Историзм (СИЭ, 1965)

ИСТОРИЗМ - принцип научного мышления, рассматривающий все явления как развивающиеся на основе определенных объективных закономерностей. В исторической науке возникновение историзма было связано с преодолением, с одной стороны, взгляда на историю как на хаотическое нагромождение случайностей, свойственного нарративной (повествовательной) и прагматической историографии, а с другой стороны - провиденциализма, свойственного теологическим концепциям средневековья. Взгляд на всемирную историю как на процесс закономерного развития либо в форме чередования определ. циклов (Вико), либо в форме линейного прогресса (Кондорсе, Тюрго, Гердер) появляется уже в философии истории просветителей 18 века. Однако, рассматривая историю как процесс реализации каких-то определенных идей, просветители игнорировали качественное своеобразие отдельных исторических эпох; с позиций абстрактного буржуазного рационализма значительная часть истории, в частности все средневековье, провозглашалась лишенной развития. Романтической историография начала 19 века (историческая школа права и другие), в противоположность просветителям, подчеркивала своеобразие, индивидуальность событий и эпох. Но из этого она делала релятивистские выводы и приходила к отрицанию исторического прогресса. Философия истории Гегеля сочетает идею специфичности каждой исторической эпохи с признанием общей поступательности общественного развития в целом. Однако гегелевский историзм имел идеалистическую основу.

Подлинно научный историзм был впервые разработан Марксом, став важнейшей стороной диалектического и исторического материализма. С точки зрения марксизма, и природа, и общественная жизнь находятся в процессе закономерного развития, законы которого могут быть познаны только на основе изучения его истории. В этом смысле Маркс и Энгельс писали в «Немецкой идеологии»: «Мы знаем только одну единственную науку, науку истории» (Соч., 2 изд., т. 3, с. 16, прим.). Чтобы не затеряться в массе частностей, нужно «...не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» (Ленин В. И., Соч., т. 29, с. 436). Понятие историзма шире, чем понятие исторического метода, поскольку принцип историзма обязателен и для теоретического исследования. Хотя при логическом способе исследования ученый отвлекается от особенностей становления предмета и рассматривает его без исторических зигзагов, как бы в готовом, сформировавшемся виде, теоретического понятия будут истинными лишь в том случае, если они правильно отражают главные, типичные черты исторической реальности. «С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный процесс, причем каждый момент можно рассматривать в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости и классической формы» (Энгельс Ф., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. произв. т. 1, 1955, с. 332). Историзм как методологический принцип марксистской историографии требует любое явление прошлого и настоящего рассматривать, во-первых, в его возникновении, развитии и изменении, во-вторых, в связи с другими явлениями и условиями данной эпохи, в-третьих, в связи с конкретным опытом истории, который позволяет установить не только непосредственные, но и отдаленные последствия изучаемого события или процесса. Все эти требования внутренне связаны и взаимообусловлены. Первое ориентирует на изучение внутренних законов исследуемого явления, вычленение главных периодов его развития и его качественных особенностей на разных стадиях процесса. Второе подчеркивает своеобразие и единство каждой данной социальной структуры, отдельные элементы которой можно понять только в их соотнесенности с целым. Наконец, третий пункт отражает единство, преемственность и поступательность исторического процесса, в котором любое явление может быть понято, лишь будучи соотнесенным не только с прошлым, но и с будущим, в к-ром обнаруживаются тенденции его дальнейшего развития.

Историзм имеет первостепенное значение для практики исторического исследования. Последовательное проведение принципа историзма предохраняет историка как от субъективизма, так и от характерного для части буржуазной историографии признания «вечных», «надысторических» законов истории. Прослеживая ведущие линии исторического развития, ученый в состоянии дать им научно обоснованную оценку, не допуская ни произвольной модернизации исторического прошлого, ни искусственной архаизации. Исторический подход к явлениям общественной жизни позволяет не только правильно понять прошлое и настоящее, но и научно предвидеть будущее. Поэтому историзм является необходимой чертой теории и стратегии марксистско-ленинских партий. Нарушение принципа диалектического подхода к действительности, марксистского принципа историзма лежит в основе догматизма.

