Дворянство при Людовике XIV

Второе сословие королевства и общества, дворянство, составляет не более 1 % всего населения (50 000 семей). К этой разнородной группе в первую очередь относятся король и члены королевской фамилии (принцы крови — потомки Людовика Святого — и некоторые королевские бастарды), затем вельможи (герцоги и пэры Франции, 6 церковных пэров — Реймса, Ланга, Лана, Бове, Шалона и Нойона — и 76 светских пэров в 1715 г.). Они чаще всего живут при дворе, и их иерархия определяется тонкостями этикета.

Дворянство шпаги, хоть и растерявшее свою спесь во время двух последних регентств, прежде всего служит королю с помощью оружия и являет собой пример рыцарской доблести. Наследственный феод (исторические владения сеньоров) обеспечивает титул (герцог, маркиз, граф, виконт, барон), престиж и доход знаменитым родам (таким как герцогский дом Монморанси или Ларошфуко). Им обеспечены высочайшие должности (маршалов, председателей парламентов, архиепископов и т.д.). За свои заслуги некоторые

простолюдины могут добиться милостей короля и возведения в дворянство. Так, моряк Жан Бар получает крест Людовика Святого и королевские грамоты (1694). Звание рыцаря или оруженосца не означает владения землей в качестве сеньора; так, первый королевский хирург, Жорж Марешаль, сначала служит оруженосцем (1707), пока не получает земли Бьевр (1712).

К дворянству мантии принадлежат семейства выходцев из высшего управления. Титул чаще всего получен недавно, дворянство приобретено путем покупки или получения должности. Речь идет о королевских секретарях (которые являются сотрапезниками короля), судейских (советники и секретари верховных судов, парижской тюрьмы Шатле, Высшего совета), финансовых чиновниках (счетные палаты, высшие податные суды, монетные дворы, управления финансовыми округами), но также членах городского управления (купеческие старшины и эшевены крупных городов, так называемое дворянство колокола).

К неудовольствию Сен-Симона и его знатных современников «мыло плебеев» является действенным средством и позволяет этим новым фамилиям, выскочкам, соединить свою судьбу (посредством брака) с более почтенными семействами. Подобные стремления разделяют и члены могущественных кланов. Несмотря на богатство и престиж, которые дают их должности, министры (такие как Летелье, Кольбер, Фелипо) или парламентарии (Агессо, Комартен, Ламуаньон) хотят скрыть свое мещанское происхождение. Обладание обширными поместьями и военная служба — критерии, почитаемые старинной знатью, — дополняют этот социальный рост второго порядка.

Гораздо больше, чем должность, ранг аристократического рода определяется его древностью (дворянские титулы) и состоянием (доходы от капитала и недвижимости, жалованье и должностные привилегии, пенсии и денежные подарки короля).

Таким образом, в самом низу этого привилегированного класса мы видим мелкопоместных дворян, старинную сельскую знать, чьи доходы почти равняются доходам богатых крестьян. Для них роскошь двора является мечтой или воспоминанием, однако главное — это сохранить свою честь и достоинство. Эти главнейшие добродетели берегут как личное достояние, тем более что вторая половина XVII в. для многих сеньоров полна неопределенности. Ситуация для земельной ренты неблагоприятная: земля по-прежнему придает престиж, но доходы с нее уменьшаются.

Абсолютистская политика Людовика XIV отражается на авторитете и власти аристократов. Во всем королевстве учиняются многочисленные расследования (как в 1666 и 1696 гг.) для обнаружения незаконно присвоивших дворянский титул (цель — обратить их в простолюдинов, дабы заставить платить налоги, от которых дворянство освобождено) и местных тиранов («крупная судебная облава», описанная Эспри Флешье во время «Великих дней в Оверни» в 1664 г.). После беспорядков, учиненных Фрондой, двор, и особенно Версаль, становятся золотой клеткой для высшей аристократии (даже губернаторы провинций обязаны там бывать, что облегчает работу на местах королевских интендантов). Войны постоянно подвергают опасности судьбы семей (военные расходы высоки, а чья-то гибель может привести к пресечению рода); следует также отметить, что не все дворяне-протестанты последовали примеру Тюренна и поменяли веру, а некоторые в 1685 г. покинули страну.

Отныне аристократ — это человек, которого король считает дворянином. Во второй половине правления Людовика XIV увеличение количества должностей, дающих дворянство и являющихся объектом купли-продажи, позволило пополнить ряды дворян и вместе с ними отчасти и государственную казну.

Неизменная привлекательность дворянского статуса объясняется привилегиями, которые он дает. Помимо многочисленных знаков отличий (приставка к имени, титулы, герб, ношение шпаги, старшинство в социальной иерархии, право на охоту) дворяне пользуются послаблением в правосудии (никаких процессов в низших судах, уголовные дела в первой инстанции разбираются напрямую бальи или сенешалями, а более серьезные дела передаются в верховную палату парламента; при вынесении смертного приговора дворян не вешают, а отрубают голову, преимущественно мечом) и в уплате налогов (в частности, дворяне не платят талью и не отрабатывают барщину, однако обязаны платить другие налоги, например капитацию, введенную в 1695 г.); также дворяне имеют приоритетное право на получение самых высоких должностей (церковных, военных и административных). С другой стороны, дворянин обязан: жить благородно, то есть доходами со своего поместья (для старших в роду), служить королю или Церкви (военная или духовная карьера для младших в роду), но главное — избегать любой коммерческой или промышленной деятельности, что влечет за собой временное или постоянное лишение дворянства. Подобная угроза бесчестья все-таки допускает некоторые компромиссы: так, в период правления Людовика XIV можно было встретить дворян кузнецов, витражистов и даже авантюристов, занимавшихся морской торговлей. И потом, к услугам тех, кто боялся запятнать добродетель разными спекуляциями, всегда имелись подставные лица.

Бассине Ж.-Ф. Франция Людовика XIV. Великое время великих людей (1643-1715). Жан-Франсуа Бассине. – М., 2016, с. 68-71.

Понятие:

Яндекс.Метрика