Масонство (Кузнецов, 2007)

МАСОНСТВО, франкмасонство (francmason — букв.: вольный каменщик) — религиозно-нравственное движение, возникшее в начале XVIII в. в Англии и быстро распространившееся в Европе и России. М. связано прежде всего с удовлетворением религиозной потребности на внецерковной основе. Оно выдвигало идеалы космополитического духовного братства, толерантности внутри христианства, внутреннего нравственного самосовершенствования личности на основе мистических обрядовых практик. Масоны стремились углубить, как им казалось, утраченную в ходе исторического развития и обмирщения сущность христианской веры путем внецерковного «истинного просвещения» и создания духовного храма внутри каждой личности, совокупность которых составит общество без зла и насилия. Вырабатываемое масонскими практиками самопознание и самосознание были направлены на преодоление честолюбия и гордыни и на освоение тайного знания, которое не относилось к церковной традиции и черпалось ими из древней и средневековой магии, мистики, алхимии, теософии, из ветхозаветной истории, из жизни пророков до Христа.

В России получили распространение практически все масонские системы, которые были в ходу в Западной Европе. Это — английская, шведско-берлинская, шведская, французская системы и, конечно, розенкрейцерство. Помимо этого возникали и свои «национальные» системы, получившие названия по именам их создателей. Это, например, системы Салтыкова, Фесслера, иногда говорят о специальной масонской степени «духовного рыцаря» И.В. Лопухина или особой системе И.П. Елагина.

М. охватило преимущественно дворянские и чиновничьи круги и выражало формирующуюся самостоятельную гражданскую инициативу. В зависимости от времени, от тех событий, которые происходили в русском обществе, от внутренней расстановки масонских сил, на первый план выдвигалась то одна, то другая масонская система, а вместе с тем происходили и изменения в системе ценностных ориентации русских вольных каменщиков и степени их влияния.

Среди русских каменщиков ходило предание о том, что первые ложи были открыты Петром Великим. Существовало несколько версий. Согласно одной, Петр I после заграничного путешествия в 1717 г. учредил в Кронштадте ложу по актам, полученным от иноземных братьев. Другая версия говорила о посвящении Петра I в М. еще ранее, в конце XVIII в.; вернувшись из-за границы, он сразу же завел ложу и в России. В этой ложе Лефорт якобы стал управляющим мастером, а Петр I занимал должность второго надзирателя. Третья версия указывала на тайные собрания какого-то «Общества Нептунова» в Сухаревой башне в Москве. Здесь, по-прежнему, Лефорт значился управляющим, но Петр был уже первым надзирателем, а Феофан Прокопович — оратором. В работе этой ложи, по преданию, участвовали многие сотрудники императора.

Первое достоверное, документально подтвержденное известие о распространении этого движения в Российской Империи относится к 1731 г., когда, согласно английскому источнику, гроссмейстер Великой лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером для всей России. Очевидно, что под властью первых масонов находилась прежде всего «иностранная» диаспора Москвы и Санкт-Петербурга. Затем эту должность (с 1740 г.) занимал генерал русской службы Яков Кейт. В связи с усилением немецкого влияния при Анне Иоанновне происходило распространение немецкого М. среди русских братьев. Уже в конце царствования императрицы Елизаветы масонские ложи укоренились в стране, и можно говорить о М. как о новой складывающейся форме общественного сознания.

Первоначально главной формой М. в России была английская система с тремя простейшими степенями посвящения: ученика, товарища и мастера. Покровителем этих степеней считался Иоанн Креститель, а 24 июня — Иоаннов день стал общим орденским праздником. В честь Св. Иоанна Крестителя первые три степени получили название иоанновских. Отличительным цветом этой системы был цвет лазури — цвет неба как символа возвышенности стремлений и жажды духовного самосовершенствования. По этой причине иоанновское М. называли также голубым М. Управление в иоанновских ложах было выборное и все дела решались большинством голосов. Каждой из таких лож от ложи-матери выдавалась конституция — учредительная грамота, благодаря которой она считалась справедливой и совершенной, и цепь масонского братства не прерывалась. В ином случае, даже если вновь открывающаяся ложа и работала по подлинно масонским актам и обрядникам, она являлась незаконной в глазах масонского братства. В символизме трех нравственных степеней состояло своеобразие иоанновского масонского вероучения.