Современная буржуазная историография и философия истории, отрицающие, как правило, объективную закономерность и поступательность исторического процесса, глубоко чужды духу историзма. Это особенно наглядно проявляется в типичной для буржуазной историографии модернизации истории, получившей своеобразное «теоретическое» обоснование в презентизме. Многие современные буржуазные философы выступают с позиций открытого антиисторизма. Неопозитивист К. Поппер (Англия) и иррационалист Ф. Хайек (США) прямо отвергают историзм вообще и марксистский историзм в особенности (поскольку историзм признает закономерность общественного развития и возможность научного предвидения будущего). С других позиций обрушиваются на историзм католические философы, для которых неприемлемо содержащееся в идее историзма отрицание божественного провидения и трансцендентного «смысла» истории. Органически чужда историзму современная буржуазная социология, которая отказалась даже от самого понятия «историческое развитие», заменив его неопределенным и бессодержательным понятием «социальное изменение».

В буржуазной философии конца 19 - 1-й трети 20 веков существовало течение «историзм», представители которого вкладывали, однако, в это понятие совершенно особый смысл. Историзм как философское течение эпохи империализма распадается на 2 основных направления. Первое связано с итальянским неогегельянством (Б. Кроче, Дж. Джентиле), второе с иррационализмом немецкой «философии жизни». Общее у этих направлений состоит в их идеалистическом характере и специфической направленности интересов, в попытке подкрепить философский идеализм, несовместимость которого с естествознанием стала слишком очевидной, данными истории. Однако в остальном эти течения существенно различны. «Абсолютный историзм» Кроче и итальянского неогегельянства вообще имеет в основе объективно-идеалистический характер и рассматривает историю как развитие абсолютного духа, который необходимо развертывается в направлении прогресса, а историографию - как специфическую форму познания, совпадающую с философией. Кроче неоднократно выступал против иррационализма и релятивизма в философии истории, хотя они были объективно присущи и его собственной системе. Напротив, немецкий «неоидеалистический» историзм, уходящий корнями в немецкую романтическую историографию, а своим родоначальником считающий В. Дильтея, отличается подчеркнутым иррационализмом и имеет в основном субъективно-идеалистическую природу. Если Дильтей еще пытался избежать крайних выводов, то уже у Г. Зиммеля, О. Шпенглера и Т. Лессинга этот ложный историзм вырождается в полнейший релятивизм и субъективизм, достигающий своего апогея в экзистенциализме. Отрицая возможность научного, объективного исторического познания, сторонники неоидеалистического историзма либо проповедуют скептицизм, в результате которого самый термин «историзм» часто трактуется в буржуазной литературе как синоним исторического релятивизма, либо апеллируют к религии, к внеисторическим, трансцендентным «ценностям» (Э. Трёльч, Ф. Мейнеке). Тем самым они смыкаются с другими направлениями философского идеализма. В настоящее время идеалистический историзм не представляет самостоятельного философского течения, но его влияние сильно чувствуется в буржуазной литературе по вопросам философии и методологии истории, особенно в ФРГ (работы Э. Ротхаккера, В. Колера, Г. Риттера и др.) и в Италии.

И. С. Кон. Ленинград

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 6. ИНДРА - КАРАКАС. 1965.

Литература:

Асмус В. Ф., Маркс и бурж. историзм, М.-Л., 1933; Данилов А. И., Фридрих Мейнеке и нем. бурж. историзм, "ННИ", 1962, No 2; Croce B., La storia come pensiero e come azione, 3 ed., Bari, 1939; Heussi K., Die Krisis des Historismus, Tübingen, 1932; Lee D. E., Beck R. N., The meaning of historism, "American Historical Review", 1954, v. 59, p. 568-77; Troeltsch E., Der Historismus und seine Probleme, Buch 1-2, Tubingen, 1922; Mannheim K., Historismus, "Archiv für Sozialwissenschaft und Sozialpolitik", Tübingen, 1924, Bd 52. H. 1; Meinecke F., Die Entstehung des Historismus, Bd 1-2, Münch.-В., 1936; Popper K. R., Misère de l'historicisme, trad. de l'anglais, P., 1956; Rossi P., Lo storicismo tedesco contemporaneo, (Torino), 1956.

Понятие:

Яндекс.Метрика