Богостроительство как марксизм по-русски

Дебаты вокруг богостроительства, вызвавшие к жизни столь сильные эмоции вождей и теоретиков революционного движения России в первые десятилетия XX века, с высоты нашего XXI столетия могут показаться лишь спорами о том, чей чёрт старше. Сам предмет обсуждения нашими современниками кажется по меньшей мере странным – после всего произошедшего в стране и в мире после 1917 года. Однако такая оценка ошибочна. Предмет дебатов вокруг богостроительства на самом деле сохраняет актуальность и в наши дни. Именно так: сегодня продолжается тот процесс, в котором с двух сторон сошлись принципиально разные к нему (процессу) подходы. Сторонники богостроительства А. Луначарский, В. Базаров, П. Юшкевич и Н. Валентинов видели перед Российской социал-демократической рабочей партией конкретную задачу – установление в России некого нового устройства, условно именуемого социализмом. Для успеха предприятия, по их убеждениям, необходимо было максимально адаптировать теорию к местному мобилизационному ресурсу, который, опять-таки по убеждениям адептов богостроительства, не дотягивал до адекватного (типа научного) восприятия марксизма. Нужна была, считали они, специальная религиозная оболочка той идеологии, которой предстояло заразить русскую массу.

В рассуждениях сторонников богостроительства была своя логика. По их убеждениям, народ в России отсталый и необразованный, некультурный, «немытый», к глубоким истинам настоящего марксизма неспособный. Необходим некий лайт-марксизм, облегченный и облеченный в адекватные сознанию аборигенов одежды. Тот факт, что при этой операции адаптации сами истины марксизма существенно пострадают, утратят свои очень важные черты, адептов не волновал вовсе. Вообще-то большевики (и отчасти меньшевики) в политике проявляли чудеса беспринципности. Что ж с того, что марксизм в большой своей части перестанет быть той теорией, которая была сформулирована Марксом в Лондоне?! Мы-то революцию осуществляем в России! Так к чёрту догмы!

Вожди большевиков и тот же Ленин в более поздние времена шли на гораздо более беспринципные шаги. Так почему бы не превратить учение Маркса в новую религию!

Однако Ленин готов быть лечь костьми, лишь бы не допустить столь радикальной переделки марксизма. Почему? В иных частях теории он довольно-таки «творчески» относился к вольным переделкам базовых «догматов». Тот же переход к НЭПу стал для Ленина личным потрясением, но он сделал этот шаг – «серьез и надолго». «Принципы» ему не помешали. А тут как уперся! Не бывать богостроительству и всё тут!

Причина этого ленинского упрямого противодействия богостроительству состоит в том, что Ленин рассматривал марксистское учение как орудие глобального действия. Гораздо позже в лице Третьего интернационала мы видели лишь бледную тень того замысла, который существовал в голове Ленина. Всемирная Республика Советов – это ведь не только Льва Троцкого мечтание, но и фундаментальное положение мировоззрения и Ленина, и всех прочих вождей, названных позже «ленинской гвардией». Они всерьез собирались строить глобальный социалистический проект, который должен был охватить всю Западную Европу (за исключением Англии, разумеется).

Поэтому для решения такой задачи Ленин и Ко нуждались в соответствующей теоретической и мировоззренческой системе, глобалистской. Мы знаем эту модель под названием «троцкизм». Его основной элемент – перманентная революция глобального масштаба. Россия должна была пойти «на дрова» для мирового пожара. «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем», – это никакая не аллегория, а идеология грядущих свершений, данная в поэтической форме.

А тут какие-то А. Луначарский, В. Базаров, П. Юшкевич и Н. Валентинов, мелочь пузатая, хотят все испортить! Ладно уж М. Горький – писатель – увлекся образностью. Даже А. Богданова можно было понять: человек в эмиграции ознакомился с настоящими планами глобального проекта, ужаснулся и отпрянул, написав в 1908 году «фантастическую» книгу «Красная звезда», в которой откровенно рассказал о планах «марсиан» захватить Землю (Россию). Чисто по-человечески Ленин мог понять однопартийца, что, впрочем, не спасло его от уничтожающей критики со стороны Ленина. Но вот остальные товарищи-теоретики грозили загубить глобальный проект. Если бы им удалось убедить ядро социал-демократов в своей правоте, то в дальнейшем не удалось бы распространить марксизм по всему миру. Процесс этот много позже описал Арнольд Тойнби в книге «Цивилизация перед судом истории. Мир и Запад» – в главе «Россия и Запад». И такого победного продвижения марксизма по планете могло бы не состояться (даже в урезанном сталинском варианте), если бы А. Луначарский, В. Базаров, П. Юшкевич и Н. Валентинов были бы удачливее в продвижении своей идеи. Они попытались переиначить марксизм, переписать его по-русски. Однако для основных игроков на этой поляне Россия была лишь проходной фигурой на шахматной доске. И Ленин М. Горького, А. Богданова и прочих на этой доске переиграл… Разработанная вождём мирового пролетариата социальная концепция и созданная на ее базе идеология переформатировали сознание сотням миллионов человек, сформировали СССР, Варшавский договор, КНР, КНДР и т. д.

А.Богданов, М.Горький, В.Ленин на Капри.

«ПК»

Яндекс.Метрика