Рабовладельческая формация

РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ ФОРМАЦИЯ, общественный строй, основанный на рабстве и рабовладельчестве; первая в истории человечества антагонистическая общественно-экономическая формация. Рабство, т. е. труд одних людей на других, соединённый с личной принадлежностью трудящегося тому, кто присваивает продукт его труда,— явление, существовавшее в разных исторических условиях. В рабовладельческой формации рабский труд играет роль господствующего способа производства. Рабовладельческая формация имела значение мировой системы и существовала в Египте, Вавилонии, Ассирии, Персии, государствах Древней Индии, Древнего Китая, Древней Греции и Италии. Возникновение рабовладельческой формации — историческая закономерность. Но эта закономерность характерна только для общемирового исторического процесса, но отнюдь не для истории отдельных народов или стран. Наиболее ярко выраженные проявления рабовладельческой формации возникли и развивались независимо друг от друга у народов Китая, Греции и Италии.

Общей предпосылкой возникновения рабовладельческой формации было развитие орудий производства, разделение и кооперация труда, в результате чего стало возможным производство прибавочного продукта и возникновение частной собственности и эксплуатации. В развитии рабовладельческой формации выделяют 3 этапа: 1) складывание [Китай времён Чжоуского царства (11 — 8 века до н. э.), Греция «Гомеровской эпохи» (9—8 века до н. э.), Италия (8—6 века до н. э.)]; 2) утверждение и развитие [Китай времени рабовладельческих царств периода Чуньцю — Чжаньго (8—3 века до н. э.), Греция эпохи полисов в период их расцвета (5—4 века до н. э.), Италия времени Римской республики поздней поры (3—1 века до н. в.)]; 3) распад [ Ханьская империя на Востоке (2 век до н. э.), Римская империя на Западе (1 век до н. э.— 5 век н. э.)].

Для этапа становления рабовладельческой формации характерны четыре процесса. Первый: постепенное приобретение рабским трудом значения важнейшего средства интенсификации ремесленного производства и сельского хозяйства. Второй: рост производства за счёт расширяющегося применения труда рабов. Третий: возникновение в связи с появлением частнособственнического присвоения продукта имущественного неравенства внутри общины. Четвёртый: складывание в составе общины первых классов — рабов и рабовладельцев, антагонистических по своему положению в системе производства, и вместе с тем зарождение антагонистических отношений между крупными рабовладельцами-землевладельцами, с одной стороны, и мелкими производителями — с другой. Эти процессы развёртывались в обстановке противоречий: рабского труда и труда мелких свободных производителей; этих последних и крупных рабовладельцев-землевладельцев; этих последних и родовой знати общинно-родовой эпохи. В итоге борьбы, вызванной этими противоречиями, и распада институтов родоплеменного строя возникает государство как стабилизатор и регулятор отношений между антагонистическими классами в интересах господствующего класса и как орган управления. Признаком сложения такой обстановки, видимо, являются: в истории Китая — реформы, проведённые в царстве Ци (7 век) и в царствах Лу, Чу, Чжэн (6 век до н. э.); в истории Греции — реформы Солона и Клисфена (6 век до н. э.); в истории Рима — реформы Сервия Туллия (6 век до н. э.).

Второй этап является временем расцвета того, что в истории Греции получило название «полис», в истории Италии — civitas, в истории Китая — «го». Под этими наименованиями скрывается в общем одно и то же: государство, сведённое к одному центру — городу, господствующему над всей подвластной ему территорией, причём такой город-государство был не только политическим, но и экономическим целым. Именно в этом смысле город-государство и был базисом собственности — в том её масштабе, который она тогда приняла: её объектом, были, во-первых, рабы, во-вторых, земля. Преобладающей формой собственности на рабов была частная; форма собственности за землю была двойной — общинной и частной, причём последняя была опосредована первой: условием частной собственности на землю была принадлежность к гражданской общине. Рабский труд на этом этапе ещё не имел того значения в хозяйстве, которое он получил позднее. Именно к этому этапу античности относятся слова К. Маркса: экономической основой «...классического общества в наиболее цветущую пору его существования...», когда общинные формы собственности уже разложились, а «...рабство еще не успело овладеть производством в сколько-нибудь значительной степени», было «...мелкое крестьянское хозяйство... и независимое ремесленное производство...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, с. 346, прим.). Эта характеристика относится к Греции и Риму классической эпохи, но она приложима и ко второму этапу истории рабовладельческой формации в Китае, в котором эпоха «ле го» — отдельных государств (7—3 века до н. э.) с полным правом может быть названа «классической».

Кризис города-государства обусловил переход к третьему этапу — большим рабовладельческим державам. Развившиеся производительные силы требовали других масштабов самого производства и потребления. Ещё в конце классической эпохи возникла тенденция к образованию широких экономических и политических общностей — либо в форме союзов, например, Ахейский, 1-й и 2-й Афинские и Коринфский союзы в Греции 5—4 веков до н. э., либо в форме федераций италийских городов-государств под гегемонией Рима в 4 веке до н. э., либо в форме поглощения одних государств другими — 4 крупных города-государства в Китае середине 4 — середине 3 веков до н. э.: Хань, Ци, Цинь, Чу. Концом этого процесса политической и экономической интеграции следует считать образование в 3 веке до н. э. эллинистических монархий в Римской республике, единого большого государства в Китае — империи (династии Цинь и Хань). С 1 века до н. э. возникает Римская империя. В рамках этих держав рабовладельческая формация и достигла максимума своего развития. Сущность этого процесса — превращение рабского труда в основную силу во всём производстве, что подрывало положение массы свободных мелких производителей.

