Дворянство (Богуславский, 2004)

ДВОРЯНСТВО — первоначально служилые люди князей и бояр, заменившие дружинников. С развитием феодал. Отношений превратились в мелких землевладельцев, получая за военную или административную службу в виде вознаграждения небольшие участки земли. В XV— XVI вв. в борьбе за установление самодержавия великокняж. власть нашла поддержку у мелких и средних землевладельцев, видевших в ней силу, которая способна обеспечить как внеэкономическое принуждение крестьянства, так и оборону страны от внеш. врагов. Они помогли вел. кн. Василию II Васильевичу Тёмному в междоусобной борьбе с галицкими князьями. Вел. кн. моск. Иван III Васильевич увеличил количество средних и мелких землевладельцев, частично за счёт слуг ликвидированных удельных дворов и разорившихся потомков бояр-вотчинников. Д. становятся социальной опорой и осн. военной силой крепнущего единого государства. В противовес боярству, владевшему землей на основе вотчинного права, «Судебник» 1497 узаконил существование новой категории господствующего класса. За полученную землю (поместье) Д. обязаны были верно служить вел. князю и стали называться поместниками (помещиками). Изменилось само содержание понятия «Д.»: из княж. слуг они превратились в «государевых служилых людей». В царствование Ивана Грозного Д. решительно выступили за укрепление гос. власти, ликвидацию привилегий бояр-вотчинников. Наряду с выделением из состава Д. «избранной тысячи» (1550), образовавшей их высший слой и ближайшую опору самодержавия, из числа незнатных и мелких дворян вырастал бюрократич. аппарат власти. Уложение о службе (1555) определило общий порядок несения военной службы как для помещиков, так и для вотчинников. Особенно укрепилось положение Д. в результате учреждённой Иваном Грозным опричнины, нанёсшей сокрушительный удар экономич. и политич. влиянию боярства и пережиткам удел. раздробленности. В 1-й пол. XVI в. лишь офиц. яз. продолжает ещё отражать старину: в офиц. актах дети боярские стоят всегда выше дворян, хотя на деле они юридически уравнялись, а фактически положение детей боярских, согласно Судебнику 1550, нередко вынуждало их даже поступать в холопы. Со 2-й пол. XVI в. старина начинает исчезать и в языке: дети боярские также назывались дворянами, а когда оба термина встречались рядом, то дворяне чаще всего ставились выше детей боярских. В XVII в. это уже обычный порядок вещей. Но теперь лишь немногим дворянам мог выпасть счастливый случай служить при государевом дворе или хотя бы вблизи него: большинство дворян несло службу по городам, и она являлась в основном военной, став обязательной. В 1556 Иван Грозный «с вотчин и поместий уложенную службу учинил »: со 100 четвертей земли выставлялся 1 вооружённый чел. на коне. Договариваться о службе теперь стало невозможно: она определялась указом. Но при обязательной службе бояре и дети боярские должны были иметь средства отбывать её, и поместная система давала их. На всех служилых людей составлялись списки: раньше, т. е. с сер. XV в., лишь для наиболее важных придворных чинов (боярские книги), а с сер. XVI в.— и для всех прочих (списки дворян и детей боярских по городам). Цель этих списков — учёт наличия воинских сил. Поэтому в дворянских списках отмечались все данные о каждом служилом человеке, «каков он будет на государеве службе конен и оружен и люден», и, кроме того, указывались поместные оклады и размеры денежного жалованья. Для составления таких списков проводились периодические смотры или «разборы» дворян по городам. По каждому городу из среды дворян выбирались окладчики, которые и составляли на каждого служилого человека сведения относительно состояния его имущества, прежней службы и службы будущей. На основании этих данных и происходил «разбор » дворян. Лучшие из них по служебной годности и родословности записывались выборными дворянами, а прочие — в службу «с городом». Различие между ними сводилось к тому, что первые отбывали командную службу в качестве голов, сотенных и полковых, а вторые несли рядовую службу. Во время этих же «разборов » происходило верстаниe в службу молодых дворян, которые обязаны были отбывать службу с 16 лет. Эти «поспевшие в службу новики или недоросли» записывались в одну из статей, которых было от 3 до 5 по каждому городу и которые различались по размерам поместных и денежных окладов (от 360 до 100 четв. в 1 поле). Дети состоятельных дворян верстались «в припуск», т. е. должны были отбывать службу с отцовского поместья, а дети неимущих дворян верстались «в отвод», т. е. им назначался самостоят. поместный оклад. В конце XVI в. появились предписания, чтобы «холопей боярских и неслужилых никаких чинов отцов детей и братью и племянников и пашенных мужиков отнюдь никого детьми боярскими у верстанья не называли и поместными и денежными оклады их не верстали». Этим было положено начало дворянской сословности. Если в среде городовых дворян появились качественные различия, то ещё болье они стали разниться с дворянами, записанными по моск. списку. моск. дворяне стояли значительно выше дворян городовых, и для каждого из последних всегда оставалась трудно достижимой цель — попасть в список дворян московских. Преимущества последних сводились к тому, что их служба проходила на глазах государя, и из их среды комплектовались все высшие придворные и дум. чины. Дети самых крупных московских вельмож начинали службу дворянами московскими, а затем, смотря по родовитости, получали назначения в те или иные придворные чины, начиная со стряпчего и кончая высшими дум. чинами. Иногда из дворян московских следовало пожалование непосредственно в бояре. Кроме дворян московских, при царском дворе состоял обширный штат др. придворных чинов. С XVII в. многие из них обратились в простое придворное звание, в которое возводились дворяне московские в виде отличия. Т. о. звание дворянина московского являлось основным для высших придворных чинов. Для некоторых из них с включением в придворный штат не утрачивалось звание дворянина московского. По обществ. положению многочисл. контингент дворян представлял собой в XVI и XVII вв. весьма пёструю картину. В его составе оказались потомки титулованных княж. фамилий, старых бояр и детей боярских и, наконец, простых дворян, предки которых нередко всю свою жизнь провели в холопах. Между такими различными элементами не могло существовать ничего общего. Д. в Московском государстве и не было ничем объединено. Напротив, родословные дворяне, сохранившие за собой место в высшем правящем слое, с таким же нескрываемым презрением смотрели на дворян неродовитых и захудалых, как и на проч. низшие слои населения, и в институте местничества выработали даже особый порядок защиты своего обществ. и служебного положения от сопоставления и сближения с худородными и захудалыми дворянами. С кон. XVII и в течение XVIII в. в положении разнородного дворянства, как служилого сословия, произошли существ. перемены. Старые многочисленные придворные и военно-служилые чины, не имевшие даже общего названия, начали называться с Петра I шляхетством, а позднее — Д.

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.

Понятие:

Яндекс.Метрика