Реформация [во Франции]

РЕФОРМАЦИЯ. С 20-х годов XVI века во Франции начинают распространяться реформационные идеи. Следует, однако, отметить с самого начала, что Реформация во Франции никогда не имела той силы и того распространения, какое она получила в Германии и некоторых других странах Европы.

Крепкая королевская власть и достигнутое уже в XVI веке территориальное единство Франции способствовали тому, что французская церковь, не порывая с Римом, сумела оградить себя от чрезмерных притязаний папы и обирательства римской курии и сохранила свои богатства в интересах французского национального клира.

Одновременно с превращением королевской власти в абсолютную, короли подчинили себе и церковь. Важным шагом в этом направлении был Болонский конкордат, заключенный Франциском I с папой в 1516 г. Папа согласился на то, чтобы король назначал кандидатов на высшие церковные должности во Франции с последующим посвящением их папой, но зато частично было восстановлено право папы на получение аннатов. Король мог подолгу не замещать открывшиеся вакансии и брать в свою пользу доходы от церковных бенефициев. Он мог соединить несколько таких бенефициев в один и жаловать их своим людям, которые не обязательно были лицами, имеющими духовный сан.

Значение конкордата было чрезвычайно велико. Галликанизм церковный превращался в галликанизм королевский, церковь делалась государственным учреждением. Доходы католической церкви, крупнейшего землевладельца Франции, частично попадали в распоряжение короля. Назначение на высшие церковные должности превратилось в особый вид королевского пожалования. Прелаты церкви стали почти сплошь рекрутироваться из дворянских семей, и высшие церковные должности превратились в уделы младших членов благородных фамилий Франции.

Само собой разумеется, что этих людей в первую очередь интересовали доходы и права церкви, а не обязанности пастырей. Последние выполнялись викариями, людьми скромного происхождения, и они получали за это определенное вознаграждение. Клир становился дворянским вверху и разночинным внизу, и это обстоятельство порождало классовый антагонизм между верхами и низами церкви. Но, так как управление церковью и доходы церкви находились в руках господствующего класса и распределялись тем же порядком, что и пенсии и дворянское жалование, господствующий класс не имел оснований для недовольства Римом и папой. Это значительно суживало базу реформационного движения во Франции в отличие от Германии.

Вторым важным моментом, неблагоприятным для широкого реформационного движения, было почти полное равнодушие крестьянства, т. е. основной массы населения Франции к реформационным идеям. Аграрная эволюция конца XV и XVI века была в общем более благоприятна для французского крестьянства; во всяком случае такого ухудшения в положении крестьянства, как в Германия, ни в XV, ни в XVI веках во Франции не было.

Тем не менее реформационные идеи нашли распространение и во Франции. Один из французских гуманистов Лефевр д’Этапль еще до Лютера высказывал идеи, близкие к реформационным. Его ученик епископ Брисонне и его последователи («группа в Мо») продолжали дело Лефевра, но ни один из них не обладал жаром проповедничества, ни одному из них не приходило в голову стать мучеником нового религиозного учения. Бриссоне, мечтательно-религиозная душа, близкий друг Маргариты Ангулемской (сестры Франциска I) был слабым человеком и абсолютно не годился на роль вождя. Он был типичной фигурой самого раннего периода французской Реформации, когда она, в испуге от первого выступления Лютера в 1517 г., устами Лефевра заявила, что признает реформацию только «через церковь, в церкви и с церковью» («La reforme par l’Eglise, dans l’Eglise, avec l’Eglise»). За реформацию в это время выступали люди, либо принадлежавшие к аристократическим слоям дворянства, либо тесно связанные с этими кругами интеллигенты, мечтатели и созерцатели, но не деятели.

Булла папы против Лютера в 1520 года и Вормский сейм 1521 года дали толчок к выступлениям Сорбонны против реформации. Было сожжено несколько упорствующих. Но ни Франциск I, который в это время поддерживал протестантских князей в Германии, ни тем более его сестра Маргарита, близкая к Лефевру и Бриссоне, не являлись сторонниками решительных действий против еретиков и были недовольны выступлением Сорбонны.

Поэтому с 30-х годов ересь распространялась по Франции довольно беспрепятственно. Но уже в этот первый период французской Реформации обозначилось, что она не имеет широкой базы. Протестантизм находил приверженцев главным образом в больших торговых городах, но едва ли можно преувеличивать число его сторонников. Вплоть до середины 40-х годов общины «верующих» насчитывали лишь в редких случаях сотни (в Париже 300— 400 человек), чаще десятки своих адептов. В эти годы ересь распространялась в среде буржуазии, как средней, так и зажиточной, с одной стороны, в кругах ремесленных подмастерьев и городского плебейства вообще, с другой. Но и в этих слоях были весьма влиятельные прослойки, которым реформация была чужда. Большой знаток рабочей Франции XVI века Озе отмечает, что революция цен и понижение реальной заработной платы, особенно во второй половине XVI в. сильно подорвали материальное положение подмастерьев и плебейства, но мало затронули мастеров 1. Последние в XVI веке организовались в корпорации, которые всячески поддерживало правительство, наделявшее их за деньги всевозможными привилегиями и монополиями. Классовая борьба в цеховой и внецеховой промышленности, конкуренция со стороны внецеховой промышленности заставляли мастеров крепко держать сторону королевской власти и королевской, т. е. католической веры. Это было одной из причин того, что католиков повсюду оставалось подавляющее большинство. Католики были организованы и поэтому спокойны. На их стороне было ортодоксальное духовенство, Сорбонна и парламент, Париж, высшие чины в церкви и государстве.