Главная роль в распространении английской системы М. в России принадлежала Ивану Перфильевичу Елагину (1725—1793), вступившему в масонское братство еще в 1750 г. Со временем он занял ведущее место среди петербургских братьев и был утвержден провинциальным великим мастером «всех и для всех русских» в феврале 1772 г. Великой лондонской ложей. Им было учреждено в России до 20 лож, работавших по английской системе.

Параллельно с утверждением «елагинского союза» в начале 70-х гг. XVIII в. происходит распространение в России немецкой системы М., которая получила название шведско-берлинской, или циннендорфской.

Немецкие братья, как и русские, всегда находились в процессе духовных поисков. Они также считали, что подлинная форма М., или «истинное знание», должны прийти из заграничных пределов. В результате возникла примерно такая же ситуация, как в случае распространения английской системы в России.

Иоганн-Вильгельм Элленбергер, известный в истории М. под именем фон Циннендорфа, установил связи со шведскими масонами и получил от них соответствующие бумаги для открытия лож по шведскому образцу. К концу 1770 г. усилиями фон Циннендорфа в Германии было создано около 12 лож шведского толка, которые объединились в «Великую Земскую ложу всех каменщиков Германии», поставившую себе целью объединение всех остальных немецких масонских организаций. На какое-то время это действительно удалось осуществить. Однако патент и инструкция на открытие новой масонской организации поступили без ведома Великой ложи Швеции, а глава шведских масонов герцог Карл Зюдерманландский, занявший эту должность в 1774 г., отказался признать справедливость и законность возникшего масонского братства. Для фон Циннендорфа это «позднее» известие стало серьезным ударом, оправиться от которого он не смог до конца жизни. Но механизм организационных действий был уже запущен и остановить его было невозможно.

Уже распространившаяся в Германии шведская система М. превосходила немецкие системы по количеству высших степеней и внушала новым братьям надежду на получение подлинной масонской мудрости. Считалось, что Иисус Христос оставил не только то учение, которое передано Его учениками в Евангелиях, но и некое тайное знание. Оно передавалось в устной традиции и дошло до клириков тамплиерского ордена, а от них — к масонам шведской системы и только представители христианских конфессий достойны этого истинного знания. Идея «некоторого важного таинства», от которого «судьба человеческого рода зависит», будет звучать не только у представителей шведской системы, но и у розенкрейцеров и масонов английской системы.

В России циннендорфская система первоначально утвердилась в трех первых степенях иоанновского М. Бывший гофмейстер при дворе герцога Брауншвейгского фон Рейхель учредил в марте 1771 г. в Петербурге первую ложу шведско-берлинского толка под названием «Аполлон», состоявшую из 14 братьев, из которых только один был русским. Дела новой ложи шли плохо, и Рейхель был вынужден ее закрыть, а взамен открыл в мае 1773 г. ложу «Гарпократ» под управлением князя Н. Трубецкого. Большинство в ней уже составляли русские братья. Однако новая ложа не получила поддержки со стороны Берлинской национальной ложи в силу заключенного соглашения с Великой лондонской ложей, в соответствии с которым шведско-берлинская система могла действовать только в Германии и Пруссии под угрозой распространения английской системы на немецкой земле. Берлинская национальная ложа рекомендовала «русским цинневдорф- цам» обратиться к провинциальному великому мастеру И.П. Елагину или прямо к Великой ложе в Лондоне. В результате сложилась парадоксальная ситуация: русские братья шведско-берлинской системы находились в зависимости от английской великой ложи.

Более того, великий мастер английской системы вводил во вверенных ему ложах акты шведско-берлинской системы. В истории М. в России строгая зависимость отечественных каменщиков от зарубежных масонских центров — скорее желаемое, чем действительное.

