Суффеты

Авторы, писавшие на греческом языке, называли суффетов базилевсами или архонтами, тогда как латинские авторы называли их рексами, дуксами, преторами или императорами, используя в своих произведениях также транскрипцию финикийского слова «суфет» или «суффет». Многообразие терминов, используемых этими авторами, является отражением сложности нахождения точного эквивалента для обозначения этой функции в греческом и латинском мирах. Как мы уже говорили выше, многообразие используемых терминов, в частности использование слов «рекс» на латыни и «басилевс» на греческом языке, породили путаницу — видимо, уже со времен античности — в отношении реального существования монархического строя в Карфагене. В наши дни ученые пришли к единому мнению, основанному на предположении, высказанном около века тому назад крупным исследователем Северной Африки Стефаном Гзеллем, согласно которому термины «басилевс», «реке» и «суффет» являются синонимами.

Первоначальное значение корня Špt, произношение которого несколько отличается от его произношения на иврите (шуфет вместо шофет), — это больше чем судья, правитель или тот, кто осуществляет власть. О присвоении этого титула в Карфагене или на подвластных ему территориях можно судить по большому количеству эпиграфических посвящений. Институт суффетов существовал и на Востоке, где он получал развитие там, где монархический строй приходил в упадок. По свидетельству Иосифа Флавия, так произошло в Тире в VI веке, когда в 585 году, после тринадцатилетней осады Тира войсками Навуходоносора, управление городом было доверено суффетам. Отдельные упоминания об этой постепенно затухающей функции встречаются также в IV—III веках, а ее существование, кроме стран Востока, прослеживается в Китионе в IV столетии.

На финикийском Западе институт суффетов был широко распространен, и подтверждения этому мы встречаем и в Карфагене, и в целом в Северной Африке, на Сицилии, Сардинии и, видимо, если верить Титу Ливию (XXVIII), он существовал в Испании, в Кадиксе. Будучи муниципальным образованием, он не канул в лету после падения Карфагена, поскольку мы встречаем этот титул и в неопунических надписях или в латинской транскрипции (суф или суфф, суфет или суффет во множественном числе).

В карфагенских текстах упоминается около ста суффетов, что говорит о том, что этот титул присуждался лицу, исполняющему возложенные на него обязанности, пожизненно. Многие карфагеняне называли себя таким-то сыном такого-то суффета. Ввиду неоднозначности этого термина (верховный магистрат или простой судья) некоторые комментаторы задаются вопросом: все ли эти лица осуществляли функции, относящиеся к верховной магистратуре, или между ними существовала иерархия?

Но даже если упоминания о них встречаются часто, что позволило понять некоторые характерные особенности института суффетов (способ назначения, привилегии), отдельные стороны их деятельности все еще остаются для нас неясными. Это, в частности, относится к их количеству. Нам известно, что в III—II столетиях, то есть в период Пунических войн, два суффета-эпонима (давших свои имена годам правления) руководили Карфагеном. По мнению некоторых исследователей, их число было зафиксировано после реформы, имевшей место в то же время. По мнению других, в V веке избиралось вдвое большее число суффетов.

Согласно древним авторам, должность суффета не была наследуемой. Кандидаты в суффеты избирались ежегодно в зависимости от их достоинств и заслуг и более всего в зависимости от их материального положения. Аристотель видел в этом залог их эффективной работы: имея состояние, они бы не стремились обогащаться за счет своих сограждан. Нам неизвестно, имели ли они право повторно избираться после окончания срока их полномочий. Будучи раз избранными, суффеты присваивали свои имена текущему году (см. Измерение времени, гл. V). Многие надписи, содержащие посвящение или составленные в ознаменование какого-либо события, датировались следующим образом: в год суффетов X и Y, сыновей Z. А в одной из них говорится о переходе из одной магистратуры в другую. Подобный тип указания даты встречается также на Сицилии и на Сардинии.

Существует предположение, что карфагеняне или по крайней мере Совет старейшин (сенаторы) неустанно следили за справедливым распределением обязанностей между двумя суффетами-эпонимами, поскольку, если и можно выделить нечто постоянное в политической организации пунического мира, так это стремление никогда не допускать концентрации власти в руках одного магистрата, будь он гражданским лицом или военным.

Древние авторы, в частности Аристотель, наделяли суффетов многими привилегиями, например, они обладали правом созывать Совет старейшин (Сенат), возглавлять его и назначать повестку дня. Они вникали в вопросы судопроизводства, но круг их обязанностей в этом случае нам определить не удалось. Их полномочия и поле их деятельности также далеко не всегда нам понятны. Так, нам неизвестно, каким образом происходило разделение власти (внутренние/внешние дела; гражданское администрирование/управление военным ведомством и т.д.). При современном состоянии имеющихся в нашем распоряжении документов полномочиями суффетов, как нам кажется, охватывалась не только военная сфера. Например, Ганнибал Барка, избранный суффетом в 196 году, не совмещал, по всей вероятности, обязанности суффета с функциями главнокомандующего армией. Стефан Гзелль полагал, опираясь на литературные свидетельства, что некоторые «цари» (подразумевается суффеты) проводили военные кампания в период действия их полномочий. У нас нет в этом полной уверенности, поскольку, если принимать во внимание тот факт, что титул сохранялся и после окончания срока полномочий. Вполне возможно, что лица, упомянутые древними авторами, осуществляли свои функции суффетов до того, как на них было возложено командование армией. Наконец, мы также не уверены в том, что суффеты, в отличие от римских консулов и финикийских царей, должны были исполнять, кроме основных обязанностей, и жреческие функции.

Дриди Э. Карфаген и Пунический мир / Эди Дриди. – М., 2008, с. 139-143.

Яндекс.Метрика