Терпимое отношение короля к протестантам кончилось, однако, когда приверженцы новой веры перешли в открытое наступление. В октябре 1534 года, в связи с арестами нескольких протестантов, в Париже и даже в королевском дворце были расклеены афиши, составленные фанатиком протестантизма Маркуром. Основное их содержание было таково: 1) жертва Иисуса Христа совершенна и не нуждается в повторении. Следовательно, папа, свора его кардиналов, епископы и священники — лжецы и богохульники; 2) идолопоклонством является утверждение, будто в причастии присутствуют истинное тело и кровь Христа; 3) этим католическая церковь затемняет смысл таинства причастия, которое состоит лишь в воспоминании о страданиях Иисуса Христа. Церковь занимается всякими пустяками: колокольным звоном, бормотанием молитв, пением, пустыми церемониями, освящением, каждением, переодеванием и всякого рода ведовством и колдовскими делами. Как видим, критика католицизма Маркуром была куда ярче и радикальнее, чем в опубликованных на семнадцать лет раньше знаменитых 95 тезисах Лютера, положивших начало Реформации в Германии.

Но во Франции эти тезисы Маркура имели как раз обратный результат. Выступление Маркура мобилизовало католическую ортодоксию. Запылали костры. В январе 1535 года было сожжено 35 лютеран и еще 300 арестовано. Король устроил процессию, в которой он сам принял участие, идя с обнаженной головой и огромной восковой свечой во главе шествия. Среди арестованных было довольно большое количество знатных лиц (52), но массу все же составляли буржуа и ремесленники. Одновременно правительство обратило внимание на пресс у — главного, по его мнению, виновника распространения протестантской заразы. 13 января 1535 года был издан эдикт, которым запрещалась печать и закрывались все типографии. Но так как скоро стало ясно, что это распоряжение невыполнимо, то дополнительным декретом от 23 февраля все печатное дело было поставлено под особый надзор комиссии Парламента.

С 1538 года, когда началось сближение между Франциском I, императором и папой, во Франции начались особенно суровые гонения на протестантов. Позиция королевской власти в отношении реформы определилась окончательно.

В 40-х годах вместо лютеранства во Франции распространяется учение Кальвина. Правда, кальвинистская организация французского протестантизма начинается несколько позже, уже при преемнике Франциска I, короле Генрихе II. Особенные успехи кальвинизм сделал в период с 1547 по 1555 год Генрих II мог сколько угодно грозить приверженцам новой веры всевозможными наказаниями — Реформация распространялась все шире.

В главном сочинении Кальвина «Наставление в христианской вере» (1536) основной мыслью является учение об абсолютном предопределении. На нем зиждется эта важнейшая религиозная доктрина самой смелой части тогдашней буржуазии — буржуазии эпохи первоначального накопления. Кальвин учил, что бог еще до сотворения мира в своем абсолютном предвидении будущего предопределил одних к вечному блаженству, других — к вечным мукам в загробной жизни. Этот приговор бога абсолютно неизменен и неизбежен для человека. Вера в бога, моральная правильность поступков — все это не зависит от роли человека, а если лишь действие в нем божества, предизбравшего его к спасению. Человек не может знать, почему бог одних определил к вечному блаженству, других — к вечным мукам в загробной жизни. Отсюда вытекает и сама идея предопределения как силы, толкающей человека в определенном направлении и либо заставляющей его совершать добро, либо покидающей его в момент совершения им злого поступка.

Вторым важным положением Кальвина был идеал божественного невмешательства в установленную богом закономерность мира, идея трансцендентности бога миру. Эта идея сближала Кальвина и его последователей с позднейшим деизмом и была первым шагом к буржуазно-рационалистическому мировоззрению XVIII века.

