миловать, олицетворяют суд и наказание, но также призваны надзирать за соблюдением справедливости, добродетели и истины. Нравственность предстает как объективная данность, ограничивающая произвол и законы кровавой мести. Древнейшие законы можно рассматривать в качестве противовеса групповому и личному эгоизму, тенденциям, которые в тех обстоятельствах незамедлительно и фатально приводили к неконтролируемому насилию и дезорганизации общества.

Кодифицированная мораль ориентирована главным образом на внешние санкции, реакцию общества и его институтов. Нормы поведения и критерии оценки формулируются ясно и однозначно, чтобы исключить свободное и недобросовестное толкование. Для своего времени это — наиболее разумное и демократическое вменение морального долженствования. Вместе с тем кодексы предполагают и в некотором смысле формируют в индивидах авторитарное, догматическое и экстравертное мышление. Древние кодексы предусматривали самые жестокие наказания за нарушение запретов и утверждали мораль с помощью насилия. Весомость внешних санкций подавляет и нивелирует самостоятельные нестандартные личностные суждения о морали, не разрешает ни малейшего сомнения в провозглашенных нравственных истинах. М.к. этого времени требуют повиновения и послушания. Нравственность наделена здесь деспотическими чертами.

Религиозное сознание также предрасположено к кодифицированному восприятию нравственности, которая рассматривается как незыблемая трансцендентная регламентация, связанная с законами мироздания. Самыми известными здесь являются религиозно-нравственные кодексы (например, Декалог Моисея, Десять заповедей Христа, благородные истины Будды, нравственные правила Корана). Содержание этих кодексов считается «словом Божьим», которое якобы возвещено людям через богоизбранного посредника, учителя религии и нравственности, и обладает поэтому религиозным и божественным авторитетом.

Кроме того, существуют светские морально-правовые кодексы, которые апелли-руют не столько к религиозным умонастроениям, сколько к социальному опыту и правосознанию индивидов (например, Законы Хаммурапи, Кодификация императора Юстиниана, Русская Правда). Правовое сознание, несомненно, тяготеет к кодификации и формализации велений нравственности и подчиняет мораль праву. Легалистское истолкование морали в известных исторических рамках не противоречит религиозно-нравственным установкам. Кардинальными принципами и религиозных, и светских кодексов являются нормы — «не убий», «не укради», «не прелюбодействуй».

В феодальном обществе возникают сословные кодексы, предназначенные в первую очередь для привилегированных групп — феодалов и клириков. Эти кодексы соответственно трактуют понятия рыцарской чести. С развитием ремесленных и торговых ассоциаций, укреплением городской коммуны появляются цеховые уставы и М.к. городского ремесленника.

Идеи нестяжания (бедности), послушания (смирения) и воздержания, соответствующие духу евангельской морали, отражены в письменных уставах монашеских общин (орденов) и составляют главные обеты. Христианский нравственный идеал здесь воплощается в аскетизме. Необычный образ жизни монахов призван реабилитировать безразличие монахов к общественной жизни, укрепить этическую ориентированность поведения и оправдать известные духовные притязания. В святости они видели важнейшее условие личного спасения.

Письменные кодексы «рыцарской чести», по-видимому, не составлялись. Поведенческие нормы средневековых рыцарей, тем не менее, представляют собой выразительную и цельную систему, которая складывается уже к XI—XII вв. Рыцари клялись прежде всего верно и самоотверженно служить Богу и Церкви, Королю и Даме, отстаивать интересы и честь своего сословия. Понятие рыцарской чести указывает на этические критерии поведения, служит символом бескорыстия и героизма. Рыцарские представления о чести связаны с защитой сословных привилегий и сословным эгоизмом, отделяют рыцарство от других сословий. Рыцарская мораль является своеобразной философией насилия и санкцией насилия как прямого осуществления феодального права.

Эволюцией Кодекса рыцарской чести являются правила куртуазности, которые становятся наиболее актуальными в эпоху Возрождения, а также в XVI -XVII вв. в высшем свете и придворном обществе. Обучение этим правилам входит в систему образования высшего сословия. Понятие «человек чести» совпадает здесь с понятием образованной, воспитанной личности, подготовленной к политическому управлению обществом и к бюрократической деятельности. Правила куртуазности упраздняют воинские идеалы феодалов, ориентируют на дипломатические способы разрешения возникающих конфликтов, закладывают основы для этики толерантности. Сторонников правил куртуазности нередко упрекают в лицемерии, страсти к политическим интригам, в подмене морального характера искусственно созданной репутацией.

С XVI-XVII вв. в связи с развитием товарно-денежных отношений и торгового капитала в среде мелких собственников-горожан появляется сумма правил, следование которым должно обеспечить личный успех, выражающийся в деньгах. Главными жизненными правилами становятся трудолюбие и бережливость. Данный кодекс поведения совпадает с этикой труда и рачительного ведения хозяйства. Выразителем этого кодекса на Западе считается протестантизм. В России этика труда опирается на патриархальные и православные традиции.

Серия беспрецедентных нравственно-политических кодексов, созданных под эгидой межгосударственных организаций в XVIII- XX вв., содержит социальные программные установки и нравственные требования демократического и либерального свойства. Эти нормативные документы ориентированы исключительно на светские ценности (например, различные Хартии, Билли и Декларации о правах, среди которых можно выделить «Декларацию независимости», «Декларацию прав человека и гражданина», «Всеобщую Декларацию прав человека»). Они защищают достоинство человека и одновременно настаивают на социальных гарантиях условий для жизни, развития и самореализации личности.

По-прежнему актуальны профессиональные нравственные кодексы, прообраз которых можно усмотреть в жреческом кодексе и этике врача. Эти кодексы отражают особенности и общественную ценность некоторых профессий (врача, юриста, педагога, журналиста, ученого, банкира, торговца, политика). Они ставят своей целью повысить социальную ответственность этих профессиональных групп.

Некоторые замкнутые социальные группы, занимающие высокое положение в обществе, представляющие себя социальной элитой, вырабатывают свои элитарные кодексы, которые, как правило, являются апологией группового эгоизма и чванства. Свои М.к. создают также девиантные группы, например представители организованной преступности, «воры в законе».

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 339-341.

Яндекс.Метрика