Волхвы (Маслин, 2014)

ВОЛХВЫ - представители жреческого сословия славяно-русского общества, идеологи язычества, носители дохристианских представлений о божественном, природе и человеке. Сведения о волхвах датируются Х-ХIII веками. Сообщение Новгородской первой летописи о казни в северно-русском вечевом центре четырех кудесников, занимавшихся «потворами» (1227), - последнее датированное известие о деятельности волхвов. Правда, на протяжении всего средневекового периода продолжали бытовать отдельные магические действия: врачевание, предсказание, сглаз и т. д. Существует также не лишенное основания мнение, что по мере отмирания чисто жреческих функций обрядов волхвы постепенно превратились в скоморохов, в чью обязанность входила организация зрелищной, чисто эстетической стороны десакрализованной обрядности. На обширных пространствах Древней Руси волхвы чаще появлялись в землях финно-угров, поэтому правомернее говорить о славяно-финской принадлежности древнерусского жречества. Скорее всего волхвы не представляли собой единую, организованную и массовую силу. Неразвитость жреческой касты на Руси можно объяснить отсутствием условий, способствовавших обособлению сакральной сферы. Согласно общинным устоям в отправлении ритуала участвовали все члены коллектива. Отсутствие религиозной вражды племен и медленная иерархизация внутри общинного коллектива также не способствовали выделению особой жреческой касты. Вероятнее всего, волхвы, как и позднейшие ведуны, рекрутировались из лиц, выделявшихся своими способностями, включая способности организаторские, равно как и умение хранить знания и тайны племени. В «Повести временных лет» сведения о волхвах восходят к единому рассказу - так называемому «Повествованию о волхвах», резко полемическому антиязыческому сочинению, которое было создано в 70-х годах XI века как реакция на восстания, возглавляемые волхвами. Оно содержит ценную информацию о воззрениях древних кудесников. Ядром «Повествования» является переданный в апокрифической форме древний миф, согласно которому человек создан дьяволом из «ветоши», сброшенной Богом на землю после мытья в небесной «мовнице» (бане). Происхождение дьявола здесь объясняется низвержением с небес ангельского чина Сатаны. На Руси спустя столетия этой легендой продолжали объяснять происхождение многочисленных языческих божеств, отождествлявшихся с бесами. Могущественным небесным божеством, согласно древним представлениям, был Род, который представал творцом жизни: он мечет на землю «груды», из которых рождаются дети. Если учесть, что «грудами» называли дождь, а вместе с ветошью на землю надает божественная влага, то мы имеем дело со своеобразным выражением мифологической идеи космического брака, где влажность выступает символом оплодотворенности. Характерно, что согласно космологическим легендам и народным сказаниям в создании мира и человека обязательно участвует исходная творческая пара: Бот-дьявол, либо Бог-гоголь (утка), либо, что чаще всего, две водоплавающие птицы. Все это свидетельствует о том, что дающие жизнь начала бытия в онтологии язычества не воспринимались как антиподы, наоборот, они мыслились как две взаимодополняющие друг друга части, образующие органическое единство исходных созидающих многообразие мира сил. С одной стороны, в природе была выделена сфера, олицетворявшая небесное, активное мужское, производящее начало, а с другой - женское пассивное, рождающее начало бытия. Не случайно, что языческие боги парны: Яриле соответствует Лада, совокупному образу обожествленного неба (Дажбог, Хорс, Перун) - богиня земли (Мокошь). В ряду тождественных пар оказываются и птицы гоголи языческой космогонии и их апокрифические соответствия: Бог-Сатана. Из содержания «Повествования о волхвах» следует, что идеологи древнерусского язычества представляли мир обоготворенным живым организмом, которому по аналогии с человеком приписывались антропоморфные черты. На представлениях о живой, реагирующей на сакральные воздействия, природе строился весь комплекс магических манипуляций язычников. По логике антропорморфного уподобления можно было вступать в диалог с природой, что являлось мировоззренческой основой веры волхвов в сверхестественные способности управлять стихиями. Причина порождаемости мира мыслилась по аналогии с производящими функциями живого организма. За множественностью внешне броских форм жизни выявлялся некий единый источник изменений вечно обновляющегося мира. Обожествленная, разделенная на мужские и женские ипостаси природа воспринималась как безначальная, неумирающая, благая стихия, пребывающая в постоянно меняющихся состояниях. Воззрения, основывавшиеся на неизбежности смены тьмы светом, холода теплом, на возрождении умершего предка во внуке и настраивавшие на преходящий, временный характер всяких напастей, формировали оптимистическое, жизнерадостное мироощущение. В гармоничном универсуме не оставалось места для противоборства добра и зла, а то, что могло восприниматься как зло, оказывалось временной превращенной формой его противоположности. Обожествленный, чувственно воспринимаемый космос просто не мог быть не благим. Указания на предсказания В. будущего предполагают некую установку на предопределенность в восприятии мира, которая угадывается по символизирующим будущее знакам. Видимо, здесь нет основания говорить о чистом фатализме, скорее, волхвам была свойственна вера в судьбу, которую можно узнать и изменить, иначе всякие гадания и прорицания теряют смысл. Итак, из скупых летописных и фольклорных источников восприятие волхвами бытия можно охарактеризовать как пантеистический гилозоизм, сочетающийся с элементами предопределенности в восприятии событийной последовательности. Данные о мировоззрении волхвов Древней Руси позволяют составить представление о догосударственных языческих воззрениях славяно-русского общества.

В. В. Мильков

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 104-105.

Литература:

Повесть временных лет. М.; Л., 1950. Т, 1.С. 112-120; Горский В. С. Проблема целостности мира в философской культуре Киевской Руси и древней Болгарии (к вопросу о восприятии богомильства в Киевской Руси) // У истоков общности философских культур русского, украинского и болгарского народов. Киев, 1983. С. 49-56; Фроянов И. Я. О языческих «переживаниях» в Верхнем Поволжье второй пол. XI в. // Русский Север. Л., 1986; Миньте Л В. Мировоззренчески-эстетические основы славянского мифотворчества Н Социально- культурный контекст искусства. Историко-эстетический анализ, М., 1987. С. 81-85; Мильков В. В.. Милькова С. В. Апокрифическое выражение мифологических традиций // Древняя Русь: пересечение традиций. М., 1995. С. 203 -249; Фроянов И. Я. Древняя Русь. Спб., 1995. С. 113-195.

Понятие:

Яндекс.Метрика