Барокко: новые художественные вкусы

В 1734 году, придя к власти, Карл Бурбон затеял крупные проекты для прославления своего царствования и для благоустройства города. Прежде всего мы рассмотрим постройки, имевшие в виду первую цель. Карл решил построить на господствующей над городом высоте дворец Каподимонте. 

В 1735 году он поручил архитектору Джованни Антонио Медрано заняться приобретением земли, где будет возведен дворец. Первый камень был заложен в 1738 году, но работа шла медленно, потому что почва оказалась очень рыхлой. Чтобы возвести массивное прямоугольное здание с тремя внутренними дворами, требовалось заложить прочный фундамент. Большую лестницу, которая  по первоначальному проекту должна была располагаться в центральном дворе, сделали на первом этаже. В 50-е годы, с началом строительства другого королевского дворца (в Казерте), стройка на Каподимонте еще больше замедлилось. Однако в 1759 году король решил разместить в еще недостроенном дворце богатейшую коллекцию Фарнезе, унаследованную им от матери, Елизаветы Фарнезе, и увезенную, когда он покинул Парму. Затем эту коллекцию перевезли в палаццо дельи Студи, который в 1777 году Фердинанд IV сделал музеем (ныне Национальный археологический музей Неаполя), добавив еще находки с раскопок Помпей, Геркуланума и Стабий, хранившиеся прежде в королевском дворце Портичи. 

В 1741 году началась работа по разбивке королевской рощи вокруг дворца Каподимонте, которую поручили Фердинандо Санфеличе. В результате главный вид нового дворца получился связанным с окружающей природой. Весь ансамбль был размещен за городом, в почти ненаселенном месте, где можно было изменить естественный пейзаж и провести из города косую ось проекции, позволяющую видеть дворец, погруженный в зелень леса.

В те же годы власти возвели вокруг города и другие королевские резиденции. Они имели двойное назначение: отмечали пребывание новой династии в этих местах и становились центрами модернизированного земледелия (см. гл. IV, раздел «Земледелие и скотоводство»). Охота была одним из главных атрибутов суверенной власти и подлинной страстью всех членов королевской фамилии. Многие местности вокруг Неаполя стали охотничьими угодьями: на западе остров Прочида, лес Астрони, Аньяно, Ликола и озеро Патрия; на севере Венафро, Кардито, Кардителло, Торре Гевара и лес Каподимонте; у подножия Везувия — Портичи и Кастелламаре. Все это имело отношение и к архитектуре, потому что на некоторых из этих угодий, а именно на последних трех, король велел построить для себя постоянные резиденции. Королевский дворец в Портичи состоял из двух флигелей, соединенных корпусом, пересекавшим дорогу так, что получался просторный двор. Оттуда два входа вели во дворец, а два в большие парки, один из которых выходил к морю, а другой к Везувию. Все дворцы, построенные вокруг него как жилища знатных семейств, имели ту же планировку с двумя выездами: к Везувию и к морю. Они называются «везувианскими виллами». Чтобы жить рядом с королем, удобно выезжать на охоту, а также позволить гостям любоваться видом Везувия и новейших археологических раскопок, знать настроила роскошных дворцов вокруг Портичи вплоть до Эрколано и Торре дель Греко. Ведь ни один вельможа ни в одном европейском городе не мог предложить своим гостям такого великолепного вида, где восторг от вулканического буйства природы сочетался с волнующим удовольствием видеть целый город (Геркуланум), возвратившийся на поверхность земли вместе со всеми подробностями быта, наполнявшими его последние дни. Именно благодаря смеси богатства истории, мощи природы и красоты пейзажа вокруг Портичи выросло сто двадцать две виллы, созданные лучшими художниками того времени (Ванвителли, Фугой, Джоффредо, Санфеличе, Ваккаро и другими). Между прочим, дорогу, идущую вдоль этих вилл от западной окраины Неаполя (Сан-Джованни-а- Тедуччо и Барра) до Торре дель Греко через Сан- Джорджо-а-Кремано, Портичи и Геркуланум, на-звали Золотой милей. Среди вилл стоит упомянуть Виллу Кампольето, начатую в 1755 г. Марио Джоффредо, а законченную Луиджи Ванвителли и его сыном Карло.

Вилла Руджеро была построена бароном Энрико Петти, а в 1863 г. ее купил Руджеро, чье имя она носит. Подъехав ко дворцу с дороги, поднимаемся по лестнице с левой стороны и попадаем в большой зал, расписанный по образцу римской живописи. Оттуда проходим на террасу в стиле рококо, тимпаны которой украшены красивыми гипсовыми рельефами, а в центре, по обычаю, принятому на всех виллах, располагается статуя святого Януария с поднятой рукой, останавливающего поток вулканической лавы. (По народной легенде, страшное извержение 1631 г. утихло, когда верующие отнесли статую святого к Капуанским воротам, ведущим к Везувию. С тех пор святой стал заступником от стихийных бедствий.) С террасы открывается неподражаемый вид на склоны Везувия.

