Крестьяне эпохи Эдо

Жители деревень составляли около 85% населения. Это не означает, что в Японии в эпоху Эдо 85% населения были крестьянами. На самом деле в сельской местности проживало достаточно много людей, которые непосредственно не занимались обработкой земли: ремесленники, угольщики, охотники, торговцы вразнос, монахи, музыканты, актеры. Существовало множество ныне забытых профессий, представители которых проживали в деревнях. Более того, идеальное деление общества на четыре категории не включало целые деревни, например, деревни рыбаков. Нет необходимости говорить о роли рыболовства в стране, где ни один регион не располагался слишком далеко от моря. Рыбные рынки в больших городах Осака или Эдо демонстрируют место и значение рыбы в рационе питания.

Тем не менее подавляющее большинство сельского населения жило земледелием.

В эпоху Токугава земля теоретически принадлежала даймё или сёгуну. Но на самом деле крестьяне, записанные в реестрах земельного кадастра как ответственные за уплату налогов, были фактическими владельцами земли, землепользователями, имеющими гарантированное право на обработку земли.

Единицей налогового обложения и жизни была деревня, мура. Подавляющее большинство деревень были созданы относительно недавно, в период Муромати. Каждая деревня обладала некоторой самостоятельностью управления внутри общины. Однако это управление обеспечивалось крестьянами-налогоплательщиками. Другие сельские жители: арендаторы основного крестьянина, домашние слуги, поденные рабочие пользовались общими правами лишь благодаря покровительству своего патрона. Для обработки двух гектаров земли крестьянину требовалось в среднем восемь — девять взрослых работников.

Налоги составляли в принципе больше половины дохода от земель.

Доход, оцениваемый количеством риса, был весьма приблизительным, так как размер его зависел от региона. Он рассчитывался и фиксировался каждый год в зависимости от урожая риса и других культур. К тому же развитие технических культур, растительных красителей, хлопка и т.д. существенно изменило доходы крестьян, особенно в богатом районе Кинай. Действительно, к основному налогу, исчисляемому в рисе, добавлялись различные пошлины на землю и леса. Они взимались пропорционально производительности деревни, рассчитывались в рисе для оплаты общественных работ. В деревнях, расположенных вдоль больших дорог, существовали повинности на транспортные и дорожные работы.

Управление сельскими общинами осуществлялось под контролем чиновников, назначенных феодалом или бакуфу. В каждой деревне главы семей избирали управляющих, главой которых был сельский староста, называемый нануси или сёя. Свои обязанности он исполнял безвозмездно. Он становился посредником между населением и властями. У него были помощники и счетоводы. Стоит все же отметить, что они платили меньшие налоги, чем остальные крестьяне. Обязанности сельского старосты чаще всего передавались по наследству членам той же семьи.

От них ожидали, что они будут принимать меры, способствующие увеличению урожаев, справедливо распределять налоги между членами общины и пр.

В случае непринятия соответствующих мер некоторые расплачивались жизнью. Единственным способом разоблачения коррумпированных служащих было прямое обращение к господину, что обычно наказывалось смертью. Но иногда сельские должностные лица поступали так сознательно. Их казнили, но при этом нередко жалобы признавались обоснованными. С другой стороны, естественно, со стороны некоторых сельских старост бывали случаи превышения власти.

В деревне разногласия улаживались на общем собрании деревни — окитэ. Оно же осуществляло наблюдение за членами общины. Общее собрание могло применять различные санкции, вплоть до исключения из общины.

Существовали различные способы переписи населения. Помимо монастырских и храмовых списков, где каждый должен был быть зафиксирован в доказательство, что не являлся христианином, существовал, например, земельный кадастр. Туда заносили имена крестьян, ответственных за платежи, и всех владельцев хозяйств. И наоборот, в списке имен налогоплательщиков, документе сельской администрации, регистрировали только наиболее важные семьи.

К тому же главы семей, объединенных в пятерки, называвшиеся гонин гуми, распространенные практически по всей стране, несли коллективную ответственность за выплату пошлин и налогов, поддержание порядка, исполняли полицейские функции. Глава каждой группы из пяти семей отвечал за поведение членов своей группы перед сельским старостой и вел записи, фиксировал факты рождения и смерти в своей группе. Экземпляр записей отправлялся местному чиновнику.

Жесткая система надзора не позволяла сельским общинам активно действовать. В случае плохого урожая груз налогов оказывался совершенно невыносимым. Поэтому «совершенный» мир Токугава многократно потрясали крестьянские восстания. Вначале они были направлены против представителей господина. В конце эпохи Эдо социальная окраска таких восстаний становилась все более заметной, мишенью становились крупные собственники. Между 1770 и 1870 годами произошло около двух тысяч подобных волнений.

Масе, Ф. и М. Япония эпохи Эдо / Франсуа и Миеко Масе. – М., 2013, с. 92-96.

Понятие:

Яндекс.Метрика