Исихазм (Кузнецов, 2007)

ИСИХАЗМ (от греч. ήσυχία — тишина, молчание) — мистическое направление в православии. Окончательно сформировавшись к XIII в., учение исихастов принадлежит аскетическому учению Восточной церкви и восходит, без сомнения, к глубокой древности, хотя в письменном виде как наука внутренней молитвы была изложена только в начале XI в. в трактате, приписываемом Симеону Новому Богослову, а также в специальных сочинениях Никифора Исихаста и особенно св. Григория Синаита, восстановившего практику внутренней молитвы на Афоне в начале XIV в. Уже у Климента Александрийского (конец II — начало III в.) мы находим учение о молитве как о «внутренней, духовной и непрестанной беседе с Богом» — предтече «умной молитвы» последую-щих мистиков. Значение этой молитвы, по Клименту, есть жертвоприношение и прямой путь к единению с Богом. Мы находим упоминание о том же аскетическом учении, но в менее четкой форме у св. Иоанна Лествичника (VII в.), у св. Исихия Синайского (VIII в.) и др. Высшей целью богопознания для святых отцов является обожение, духовное слияние человека с Богом, которое достижимо путем как гносеологическим, так и этическим, в области делания и в области созерцания. Такое «онтолого-гносеологическое» познание Божества встречается еще у Псевдо-Дионисия Ареопагита: обожение есть для него «вечное возвращение» в первоначальное единство Божества. Процесс мистического восхождения к Богу, по Дионисию, во многом близок плотиновскому и слагается из трех главных ступеней: это катарсис — освобождение человеческого духа от всего чувственно-материального содержания, фотисмос — озарение души божественным светом, «пронзение» ее Божией благодатью, и, наконец, телейосис — высшее состояние мистического гнозиса, когда ум человека, достигший вершин созерцания, проникает в тайны божественной жизни и приобщается к Божеству. В тот момент, когда человеческая мысль достигает вершины абстракции, когда ум стремится от всех представлений и образов и погружается в молчание, в состояние полного безмыслия, дух человека осязает Божество. Наиболее полно учение И. было разработано св. Григорием Паламой. Одной из основных мистических интуиций восточных святых отцов была интуиция апофатического понимания Божества: непознаваемости Бога рационально, Его неизреченности, Божественного Мрака. Но в таком случае очевидно, что процесс обожения также иррационален, основан на совершенно иных вещах, нежели обычное познание. Неизреченного Бога можно познать только в молчании — вот основная идея всей исихастской традиции. Помимо благодати должна существовать еще и внутренняя готовность индивида к процессу богопознания, и именно молитва становится местом единения человека с Богом: человек восходит от «просительной молитвы» (т.е. молитвы, полной земных «забот и боязни» ) к «чистой», а от нее — к «умной молитве» (терминология св. Исаака Сирина), которая являет собой молитвенное совершенство, созерцание. Далее, словами Исаака Сирина, «все, что является молитвой, прекращается, и не молитвой молится ум»). Именно это «молчание ума», которое выше молитвы, и называется исихией. Для исихаста предстояние пред Лицом Божиим совершается непрестанно, так же как дыхание или сердцебиение, и достигается с помощью особых психосоматических упражнений. Таким образом, процесс богопознания для исихаста предполагает не только умственные или этические усилия, которые в христианской гносеологической традиции неотделимы друг от друга, но и особое положение тела, как вместилища духа, поскольку «познание есть личный и сознательный опыт вещей духовных» (Вл. Лосский). Как замечает о. И. Мейендорф, этот метод коренится в ветхозаветном понимании крови как вместилища души. Человек рассматривается как нераздельное психофизическое единство, в котором любое движение души неизбежно вызывает телесную реакцию. И. присущ только православной мистике и входит исключительно в православное предание; для Запада же характерно идущее еще от Варлаама Калабрийского — оппонента св. Григория Паламы — принципиальное неприятие самой сути проблемы: чисто внешние медитативные упражнения, помогающие при свершении Иисусовой молитвы, но отнюдь не исчерпывающие и не заменяющие ее смысл, воспринимаются как единственное содержание такой молитвы. В действительности ряд приемов, связанных с управлением дыханием, с положением тела во время молитвы, являются лишь внешними правилами, помогающими правильному сосредоточению ума на кратком тексте молитвы. Исихия есть абсолютное угасание всех — чувственных, рациональных и образных способов богопознания. Богоприсугствие в Иисусовой молитве не является категорией или образом, но, наоборот, это полное освобождение от вещного представления о Боге. Учение св. Григория Паламы об исихии оказало существенное влияние на конституирование православной догматики, на создание особого, православного менталитета (в противоположность западной рациональности), основанного на специфическом сращении душев-ных, духовных, психофизических компонент. Русские последователи св. Григория Паламы — преп. Сергий Радонежский, Нил Сорский, Артемий Троицкий, Максим Грек, Паисий Величковский, оптинские старцы — составили, по выражению В.В. Зеньковского, особый «духовныйстиль» (Зеньковский В.В. История русской философии. Ч. 1. Т. 1. Л., 1991. С. 51) русского Православия, направленный на переориентацию с внешней, обрядовой стороны религии на внутреннюю (или на символическое их сращение). Экзистенциальное обаяние И. объясняет его возрастающую актуальность начиная с конца XIX в., и особенно для целой плеяды богословов русского Зарубежья (о. Вл. Лосский, прот. Г.В. Флоровский, архим. Василий Кривошеин, о. Киприан Керн, о. Иоанн Мейендорф и др.) в 30—60-е гг. XX в., когда кризис европейской рациональности, с одной стороны, и необходимость определения собственно русской философии — с другой, стали восприниматься как данность. Обращение к И. стало неотъемлемой частью современного философского процесса; по мнению С. Хоружего, православный энергетизм и И. могут способствовать повороту русской философии XIX—XX вв. от западной рациональности к тому Началу, с которым она, по идее, должна быть связана генетически: к святоотеческой традиции.

Литература:

Св. Григорий Палама. Триады в защиту священнобезмолвствующих. М.: Канон, 1995;

Архим. Киприан (Керн). Антропология Св. Григория Паламы. М.: Паломник, 1996;

Минин П. Главные направления древнецерковной мистики // Мистическое богословие. Киев, 1991;

Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. Вильнюс: М., 1991;

Прот. Иоанн (Экономицев). Исихазм и восточноевропейское возрождение // Богословские труды, Сб. 29. М., 1989;

Хоружий С. С. Диптих безмолвия. Аскетическое учение о человеке в богословском и философском освещении. М., 1991;

Прот. Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 1. Ч. 1.Л., 1991.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 215-217.

Понятие:

Яндекс.Метрика