Жрецы [Набатеи]

Терракотовая фигурка жрецаСуществовало несколько категорий жрецов: собственно жрецы более или менее высокого звания, прорицатели и слуги, нанятые для работы при храме или жертвеннике. Стоит также упомянуть панегириархов — распорядителей праздников и пиров. Об этих разных типах нам известно прежде всего по надписям, свидетельствующим о существовании специализации жрецов в зависимости от исполняемого ритуала. В Петре были найдены терракотовые статуэтки жрецов. Одна из них изображает бородатого мужчину с вьющимися волосами, одетого в длинную тунику с широким поясом с пряжкой и в сапожки. Туника и сапожки были выкрашены в красный цвет, а борода и волосы — в черный. Жрец подносит руки к лицу в молитвенном жесте.

В набатейском было два слова, которые можно перевести как «жрец». Самый высокий тип жреца обозначается словом aphkal (akphal в синайских надписях). Этот титул позаимствован из Месопотамии, где он означает «мудрец». В Ком эль-Шукафе в дельте Нила aphkal ('pkt) также упоминается как «наш господин Сиху (Sihu)». В Рувафе в Хисме некий Шадат был жрецом Илаха - бога, почитаемого тамудскими племенами. В Ираме (Вади Рам) aphkal упоминался как главный жрец, отвечавший за строительство храма Аллат, богини, которую также почитали тамудские племена. Другое слово для обозначения жреца, kahin (khri), также засвидетельствовано в Вади Рам: «kahin богини Аллат». В Синае akphaln kahin употребляются параллельно. Последний мог быть жрецом богини аль-Уззы или богини Та. Слово kahin также встречается в иврите и арабском. Арамейское слово kumra (kmr’), обозначающее жреца, всего один раз встречается в набатейской надписи в городе Хеброне в Хауране. Речь идет о «жреце Аллат», и поскольку мы уже видели, что этой богине поклонялись племена сафаитского происхождения, можно с уверенностью сказать, что здесь речь также идет о них.

Узкая специализация существовала и среди прорицателей. О прорицателях при дворе Ареты IV упоминает Иосиф Флавий. Скорее всего, речь идет об авгурах, предсказывавших будущее по полету птиц (oionoskopia). В набатейских надписях термин patura обычно переводится как «жрец-предсказатель». Это слово знакомо нам по надписям из Хегры и из Думата; в обоих случаях этот тип жреца соответствует римскому haruspex (предсказатель по внутренностям животных). И Хегра, и Думат располагались на юге Набатеи и служили гарнизонами, поэтому есть большая вероятность, что прорицатели должны были делать предсказания, связанные с текущей военной ситуацией.

Еще один тип упоминается в синайских надписях, особенно в надписях из Джебаль-Монейджаха (Moneijah) в эпоху римского владычества. Речь идет о mabqara— «том, кто осматривает раненых». Также, судя по всему, использовался доисламский ритуал гадания по полету стрелы, который упоминает мусульманский историк Ибн ал-Калби. В Коране это гадание осуждается наравне с культом камней, питьем вина и игрой. Стоит отметить, что эти три последних обычая были характерны для языческой культуры набатеев.

Словом alayama обозначается прислужник при жертвеннике богини аль-Уззы в Петре, вероятно, речь идет о Храме крылатых львов. В центре южной части Синая некий Абд аль-Бали упоминается как baytia (by'ty') — «ответственный за храм».

Роль панегириарха — это роль распорядителя религиозных церемоний во время праздников, то есть в то время, когда к святилищу стекаются толпы паломников. Панегириарх, приведший паломников из Адраа, оставил греческую надпись в скальном коридоре Сик рядом с нишей с байтилом яйцевидной формы, напоминающим изображения байтилов на монетах из Адраа эпохи римского владычества.

Есть свидетельства, что женщины тоже могли быть жрицами. Набатейские царицы, как и древние аравийские царицы, по всей вероятности, также принимали участие в отправлении культа.

Есть основания полагать, что, кроме официальных форм предсказания будущего, существовали и частные формы магии, к которым набатеи могли обращаться, не привлекая ненужного внимания. Вероятно, они сочетали в себе заклинания и применение целебных растений, а также ядов, в использовании которых, по утверждению Иосифа Флавия, была очень сведуща одна арабская женщина при дворе Ирода. Рядом с Беэр-Шевой в Негеве был найден камень с набатейской надписью, датируемой 100 годом до н.э. Хотя текст надписи очень труден для понимания, ученым удалось определить, что в нем упоминается пять женских духов, изображенных в виде пяти статуэток. 

Рош, М.-Ж. Мари-Жанна Рош. Петра и Набатеи / Мари-Жанна Рош. – М., 2013, с. 180-182.

Иллюстрация: Терракотовая фигурка жреца.

Яндекс.Метрика