Спустя время произошло пересечение интересов лож Елагина и Рейхеля, которое закончилось недолговечным объединением в сентябре 1776 г. И.П. Елагин дал обещание отказаться от английской системы в надежде на получение «подлинных», официально полученных актов и утвердить в своих ложах шведско-берлинский обряд. Рейхель в свою очередь рассчитывал, используя авторитет Елагина в масонских кругах России и Запада, увеличить ряды братьев шведско-берлинской системы.

Среди мастеров объединившихся лож можно выделить Н.И. Новикова — с 1777 г. мастера стула ложи «Латона» (впоследствии перенес эту ложу в Москву), князя Г.П. Гагарина — с того же года мастера ложи «Равенство», секретаря Екатерины II Храповицкого, который с сентября 1776 г. вел работы в ложе «Немезида». Ложу «Урания» посещал А.Н. Радищев. Но вновь образованный союз не оправдал надежд на объединение русских лож на основе одной системы и дальнейшая история развития елагинских лож содержит лишь отрывочные, фрагментарные данные.

Наибольшим влиянием в России с конца 70-х гг. XVIII в. пользовалась шведская система М., просуществовавшая до запрещения в 1822 г. деятельности масонских лож. Ее официальному распространению положил начало князь Александр Борисович Куракин (1752 — 1818). Главные деятели М. в Петербурге были недовольны беспорядочным характером масонских исканий и теми системами, которые распространялись среди братьев до 1775 г. Они решили направить князя А.Б. Куракина для переговоров с верховной орденской властью Швеции и с просьбой открыть доступ к «подлинным таинствам». Используя заинтересованность шведских братьев в расширении своего влияния в России, он был лично посвящен в тайны шведского обряда герцогом Карлом Зюдерманландским (позднее король Карл XIII).

Россия оказалась открытой для влияния шведских масонов, т.к. основным условием сообщения высших таинств шведского обряда было полное подчинение русских лож Великому стокгольмскому капитулу, выступавшему верховным орденским правлением Швеции. Князь А.Б. Куракин принял условие и подписал акты о подчинении Швеции будущих русских лож и о введении в России шведской системы. После этого он получил ряд документов: конституцию на основание в Петербурге главноуправляющей ложи шведской системы — капитула Феникса, диплом князю Гавриилу Петровичу Гагарину (1745 — 1808) на звание управляющего префекта капитула и другие официальные бумаги и обрядовые предметы. Однако князю А.Б. Куракину были переданы не все акты, необходимые для открытия капитула.

В феврале 1778 г. в соответствии с инструкциями капитул Феникса стал тайным верховным правлением и тайным верховным судилищем для русских каменщиков шведского обряда. Окончательное утверждение решений сохранялось за шведским капитулом. Эта строгая зависимость (или «система строгого подчинения») от шведских масонов была явно не по душе русским каменщикам.

Шведская система быстро распространялась в России, и в 1779 г. состоялось торжественное открытие в Петербурге Великой национальной ложи как явного правления для всех русских лож шведского толка. Но для тех братьев, которые были посвящены в высшие степени, верховным органом оставался капитул Феникса. В результате «должностные лица» шведской системы получили двойные названия: одни — для избранных братьев, другие — для масонской толпы. Возникший в масонском движении союз стали именовать «гагаринскими ложами», т.к., в соответствии с указом Верховного шведского капитула, русские ложи шведской системы находились в подчинении князю Г.П. Гагарину.

Шведская система утверждала свое древнее происхождение от ордена рыцарей храма и содержала десять степеней посвящения. Иоанновские степени (первый отдел): а) ученик; б) товарищ; в) мастер. Андреевские, или шотландские, степени (второй отдел): г) ученик-подмастерье; д) мастер. Рыцарские степени (третий отдел): е) братья стуарты, или рыцари Востока и Иерусалима; ж) братья-избранники царя Соломона, или рыцари храма, или Запада, или Ключа; з) Ближние Св. Иоанна, или братья белой ленты; и) Ближние Св. Андрея, или братья фиолетовой ленты, называемые часто рыцарями пурпуровой ленты. Десятая степень — братья розового креста — подразделялась на три класса: 1-й состоял из членов капитула, которые не занимали в нем должностей; 2-й — из великих должностных лиц капитула; 3-й — великий правящий мастер.

