Буржуазная социология 19 века

БУРЖУАЗНАЯ СОЦИОЛОГИЯ в 19 веке развивалась под влиянием позитивизма Конта и Спенсера в двух параллельных и сначала почти не связанных друг с другом направлениях — теоретическая социология и эмпирические социальные исследования. Теоретическая социология пыталась реконструировать главные фазы исторической эволюции и одновременно описать структуру общества. Однако развитие общества представлялось социологам-позитивистам в виде более или менее прямолинейной эволюции, а структура общества сводилась к механическому соподчинению различных «факторов». В зависимости от того, какой именно стороне общественной жизни придавалось наибольшее значение, в социологии 19 века выделяют несколько различных направлений.

Географическая школа абсолютизировала влияние географической среды и её отдальных компонентов (климат, ландшафт и т. д.). Демографическая школа считала главным фактором общественного развития рост народонаселения. Расово-антропологическая школа интерпретировала общественное развитие в понятиях наследственности, «расового подбора» и борьбы «высших» и «низших» рас. Органическая школа (органицизм) рассматривала общество как подобие живого организма, а социальное расчленение общества — как аналогичное разделению функций между различными органами. Социальный дарвинизм видел источник общественного развития в «борьбе за существование». В конце 19 — начале 20 веков широкое распространение получили различные разновидности психологической социологии — инстинктивизм, бихевиоризм, интроспекционистские объяснения общественной жизни в терминах желаний, чувственных интересов, идей, верований и т. п. Наряду с попытками объяснения общественной жизни в терминах индивидуальной психологии появились теории, выдвигающие на первый план коллективное сознание (Э. Дюркгейм, Е. Де Роберти, Ф. Гиддингс, Ч. Кули), а также сами процессы и формы социального взаимодействия (Ф. Теннис, Г. Зиммель, А. Фиркандт, С. Бугле и др.). Психологическая социология способствовала конституированию социальной психологии и изучению таких вопросов, как общественное мнение, специфика коллективной психологии, соотношение рационального и эмоционального моментов в общественном сознании, механизмы передачи социального опыта, психологические основы и условия формирования социального самосознания индивида и группы. Однако сведение социологии к психологии приводило к игнорированию материальных общественных отношений, их структуры и динамики.

Второй линией развития социологии в 19 веке были эмпирические социальные исследования. Потребность в информации о населении и материальных ресурсах, необходимой для нужд управления, вызвала появление периодических переписей и правительственных обследований. Капиталистическая урбанизация и индустриализация также породили или обострили ряд социальных проблем (бедность, жилищный вопрос и т. д.), изучением которых начали в 18 веке заниматься общественные организации, социальные реформаторы и филантропы. Первые эмпирические социальные исследования (работы английских политических арифметиков 17 века, французских правительственных обследования 17—18 веков) не имели систематического характера. В 19 веке число их быстро возросло. Эти исследования не только ввели в оборот новые факты, но и совершенствовали методы их сбора и анализа. Кетле разработал основы социологической статистики, Ле Пле — монографический метод изучения семейных бюджетов. Появились первые центры социальных исследований — Лондонское статистическое общество, Общество социальной политики в Германии и др. Эмпирические исследования начинают постепенно испытывать нужду в обобщающей теории,   а социологическая  теория — в эмпирической проверке своих положений.

Возникнув на стыке нескольких различных дисциплин и не имея чётко очерченного собственного предмета, социология на первых порах встречала сильную оппозицию со стороны представителей более старых дисциплин (особенно философов и историков) и не вписывалась в систему классического гуманитарного образования. Однако постепенно положение менялось. В конце 19 века социология становится университетской дисциплиной, начинают выходить специальные журналы.

Несмотря на этот рост социологии, её положение оставалось весьма неопределённым. Идеологический кризис, связанный с перерастанием домонополистического капитализма в империализм, революция в физике и кризис механического детерминизма в общенаучном мировоззрении, рост интереса к методологическим вопросам в связи с дальнейшей дифференциацией и специализацией общественных наук, методологический кризис позитивистского эволюционизма, господствовавшего в обществоведении 19 века, и усиление антипозитивистских течений в философии — всё это не могло не повлиять на социологию. Вульгарный механицизм и натурализм позитивистской социологии подверглись резкой критике со стороны неоидеалистических течений, вплоть до полного отрицания права социологии как науки на существование (Дильтей, Кроче). Острая теоретико-методологическая полемика развёртывается и внутри социологии.

Крупнейшие западноевропейские и американские социологи конца 19 — начала 20 веков Теннис, Зиммель, Дюркгейм, М. Вебер, Парето, Веблен ставили одни и те же основные вопросы. Все они ясно понимали, что буржуазное общество переживает кризис и испытывали тревогу по поводу его проблем, решения которых они не видели. Стремясь поднять социологию до уровня объективного, научного знания, они вместе с тем понимали недостаточность для обществоведения естественнонаучных методов. Настаивая на самостоятельности социологии и её отделении от философии, экономики и права, они в то же время анализировали такие философские вопросы, как природа социальной реальности, гносеологическая специфика социального познания, соотношение науки и мировоззрения. Воспринимая кризис буржуазного общества прежде всего как кризис его ценностных систем, они уделяли много внимания изучению норм и ценностей культуры и особенно — религии. При этом историко-эволюционный подход постепенно уступил место структурно-аналитическому, а теоретические построения начали всё теснее связываться с эмпирическим исследованием (например, книга «Самоубийство» Дюркгейма). Но в рамках общей проблематики формируются разные теоретические ориентации. «Социологизм» Дюркгейма, предлагающий рассматривать социальные факты «как вещи», продолжает линию позитивистского объективизма. «Понимающая социология» М. Вебера, стремившаяся расшифровать внутренний смысл социальных действий, связана, напротив, с идеями неокантианства и философии жизни. Функционализм Дюркгейма контрастирует как с исторической ориентацией Вебера, который считает социологические понятия «идеальными типами», необходимыми для упорядочения сложной исторической действительности, так и с подходом Зиммеля, для которого базовым, исходным социальным процессом является межличностное взаимодействие. Важно, что в последней трети 19 века началась активная конфронтация буржуазной социологии с марксизмом как по идеологическим, так и по теоретическим вопросам. Особенно усилился этот процесс после Великой Октябрьской  социалистической революции.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Понятие:

Яндекс.Метрика