Следует упомянуть еще одну виллу в Торре дель Греко, построенную в XVIII веке Джузеппе Симиоли. В XIX веке там жил величайший итальянский поэт того столетия и один из крупнейших вообще — Джакомо Леопарди. Он гостил там у своего друга Антонио Раньери. Эта вилла (вернее, вид с нее) вдохновила поэта в 1836 г. на самое прекрасное стихотворение из числа написанных в честь Везувия: «Дрок». Поэтому и вилла ныне называется «Виллой Дрока».

Но более всего желание Карла возвеличить свое царствование проявилось в Казерте. Там, вдали от Неаполя, он решил выстроить грандиозную королевскую резиденцию по образцу французского Версаля. В 1750 г. он приказал Луиджи Ванвителли начать строительство нового королевского дворца.

Дворец спланирован вдоль оси север — юг, а именно дороги в Неаполь, которая переходит в центральную аллею парка и, таким образом, под-водит к центру дворца и продолжается по другую сторону от него, где устроена площадка, подобная амфитеатру с фонтаном вместо сцены. Поэтому главная лестница устроена не посередине, а сбоку, чтобы не портить перспективы. Длинная сторона дворца, выходящая фасадом на неаполитанскую дорогу, достигает в длину 253 м, а в высоту имеет 41 м (пять этажей). Во дворце 1217 комнат. Но не только огромные размеры были новым словом в архитектуре. Первоначальная и главная идея Ванвителли была в том, чтобы вписать дворец в большой градостроительный проект: перед главным фасадом должна была находиться большая площадь, а вокруг нее строиться новый город. Этот проект не был доведен до конца.

Как особо отмечает Чезаре де Сета, дворцом в Казерте Карл Бурбон желал утвердить себя как последнего деятеля, стремящегося достичь целей абсолютной монархии. Ванвителли прекрасно понял его намерения. Требованию высокой торжественности отвечала идея большой центральной оси, пересекающей здание от центрального входа до парка. Впрочем, она повторяет концепцию большой крытой улицы, пересекающей дворец Диоклетиана в Сплите. Новаторство же Ванвителли, как мы уже сказали, было в том, что он включил это здание в большой градостроительный проект. Центральная ось ведет прямо в Неаполь, другая — в новый город, задуманный архитектором, а третья — в поле.

Короли занимались также модернизацией Неаполя и всего королевства. В первые годы своего царствования Карл озаботился благоустройством неаполитанского порта, чтобы улучшить условия для городской торговли, о чем мы говорили в главе, посвященной экономике. Окончательный проект был создан в 1740 году инженером Джовани Буомпье- де. С одной стороны, он продлил набережную, построенную анжуйскими королями для защиты от сирокко (часто дующий в Неаполе ветер из Сахары) и укрытия самых больших кораблей. Кроме того, новые правители велели замостить и расширить большую улицу, связывающую мост Маддалена, через который въезжали в город люди с юга, и рыночную площадь. С другой стороны, архитектор прикрыл старый порт, носивший название Мандраккио и служивший тогда для небольших судов, молом, на котором Доменико Ваккаро построил здание «Иммаколателла» в стиле типично неаполитанского барокко. В здании разместилась Монастырская депутация (см. гл. III, раздел «Исполнительная власть и юстиция»). Наконец, были отремонтированы внутренняя гавань и арсенал.

Ясно, что новые постройки, заказанные правительством, имели экономическую функцию. В 1763 году появился план строительства грандиозного здания для содержания и трудоустройства неаполитанских бедняков: Приюта бедных (см. гл. VI, раздел «Строительство храмов и богоугодных заведений»). В 1779 году Фердинандо Фуга построил на восточной окраине, за мостом Мадцалена, еще одно огромное здание социального назначения, а именно Провиантские склады, имевший строго прямоугольный план. Они служили государственными складами продовольствия, арсеналом и канатными мастерскими.

Среди градостроительных работ того времени следует упомянуть и Форо Каролино по проекту Луиджи Ванвителли — площадь полукруглой формы, устроенную у старых стен города на месте Рыночной площадки (ныне площадь Данте). Это был важный проект, поскольку говорил он о намерении включить старые крепостные сооружения в план развития города и, с другой стороны, поскольку он был осуществлен в честь отъезда короля Карла в Испанию. Карло Ванвителли, сын Луиджи, в 1778 году начал разбивку городского парка в Кьяйя (см. гл. IX, раздел «Городские заставы»). По образцу французских парков он устроил пять аллей, украшенных фонтанами и решетками, увитыми виноградом. У входа в парк он симметрично разместил два павильона, а двойная лестница вела к морю.

Сальца Л. Неаполь. От барокко к Просвещению / Лука Сальца. – М.: Вече, 2017, с. 216-224.

Понятие:

Яндекс.Метрика