Шведская система носила патриархально-иерархический характер, основывалась на принципах самовластия, несменяемости властей и строгом подчинении младших лож и братьев вышестоящим.

В соответствии с присланной в Россию инструкцией 1780 г., действовавшей до за-прещения всех вольнокаменщических работ в 1822 г., во главе вновь образованного союза стоял великий провинциальный мастер — для масонской толпы, а для избранных братьев указывалось, что звание великого про-винциального мастера неразрывно со званием великого префекта капитула Феникса и должностью председателя Директории.

Директория управляла капитулом, в нее входили заслуживающие наивысшего доверия члены Капитула. Для масонской толпы она носила название Совета великой национальной ложи. Каждый член Директории имел также двойное название. Она держала под строгим контролем все работы, которые производились в подвластных ложах, ведала вопросами прихода-расхода денежных средств, принятия новых членов, другими словами, требовала и устанавливала «строгое подчинение». В состав ее могли входить масоны, начиная с 7-й степени посвящения. Она подразделялась на две палаты: нижнюю — исполнительную для масонов 7-й и 8-й степеней посвящения, и верхнюю — законодательную для масонов 9-й степени. В свою очередь Директория непосредственно подчинялась великому провинциальному мастеру IX провинции, т.е. герцогу Карлу Зюдерманландскому, в конце каждого года должна была предоставлять ему общий отчет о проделанной работе и в любое время — о каких-либо знаменательных событиях. Однако после того, как великим секретарем Великой национальной ложи был избран Иван Васильевич Бебер (1746—1820), который сразу же начал наводить порядок в масонском архиве, выяснилось, что, несмотря на обещания со стороны шведского Верховного капитула, русским братьям были присланы акты лишь до 7-й степени посвящения включительно.

В шведской системе был представлен один из способов организации дворянского гражданского общества России. Самостоятельная гражданская инициатива постоянно будет прокладывать свои пути в этом направлении, в определенной степени копируя структуру управления государством. Система «строгого наблюдения», или «послушания», к которой относилась шведская, как нельзя лучше подходила для того «авторитарного» времени.

Несмотря на успешное распространение шведской системы среди высших кругов русского общества, капитулу Феникса не удалось объединить под своим руководством все масонские ложи России. Более того, в самом ордене начались раздоры. Среди отечественных каменщиков возникло определенное недовольство первоначально принятой строгой зависимостью от герцога Карла Зюдерманландского, и русские масоны стыдились «покорения российского братства братству шведскому».

Екатерина II настороженно и подозрительно относилась к масонской деятельности. Она не желала распространения власти Швеции на родовое дворянство России, а также и усиления влияния масонов на цесаревича Павла. Императрице стало известно, что шведские масоны прислали русским братьям достаточно крупную сумму денег, что вызвало ее негодование. В 1780 г. в печати появилась сатира на масонов под названием «Тайна противонелепого общества». Правительственные структуры постоянно стремились контролировать масонское движение за долго до того, как начались преследования Н.И. Новикова.

В Москве в конце 1780 г. была организована «тайная сиентифическая» масонская ложа «Гармония», в состав которой вошли князь Н.Н. Трубецкой, Н.И. Новиков, М.М. Херасков, И.П. Тургенев, A.M. Кутузов, И.Г. Шварц, князь А.А. Черкасский, князь П.Н. Энгалычев. «Тайный» характер ложи состоял в том, что о ее образовании не было известно не только непосвященным, т.е. профанам, но и многим масонам. Термин «сиентифический» указывал на поиски истинной «формы М.». Ложа «Гармония» объединяла в своих рядах представителей различных масонских систем, стремившихся приобрести самостоятельность в решении вольнокаменщических вопросов. 

