Онтологическая относительность

ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ - концепция, разработанная американским философом У.В.О. Куайном в 1960-е годы и представляющая обобщение проделанной им новаторской работы в области логической семантики и философии языка. Основные постулаты данной концепции представлены в сборнике статей «Онтологическая относительность и другие работы» (1969), а также ряде более поздних трудов. Исследование же проблематики, обусловившей формулировку данной концепции, главным образом представлено в книгах «С точки зрения логики» (1953), «Слово и объект» (1960), а также «Пути парадокса и другие работы» (1966).

Базовыми утверждениями концепции онтологической относительности являются следующие: (1) объекты, рассматриваемые в качестве существующих, являются постулированными сущностями, которые вводятся в так называемых экзистенциальных утверждениях формализованного языка конкретной теории; поэтому (2) референция является осмысленной лишь относительно некоей системы координат; (3) абсолютного конечного факта (положения дел), который мог бы быть выражен неким базовым философским языком, не существует; (4) разговор о том, чем на самом деле являются объекты, постулируемые в той или иной теории, бессмыслен и должен рассматриваться как вопрос о переводе языка этой теории в язык некой другой теории.

Пункт (1) в наиболее развернутом виде представлен в учении У.В.О. Куайна о критерии существования, который гласит: существовать значит быть значением квантифицированной переменной. У.В.О. Куайн считал, что квантор существования не является экзистенциально нейтральным, а указывает на сущности, принимаемые в конкретном формализованном языке за реально существующие. Таким образом, квантифицированные переменные экзистенциальных высказываний выполняют роль имен и указывают на предметы. Существует тот предмет, который, являясь значением квантифицированной переменной, делает соответствующее экзистенциальное суждение истинным. Такой предмет У.В.О. Куайн называет «постулированной сущностью». Сущности или предметы, рассматриваемые в качестве существующих, постулируются в рамках определенного языка и являются его «онтологическими обязательствами». У одного языка могут быть одни онтологические обязательства, у другого - другие. Онтологические обязательства наглядно проявляются при записи в языке исчисления предикатов первого порядка с добавлением знака тождества. Данный язык У.В.О. Куайн называл «каноническим».

Из этого следует (2), поскольку именно формализованный язык или теория является той системой координат, в рамках которой постулируются сущности и, соответственно, задается референция. Таким образом, о существовании или несуществовании тех или иных предметов можно говорить лишь относительно конкретного языка. О реальности, независимой от языковой детерминации, говорить бессмысленно. Она является недосягаемой (тезис о непостижимости референции). Отсюда (3): нет ни такой реальности, ни базового языка, который мог бы ее описать, поскольку всякий язык имеет дело лишь с постулированными сущностями. Одной из иллюстраций, приводимых У.В.О. Куайном для данной идеи, являются дискуссии об определении числа. Он считает, что понять, чем является число само по себе, невозможно. Он рассматривает три определения числа, предложенные Г. Фреге, Э. Цермело и Дж. фон Нейманом, как представляющие три различные теоретико- множественные модели, выражающие законы простых чисел. У.В.О. Куайн считает, что бессмысленно задаваться вопросом, какое из определений на самом деле является правильным, поскольку, если все три отвечают нашим ожиданиями от такого определения, то объективного критерия предпочтения одного из них нет. Отсюда и (4): сказать, что предмет, постулированный как А, является на самом деле В, согласно У.В.О. Куайну, означает не описать некую истинную природу предмета, а лишь предложить перевод из языка, где постулировался предмет А, в язык, где постулируется предмет В.

Концепция онтологической относительности послужила основой доя нового понимания научного знания. Если положения дел не существует, а вместо предметов мы имеем дело с постулируемыми сущностями, то выходит, что наука вовсе не исследует и не выявляет истинную природу бытия, а лишь предлагает набор концептуальных структур, которые мы можем с большим или меньшим успехом применять для достижения стоящих перед нами задач. В своей тотальности эмпирическая наука сама является большой концептуальной структурой (схемой), направленной на природу. При этом «природу» У.В.О. Куайн понимает бихевиористски, т. е. не как некую единую реальность, а лишь как набор стимулов. Главной задачей эмпирической науки, таким образом, является объяснение воспринимаемых нами стимулов и предсказание будущих стимулов.

Концепция онтологической относительности в целом, как и отдельные ее элементы, оказала сильнейшее влияние на философскую мысль второй половины 20 века. Принято считать, что идеи У.В.О. Куайна были радикализованы в работах его последователей. Так, в сфере философии языка его идеи получили развитие, например, в работах Д. Дэвидсона, который, ввиду проблем, связанных с непостижимостью референции, предложил вовсе отказаться от этого понятия. В философии науки учение Т. Куна о несоизмеримости научных теорий (Несоизмеримости теорий тезис) и предлагаемый им образ науки как процесса разрешения головоломок, по его собственному признанию, опирается на работы У.В.О. Куайна. Наконец, Прагматизм Р. Рорти со свойственным ему взглядом на научные теории как на метафоры также исходит из куайновской идеи о непостижимости референции. Однако следует отметить, что если для У.В.О. Куайна вопрос об отказе от понятия объективной реальности являлся проблемным и по-настоящему философским, то для его последователей представляется изначально решенным.

Современная западная философия. Энциклопедический словарь / Под. ред. О. Хеффе, В.С. Малахова, В.П. Филатова, при участии Т.А. Дмитриева. М., 2009, с. 166-167.

Яндекс.Метрика