Масонство (Маслин, 2014)

МАСОНСТВО (франкмасонство; от фр. franc mason – букв. вольный каменщик) - религиозно-нравственное движение, возникло в начале XVIII века в Великобритании и распространилось во многих странах, в т. ч. России. Провозглашало идеалы наднационального духовного братства, веротерпимости, самосовершенствования человека и человечества. В разные исторические периоды носило секретный или полусекретный характер. Общая черта многообразных течений масонства - претензия на обладание подлинным эзотерическим знанием и соответствующей ему практикой, происхождение которых чаще всего связывается с дохристианским и даже доисторическим (райским) периодом существования человека.

Уже в 1-й четверти XVIII века из Англии проникает на Европейский континент и вскоре распространяется в России, где для этого складываются благоприятные условия. В послепетровский период с ускорением нарастают процессы секуляризации, усиливается денационализация образованности и духовной жизни правящего сословия, в силу многих причин снижается авторитет и влияние православной церкви. В этих обстоятельствах русское дворянство видело в масонстве идейный противовес поверхностному «вольтерьянству» и безбожию. С учреждения первой ложи в 1731 году и до запрещения в 1822 году русское масонство пережило этап относительно легального существования, адаптируясь к особенностям российской действительности. К исходу 70-х годов XVIII века почти все известные дворянские фамилии имели в масонстве своего представителя.

Ложи открывались не только в Петербурге и Москве, но и во многих провинциальных городах. В число «вольных каменщиков» входили государственные деятели, придворные, такие историки и писатели, как И. Н. Болтин, Щербатов, А. П. Сумароков, М. М. Херасков, Карамзин, Новиков, педагоги и воспитанники Шляхетского кадетского корпуса, профессора и студенты Московского университета, Академии художеств. Они издавали свои журналы, переводные и оригинальные масонские сочинения, для чего усилиями Новикова, Лопухина, С. И. Гамалея была учреждена «Типографическая компания».

В 50-70-е годы XVIII века деятельность лож носила формальный характер; западноевропейские масоны разрешали своим русским «братьям» совершать так называемые «работы» лишь в первых трех степенях посвещения - ученик, товарищ, мастер. Культивировались традиционные христианские добродетели, филантропия, доминировало масонское обрядоверие. В те годы разные страны - метрополии, а также конкурирующие в них эзотерические школы не без определенного политического расчета стремились утвердить в России свою версию масонства.

Большим влиянием пользовался союз лож под руководством И. П. Елагина. В 1772 году Верховной ложей Англии он был утвержден в качестве Великого Провинциального мастера для России. Однако наиболее творчески одаренная, ориентированная на серьезные религиозно-философские и нравственные проблемы часть русской масонерии, стремясь к высшему знанию, критически оценивала популярное масонство. Перепробовав английские, шведские, французские, немецкие системы, вступая в смешанные союзы (например, союз 1776 года Елагина и Рейхеля), многие в конечном счете испытывали разочарование. И лишь с 1781 году, когда в Москве была создана «сиентифическая» (научная) ложа второй ступени «Гармония», объединяющая узкий круг идейных лидеров отечественного масонства (Новиков, Н. Трубецкой, Херасков, И. П. Тургенев, А. М. Кутузов, Лопухин, Гамалея), начинается новый этап его развития. Главным образом благодаря усилиям Шварца, также вошедшего в этот круг, состоялись контакты с немецким мистиком Вельнером, посвятившим русских в тайны «истинного масонства» - розенкрейцерства и в «теоретический градус Соломонских наук». Именно из среды московских розенкрейцеров исходили религиозно-философские идеи, определившие образ русского масонства XVIII — начала XIX столетий.

На общемасонском съезде в Вильгельмсбаде (1782) Россия получила статус особой 8-й Провинции, т. е. относительную независимость от западноевропейских лож. В эти годы значительно возрастает творческая, пропагандистская, издательская активность «вольных каменщиков». Сочинения Лопухина, лекции Шварца, журналы и статьи Новикова получают известность и широко обсуждаются. Однако к исходу 80-х годов «работы» московских масонов были временно прекращены. Православная церковь осуждала это новомодное аристократическое увлечение, как «дворянский раскол» и гностическую ересь, несмотря на сочувственное отношение к нему некоторых иерархов (митрополита Платона, священника М. Десницкого) и даже на то, что в то время многие члены Святейшего Синода были масонами.

Тайный характер деятельности, не всегда контролируемые правительством европейские связи, участие некоторых течений «вольных каменщиков» в революционных событиях во Франции, наконец, влияние на наследника престола - все это побудило Екатерину II начать преследование масонов. Более других пострадал Новиков. Он был арестован и заключен в Шлиссельбургскую крепость. Частичная реабилитация «вольных каменщиков» после смерти императрицы не привела к сколь-нибудь значительному оживлению их деятельности. И только с воцарением Александра I для русского масонства наступили более благоприятные времена.