В частности, князь Н.Н. Трубецкой — мастер ложи Озириса, отказавшийся от союза «Елагина-Рейхеля», в 1778 г. присоединился к «гагаринским ложам» и работал по шведскому обряду; Н.И. Новиков — мастер стула ложи Латоны принадлежал к шведско-берлинской системе. По этой причине ее называют в исследовательской литературе также «эклектической». Формальная возможность образования такого «смешанного» союза братьев заключалась уже в обозначенной близости масонских актов.

Ритуально-обрядовая сторона М. не являлась обязательной для членов ложи «Гармония». Традиционно установившихся собраний для членов ложи здесь также не было. Практически все члены Гармонии принимали участие в деятельности Дружеского общества. Князь Г.П. Гагарин — глава шведской системы в России — посетил ложу «Гармония», стал ее почетным членом и, ко всеобщему удовлетворению, одобрил устремления братьев. Организация этой ложи явилась своеобразным прологом последующих просветительских преобразований московскими масонами. Она в определенной степени примирила представителей различных «масонских конфессий». Значение деятельности ложи «Гармония» состояло еще в том, что было положено начало теоретической разработке мировоззрения отечественных масонов. Русское М. становится национальным явлением, прокладывает себе путь в обще-ственной жизни России XVIII в.

Одна из проблем, стоявшая перед «эклектическим» союзом братьев, — это формальная зависимость от Верховного стокгольмского капитула. Масоны не терпели самозванства в своей среде, и требовалось официальным путем преодолеть создавшуюся ситуацию подчинения всех каменщиков России Швеции. Другая сторона обозначенной проблемы состояла в том, что вера в возможность получения «истинного Света» не была потеряна. В результате в 1781 г. Иван Григорьевич Шварц (или Иван Егорьевич, настоящее имя — Иоганн Георг Шварц), профессор Московского университета, ставший уже известным в масонских кругах, отправился по коллективному решению ложи «Гармония» на поиски «истинной формы» М. за границу.

Весной 1782 г. Шварц вернулся в Москву, а летом того же года состоялся Вильгельмсбадский конвент, на котором Россия была признана восьмой совершенно свободной и самостоятельной провинцией масонского мира. Общемасонский конвент принял постановление, по которому отмежевывался от ордена Тамплиеров. Место девятой провинции осталось вакантным: конвент надеялся, что шведские масоны раскаются и присоединятся к единому масонскому братству.

В конце 1782 г. московскими братьями было получено постановление конгресса и сразу же началась работа по организации провинциального капитула и Директории. В капитуле приором был назначен П.А. Татищев, канцлером — И.Г. Шварц, казначеем — Н.И. Новиков. В Директории президентом стал Н.И. Новиков. Должность великого провинциального мастера в капитуле осталась свободной. Как полагают, эту должность берегли для наследника престола Павла Петровича. Четыре ложи — «Трех знамен» П.А. Татищева, «Озирис» князя Н.Н. Трубецкого, «Латона» Н.И. Новикова и организованная князем Г.П. Гагариным в 1783 г. ложа «Сфинкс» — получили право на самостоятельное образование новых лож. Поставленная цель — приобретение независимости — была достигнута, и московские братья постепенно отходят от герцога Брауншвейгского, сохраняя связи с берлинскими розенкрейцерами.

В феврале 1784 г. умер И.Г. Шварц. В соответствии с инструкцией, полученной из Берлина, было решено учредить Директорию из трех мастеров: П.А. Татищева, Н.И. Новикова и князя Н.Н. Трубецкого. Главными надзирателями Директории были избраны барон Шредер — для немецких братьев, И.П. Лопухин — для русских. Барон Шредер, в соответствии с предписанием Вельнера, занял место Шварца в ордене розенкрейцеров. Но новый представитель «Теоретической степени Соломоновых наук» не пользовался авторитетом и уважением как рядовых масонов, так и посвященных в более высокие степени, что впоследствии привело к обострению отношений московских масонов с бароном, и он был вынужден покинуть Россию.

