Прогресс (Конт-Спонвиль)

ПРОГРЕСС (PROGRES). В своей первой книге («Миф об Икаре») я настаивал на относительности идеи прогресса. Марсель Конш, любезно согласившийся ознакомиться с книгой в рукописи, оставил на ее полях такую заметку: «Но все же социальное обеспечение — бесспорный прогресс!» Он совершенно прав. Относительный прогресс остается прогрессом, а никакого другого не бывает. Что такое прогресс? Изменение к лучшему. Это нормативное, следовательно, субъективное понятие. Только в науке прогресс при всей своей относительности действительно неоспорим: потому что сегодняшняя наука в состоянии учесть достижения науки прошлых веков, но не наоборот. Вот почему история науки есть, как выразился Башляр, «история оценок», и оценкой служит сам прогресс науки — «доказуемый и доказанный». Это «периодически повторяющаяся история, освещаемая целями настоящего, отталкивающаяся от сегодняшней уверенности и открывающая в прошлом постепенное формирование истины» («Рационалистическая деятельность современной физики», гл. I). В политике дело обстоит несколько иначе: судить о прошлом с точки зрения настоящего так же неправильно (что не значит, будто этого никогда не происходит), как судить о настоящем во имя прошлого. Следовательно, это относительность, не подлежащая обжалованию, как утверждает Леви-Строс, и это одинаково справедливо во времени и в пространстве, а заключается она не в том, что мы не можем составить подобное суждение (мы можем, потому что постоянно этим занимаемся, мало того, мы и должны это делать), а в том, что наше суждение никогда не будет носить объективного или абсолютного характера. Реакционер, например, это не тот, кто, как наивно полагают сторонники прогресса, всегда выступает против него, а тот, кто считает, что наилучшим, если не единственно возможным путем был бы возврат к предшествующему состоянию. Но как доказать ему, что он не прав? Известны случаи, в частности в медицине, когда наиболее предпочтительной является инволюция. Выздоровление чаще всего означает возврат или хотя бы приближение к предыдущему состоянию. Опять- таки, кому не хотелось бы помолодеть? Но это не значит, что мы мечтаем впасть в детство или вернуться во времена старого режима. Прогресс (социальный, политический, экономический и т. д.) не является ни линейным, ни абсолютным. Собственно, он и является прогрессом лишь относительно определенных желаний, которые мы испытываем (достатка, справедливости, свободы и т. д.). Это не дает ему права претендовать на абсолют, но ни в коей мере не отменяет его, напротив, это делает его реальным — для тех, т. е. почти для всех, кто разделяет эти желания и убеждается, что, несмотря на многие творящиеся ужасы, мы все же движемся вперед. Прогресс — не провидение, а история и точка зрения на эту историю. И в этой истории мы обнаруживаем социальное обеспечение, век Просвещения, права человека и даже тот юношеский энтузиазм, правда исцелившийся от утопичности, с которым мы восклицали: «Это только начало! Борьба продолжается!»

Конт-Спонвиль Андре. Философский словарь / Пер. с фр. Е.В. Головиной. – М., 2012, с.457-458.

Понятие:

Яндекс.Метрика