О наступлении конца третьего этапа истории рабовладельческой формации говорит ряд явлений. Рабский труд перестал обеспечивать необходимое развитие хозяйства. Для повышения продуктивности производства не только в ремесле, но и в сельском хозяйстве требовалась уже не живая машина, нужен был человек, самостоятельно организующий свою работу. В связи с этим в составе рабского населения появился культурный, интеллектуально развитый слой, ничуть не уступающий в этом отношении труженикам из свободного населения, особенно земледельческого. Значение и роль рабского труда в производстве вступили в полное противоречие с положением раба в социальной структуре. Уравнение рабов — в сфере их трудовой деятельности — со свободными трудящимися становилось насущной экономической необходимостью. О кризисе рабовладельческой формации свидетельствовало также огромное увеличение имущественного неравенства. Угроза пауперизации нависла над всей массой свободного трудящегося населения, как ремесленного, так и земледельческого. Поскольку же свободные мелкие производители составляли большинство населения, постольку их экономическое положение затрагивало само существование социально-экономической системы.

Таким образом, экономический кризис перерастал в кризис социальный и привёл в конечном счёте к распаду рабовладельческого строя. Рабовладельческая формация, создавшая в своё время условия для огромного развития человечества, исчерпала свои возможности и превратилась в основное препятствие на пути дальнейшего прогресса. В исторической литературе встречаются утверждения, что главной силой, ниспровергшей рабовладельческий строй, были рабы («революция рабов»). Такие утверждения не соответствуют исторической реальности. Разумеется, волнения рабов и даже восстания их (например, возглавленное Спартаком) — исторический факт. Но именно свободные земледельцы и ремесленники были главной силой, покончившей с рабовладельческим строем.

Исторический смысл рабовладельческой формации очень велик и сложен. Она продемонстрировала прежде всего процесс образования классового общества, резкого антагонизма классов, процесс образования различных общественных групп и государства. Рабовладельческая формация выработала и основном формы власти в государстве, охарактеризованные Полибием (монархия, аристократия, демократия и их извращённые формы — тирания, олигархия и анархия) и Сыма Цянем.

К общезначимым духовным достижениям, сложившимся в эпоху рабовладельческой формации, относятся те категории, которые у нас фигурируют в виде понятий национального и общечеловеческого. Этап рабовладельческой формации, связанный с городом-государством, создал представление о локальной — местной этнической — общности; во времена союзов и федераций эта локальная общность стала этнической уже в более широком масштабе. С образованием же империй возникает представление об общечеловеческой общности. Именно в этом и состоит то ощущение общности, которое многие философы и историки эпохи эллинизма обозначают словом космополитизм. Идея человечества как единого большого целого проявилась и в понятии «Вселенная», сформулировавшемся именно тогда. У греков это была «эйкумена» — обитаемая земля, у римлян — orbis terrarum — «круг земель», у китайцев — «тянься» — «поднебесная». Столь же существенной, как и идея человечества, является оформившаяся тогда идея гуманизма — представление о человеке как о наивысшей ценности, носителе всех основ общественной жизни, творце культуры. На этой основе был поставлен важнейший для исторической деятельности человека вопрос о его роли в общем процессе бытия.

Общественный строй, выработавшийся в условиях рабовладельческой формации, показал существование неравенства людей. Неравенство социальное породило идею о неравенстве нравственном (Конфуций, Цицерон). Однако самым резким выражением идеи неравенства было деление на людей в полном смысле слова, кем были свободные, и на людей-вещей, кем были рабы. Именно в связи с таким резчайшим противопоставлением одних людей другим и была сформулирована в двух возникших в это время крупнейших религиях — буддизме и христианстве — идея полной человеческой равноценности как рабов, так и свободных.

В эпоху рабовладельческой формации были заложены важнейшие основы научного познания природы и человеческой жизни. Противопоставление двух общественных классов, соединившись с наблюдениями простейших явлений в природе, привело к идее противоположностей (в Китае — учение об инь и ян, в Греции — учения Пифагора и Гераклита) и идее связи («восемь триграмм» Ицзина, Гераклит, буддийская концепция махаяны и др.). Возникли также идеи о существовании первоэлементов материальной природы (Эмпедокл, чарвака, веданта, «Шуцзин»), круговорота (Гераклит, чарвака, категория «преодоления» у китайцев), мельчайших частиц вещества (атом у Левкиппа и Демонрита, «ану» у индийцев). Была создана также логика как учение о познании. Она разрабатывалась у индийцев, китайцев, греков (Акшапада, Мо-цзы, Аристотель).

В эпоху рабовладельческой формации с исключительной отчётливостью и резкостью проявились противоположности, прежде всего общественные. Эти противоположности пребывали в состоянии непрерывной борьбы, результатом которой был переход на более высокую ступень общественного развития.

Н. И.  Конрад.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Литература:

Маркс К., Формы, предшествующие капиталистическому производству, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 46 (1);

Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20;

Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., О государстве, ПСС, т. 39;

Всемирная история, т. 1—2, M., 1955—1956 (См. Возникновение рабовладельческого строя,);

Законы истории и конкретные формы всемирно-исторического процесса, кн. 1 — Проблемы истории докапиталистических обществ. М., 1968;

Валлон А., История рабства в античном мире, пер. с франц., [т. 1 — 2], М., 1936—41.

Яндекс.Метрика