С началом 1785 г. внимание правительственных кругов к деятельности московских братьев становится более пристальным. Граф Я.А. Брюс, назначенный после смерти графа З.Н. Чернышева главнокомандующим Москвы, вынудил И.В. Лопухина выйти в отставку. Затем последовала серия указов Екатерины II об осмотре в Москве частных школ и училищ, многие из которых находились под попечительством масонов, об испытании архиепископом Платоном Н.И. Новикова в Законе Божьем и рассмотрении напечатанных им книг. В результате Новиков был арестован и заключен в Шлиссельбургскую крепость. Русские масоны были вынуждены приостановить свою деятельность, орденские начальники объявили «силаниум» (молчание).

С восшествием на престол Павла I масоны, находившиеся в опале, были прощены. Однако в 1799 г. последовало запрещение деятельности масонских лож. Позднее, в первые годы правления Александра I, новый царь подтвердил данный указ. Но вольное каменщичество вопреки всему набирает силу, и либеральная политика того времени «сквозь пальцы» смотрит на вновь образованные ложи, а в дальнейшем стремится поставить масонские работы под свой контроль.

Ученик Новиковского кружка А.Ф. Лабзин открыл в январе 1800 г. ложу «Умирающий сфинкс» в Петербурге. В течение пяти первых лет существования она работала в глубокой тайне. Затем, в 1803 г. в Москве стараниями розенкрейцеров учреждается тайная ложа «Нептун» под председательством сенатора П.И. Голенищева-Кутузова. Она была названа так в память об одноименной ложе XVIII в. в Кронштадте, которая работала по шведской системе. Новая ложа имела уже другую направленность, хотя и сохранила прежнюю печать и название. Для ее «прикрытия» члены ложи «Нептун» организовали легальную ложу под названием «Гарпократ».

Капитул Феникса, известный масонской толпе в XVIII в. под наименованием Великой национальной ложи, в 1810 г. стал называться Великой директориальной ложей Владимира к порядку. Под ее властью находились три ложи, которые вели начало от учрежденной в 1773 г. ложи «Пеликан», не прекращавшей своих работ, несмотря на различные запрещающие правительственные постановления. В 1805 г. она была переименована в ложу «Александра Благотворительности к Коронованному Пеликану», и во главе ее встал И.В. Бебер. Затем в 1809 г. от нее была образована ложа «Елизаветы к Добродетели» под председательством масона екатерининского времени А.С. Сергеева. Третья ложа «Петра к Истине» открыта в 1810 г., председательствующий мастер - Е.Е. Эллизен.

К 1810 г. деятельность отечественных масонских лож получила широкий общественный резонанс, и правительство через министра полиции А.Д. Балашова, который был членом ложи «Соединенные друзья» и посвящен в высшие степени, обратилось к масонским лидерам с распоряжением предоставить акты, законоположения и обрядники для ознакомления с деятельностью масонов. Просмотрев масонские акты, правительство не стало препятствовать распространению лож шведской системы. Правительственный комитет, в работе которого принимал участие М.М. Сперанский (к этому времени он уже был принят в масонское братство), обязал передавать в полицию ежемесячные отчеты о происходящих в ложах событиях.

К этому времени относится восстановление деятельности капитула Феникса с Директорией под названием Верховного Орденского Совета. И.В. Бебер был избран главой ордена и получил звание «Викария Соломона, Мудрого из Мудрых», что соответствовало высшей степени в шведской системе. В Швеции это звание носил первоначально лишь Карл Зюдерманландский, а в дальнейшем монархи Швеции принимали высшую степень по наследству.

В январе 1806 г. под редакцией ученика Новикова А.Ф. Лабзина выходит первый номер журнала «Сионский вестник», который на сентябрьском номере был закрыт и возобновил свое существование лишь в 1817 г. Значение «Сионского вестника» в общественной жизни России состояло в том, что была сделана первая попытка в создании религиозного периодического издания светским лицом. По существу, это был первый религиозно-философский журнал в прямом смысле этого слова. А.Ф. Лабзин занимался не только масонской журналистикой. В круг его интересов входила публикация литературы, которая пользовалась несомненным интересом у розенкрейцеров не только «нового» поколения, но прежде всего «старого» М. екатерининской поры. В январе 1807 г. начал издавать ежемесячный журнал «Друг юношества» другой ученик «новиковской школы» М.И. Невзоров. Его издание выходило до 1815 г. 