Учение об абсолютном предопределении, казалось, должно было обречь человека на фаталистическую покорность судьбе. В действительности же именно кальвинизм сделался боевой организацией протестантизма в борьбе с надвигавшейся контрреформацией. Никто не знает, учил Кальвин, предопределен ли он богом к спасению или к погибели. Каждый верующий, напротив, должен думать, что он является божиим избранником и напрягать свою энергию, чтобы своей деятельностью и жизнью показать, что он предопределен к спасению. Так как бог при своей трансцендентности миру мог проявить свое благоволение только в закономерностях мира сего, то, учили кальвинисты, благоволение божее проявляется в успехе человека в его профессиональной деятельности. Буржуа, например, успешно торгующий или вообще накапливающий капиталы и преуспевающий в своей предпринимательской деятельности, явно благословен богом. Таков в основном вывод из учения об абсолютном предопределении, выразившийся а учении о «мирском призвании» и в этике «мирского аскетизма». Пуританский проповедник Бакстер (1615—1691) прямо писал: «Если бог вам указывает путь, на котором вы без вреда для души вашей или для других законным путем можете заработать больше, чем на другом пути, и вы это отвергнете и изберете менее доходный путь, тогда вы вычеркнете одну из целей вашего призвания, вы отказываетесь быть управляющим бога и принимать его дары, чтобы иметь возможность употребить их для него, если он того захочет. Конечно, не в целях плотского удовольствия или греха, но для бога должны вы работать, чтобы разбогатеть» 2. «Мирской аскетизм», секрет которого состоит в буржуазной бережливости, выражался в уничтожении многочисленных католических праздников и увеличении числа рабочих дней. Кальвинистские проповедники внушали рабочему, что повиновение капиталисту, «добросовестная» работа на хозяина есть долг, жизненное призвание рабочего, определенное самим богом. Кальвинизм дал готовую боевую теорию 3 буржуазии, восставшей против феодализма.

Исторически в кальвинизме была важна не только его теория, но и его организация, превратившая его в боевую силу, направленную, с одной стороны, против еретически-революционных течений вроде анабаптизма, а с другой — против контрреформации. Во главе общины у кальвинистов стояли пресвитеры — старшины, избираемые из светских членов общины, и проповедники, отправлявшие службу духовно-нравственного назидания (министры). Догматические вопросы обсуждались на специальных собраниях пасторов (конгрегации). Пресвитеры и пасторы составляли консисторию, вершившую позже всеми делами общины. Такая организация не только давала простор для экономически сильных людей в общине, но и освящала религией деятельность буржуазии вообще во Франции.

Следует заметить, что Кальвин, боявшийся всякой революции, учил, что в вопросах государственного устройства надо соблюдать сугубую осторожность и даже посвятил французскому королю одно из изданий своего основного сочинения. Однако его республиканские тенденции соответствовали буржуазной революционности (революция в Англии). С другой стороны, организация кальвинистской церкви и ее антимонархичность были удобны для феодально-дворянской оппозиции развивающемуся абсолютизму (во Франции XVI—XVII веков).

В этот второй период французской Реформации следует отметить две характерные черты: 1) организующая роль в реформационном движении принадлежит католическим клирикам, переходящим в протестантизм; 2) в среду кальвинистов вливается широкая струя дворянства.

Конкордат 1516 года и классовое разделение духовенства на высший— дворянский и низший—разночинный клир, обострившие борьбу в среде самого духовенства, отбросили часть низшего клира в ряды протестантов. Но в другой части того же низшего клира религиозная индифферентность, царившая в верхах католической церкви, и воинствующее настроение кальвинистов вызывали своеобразную католическую экзальтацию, которая так ярко проявилась несколько позже в деятельности католических лиг.

Правительство Генриха II начало преследовать кальвинистов с первого же дня. Сам король, холодный и черствый человек, больше обращал внимание на внешнюю сторону, чем на существо дела, но нажим на него со стороны католических кругов был настолько силен, что он скоро начал против еретиков жесточайшие гонения. 5 апреля 1546 года был издан эдикт, повышавший наказание за «богохульство». Если, например, виновный попадал под суд 5-й раз, его привязывали ошейником к позорному столбу; в 6-й раз — разрубали верхнюю губу «так, чтобы видны были зубы»; в 8-й раз — вырывали язык.

13 октября 1547 г. при Парламенте была создана знаменитая «Огненная палата» (Chambre ardente) с 14 советниками и 2 президентами, которая должна была судить по делам ереси. Впрочем, деятельность парламента в этом отношении началась раньше. Работу Огненной палаты изучил в XIX в. протестантский историк Пьер Вейс, который обследовал 439 приговоров, вынесенных палатой за первые годы царствования Генриха II 4. Выводы, к которым он пришел, таковы: среди привлеченных к суду почти отсутствуют дворяне, редко встречаются также чиновная аристократия и высшее духовенство. Основная масса — черное духовенство и ремесленники. Но это, конечно, не значит, что дворянство осталось чуждым кальвинизму. Последующие события показали, что главной силой кальвинистского движения во Франции были как раз дворяне. Дворяне и богатые буржуа имели много средств, чтобы избежать кровавых лап королевской инквизиции, желавшей подражать испанским образцам. Дворян спасали их замки, их привилегии, а те, кто и при этих условиях не чувствовал себя в безопасности, бежали к Кальвину. Французская эмиграция в Женеве в 1548-1549 годы была сплошь либо дворянской, либо буржуазно-аристократической.

Примечания

1. Н. Hauser. La Reforme et les classes populaires en France au XVI siecle.— «Re' yue d’histore moderne et contemporaine», 1889, t. I, p. 24—37»

2. Цит. По: M. Weber. Religionssoziokogie. Tubinge, 1922. S. 176.

3. См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, стр. 308.

4. P. Weiss. Chambre ardente. Pfris, 1889.

С.Д. Сказкин

Цитируется по изд.: История Франции. (отв. ред. А.З. Манфред). В трех томах. Том 1. М., 1972, с. 181-187.

Понятие:

Яндекс.Метрика