Религиозно-нравственное просвещение составляло одну из целей розенкрейцеров. В 1809 г. в Москве и Петербурге уже активно велись работы не только в первых степенях иоанновского масонства, но и в «Теоретической степени Соломоновых наук».

В 1812 г. А.А. Жеребцов открыл в Петербурге ложу «Соединенные друзья», работавшую по французской системе и состоявшую на первых порах из петербургской знати. Членами этой ложи были: великий князь Константин Павлович, граф Станислав Костка-Потоцкий (впоследствии министр исповеданий и народного просвещения в Царстве Польском), Александр Христофо- рович Бенкендорф (шеф жандармов при Николае I), Александр Дмитриевич Балашов (министр полиции с 1810 г.), реформатор М. Игнатий Аврелий Фесслер и др.

Комитет, назначенный правительством для просмотра актов и обрядников, указал на дух вольномыслия французской системы, который при соответствующих условиях может отчетливо проявиться, и задержал разрешение на масонские работы.

Три направления М. — розенкрейцерство, шведская и французская системы — выступили основными действующими лицами в масонской истории до 1812 г. Однако французская система не оказала того устойчивого влияния на характер философского мировоззрения масонов, какое было у розенкрейцеров и у братьев шведской системы. Лидерство принадлежало именно им.

Во время и после войны 1812 г. в русском обществе обострились национально-патри-отические чувства, что не преминуло сказаться на характере масонской деятельности и прежде всего на том, что в организационном строении играла ведущую и определяющую роль, как тогда говорили, «русская партия». Естественно, что подобное отношение вызывало недовольство нерусских масонов. Знакомство в ходе войны с Западной Европой усилило внимание дворянских кругов к вопросам демократических реформ. Идеи либерализма и демократизма начали проникать и в масонские ложи, расшатывая патриархальные устои шведской системы и розенкрейцерства. Не последнюю роль в демократизации отечественного М. играли и новые веяния в западном М., которое все в большей мере отказывалось от высших степеней. Идеи свободы и самоуправления в организации масонской деятельности, а в конечном итоге и в организации гражданского общества, в этот период начинают звучать наиболее отчетливо. Они во многом перекликались с либеральными идеями начала царствования Александра I и радикализмом части русского общества после войны 1812 г. Пропаганда этих идей получает поддержку в масонском братстве. Некоторые масоны подчеркивают политический характер М., способного решать коренные вопросы о власти. Разумеется, правительство было осведомлено даже о тех братьях, которые пытались вести свою работу «тайным» образом.

Изменение внутренней политики Александра I коснулось и его отношения к масонам. Первоначально, в 1821 г. были закрыты ложи в Польше. В декабре того же года остановлены работы ложи А.Ф. Лабзина. Тогда же был наложен запрет на распространение масонских песен и других сочинений этой направленности. 1 августа 1822 г. последовал высочайший рескрипт на имя графа В.П. Кочубея о закрытии всех лож России. 21 апреля 1826 г. один из первых рескриптов на имя министра внутренних дел Николай I подтвердил запрещение деятельности масонских лож. Однако масонские братья собирались тайно.

Масонское мировоззрение оказалось устойчивой формой сознания в русском обществе, и после запрещения масонских лож их идеи не угасли, найдя свое продолжение и в последующих десятилетиях XIX—XX вв., но наиболее представительная информация о характере развития философских и общественно-политических взглядов русских масонов относится к описанному периоду.

Литература:

Масонство в его прошлом и настоящем. В 2-х т. М., 1914-1922;

Соколовская Т.О. Капитул Феникса. Высшее тайное масонское направление в России. Пг., 1916;

Вернадский Г. В. Русское масонство в царствование императрицы Екатерины II. Пг., 1917.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 302-308.

Понятие:

Яндекс.Метрика