Традиции розенкрейцерства продолжали масоны новой волны: И. А. Поздеев, А. Ф. Лабзин - руководитель весьма авторитетной петербургской ложи «Умирающего сфинкса», активизировали «работу» масоны шведской системы, в 1803 году в Москве учреждается влиятельная ложа «Нептуна» под председательством П. И. Голенищева-Кутузова - будущего куратора Московского университета. Франкмасонство во главе с А. А. Жеребцовым и графом М. Ю. Виельгорским объединяло представителей самых высших придворных кругов, в том числе великого князя Константина, А. X. Бенкендорфа, позднее шефа жандармов, В. Л. Пушкина и др. Ученики Новикова - Лабзин и М. Н. Невзоров - продолжили его деятельность по изданию книг религиозно-мистического содержания, выпускали журналы: «Сионский вестник» (1806) и «Друг юношества» (1807). Кроме того, в розенкрейцерских обществах, прежде всего у Лабзина и графа Грабянко, изучались магия, «традиционные науки», в том числе алхимия.

Немалой и известностью пользовалась ложа И. А. Фесслера - преподавателя древнееврейского языка в Петербургской духовной академии. В нее был принят министр Сперанский, по некоторым свидетельствам, вынашивавший планы повысить образовательный уровень русской духовенства с помощью «царственного искусства» «вольных каменщиков». Не без влияния активного противника масонства архимандрита Фотия Александр I своим рескриптом (1822) запретил деятельность всех тайных организаций в России, что было в дальнейшем подтверждено распоряжением Николая I. Общественно-политические взгляды большинства русский масонов отличались консерватизмом, иногда в его крайних формах (Лопухин, И. И. Голенищев-Кутузов). Идея социально-исторического прогресса рассматривалась как вредная иллюзия, поселившаяся в умах в эпоху Нового времени и призванная затушевать всеобщую духовную и нравственную деградацию. В частной переписке и печатных работах они выступали за незыблемость основ самодержавной власти, сохранение сословий и крепостного права. Их идеал - отрешенный от мира мудрец, занятый поисками «внутреннего света», который должен в своей внешней жизни быть образцом законопослушания, подчиняясь церковной и светской власти. Идеи же политизированного масонства левого направления развивались в России зачастую вне их специфической масонской атрибутики.

В масонских уставах безусловно доминировал космополитизм: «Вселенная есть отечество Каменщика; Каменщик - гражданин мира». Однако принципы религиозного универсализма, особенно после Отечественной войны 1812 года, подвергались в русском масонстве своеобразному видоизменению. Лопухин, Поздеев, Невзоров, фельдмаршал М. И. Кутузов (посвященный в 7-ю степень шведского масонства) словом и делом доказывали, что любовь к своему Отечеству и его защита от внешних врагов важнее абстрактных принципов интернационального масонского братства. Не отрицая наличия зла и неправды в социальной жизни, русские розенкрейцеры полагали, что бороться с ними следует главным образом путем построения в каждой личности внутреннего духовного храма. Религиозно-философская концепция человека занимает центральное место в масонском учении. Миропознание - только преддверие к самопознанию. С другой стороны, тайны мира и Бога могут раскрыться лишь самосознающему человеку, который обуздал в себе греховные помыслы, прежде всего «люциферову самость» (гордыню), и с помощью масонских работ овладел эзотерическим знанием. Русские розенкрейцеры черпали его в сочинениях мистиков и теософов, стоявших вне прямой церковно-христианской традиции: Ф. Парацельса, Я. Бёме, Э. Сведенборга, Ф. Этингера, К. Эккартсгаузена, Л. К. Сен-Мартена. Их привлекали полуеретические, обновленческие течения в христианстве, стремившиеся ь углублению веры и возрождению религиозного чувства: квиетизм, квакерство, пиетизм и др.

Большой интерес вызвали также древнейшие религии Ближнего и Среднего Востока, античные мистерии, иудейский эзотеризм, сакральные традиции Индии и Китая. Согласно масонской антропологии, существуют три качественно различные формы человеческого бытия, как и три типа человека, каждый из которых имеет особый онтологический статус, Бог сотворил Первоадама как существо бессмертное, блаженное, наделенное свободой воли. Его дух, душа, тело в их изначальной гармонии подчинялись «Духу Божию» и его воле. Человек Эдема (рая) обладал небесной премудростью и безграничными познавательными возможностями. После грехопадения и изгнания из рая «натура» его перерождается, складывается новый тип человека - ветхий Адам, уже не имеющий непосредственной связи с Богом. Отныне его существование сопровождает «бедственная временность» (Лопухин), страдания, смерть, дух и душа попадают в зависимость от тела. Ветхий Адам - это преимущественно «плотяной» (плотский) человек. Резко возросшее значение материальной жизни и чувственного опыта искажают процесс познания. Поэтому знания ветхого Адама всегда гипотетичны и несовершенны, «Где одна вероятность, там истинный разум не может находить полного уверения» (Записки сенатора И. В. Лопухина. М., 1990. С. 76).

С точки зрения русского масонства, сенсуализм, «оледеняющий деизм», ведущий к безбожию, утрата абсолютных нравственных ценностей - это предельное выражение падшего состояния человека. Истинное просвещение, в противовес этому, состоит в теоретической и духовно-практической работе по возвращению ветхого Адама («дикий камень») в состояние Первоадама («совершенный многогранник») с помощью нового Адама — Богочеловека. Реализации этой цели были подчинены масонские обряды, молитвы, символы, посвятительские практики. Те розенкрейцеры, которые тяготели к вневероисповедной мистике, были убеждены, что человек в своей земной жизни способен «центрально слиться» с Богом, достичь богочеловеческой стадии развития, как это делали пророки и религиозные реформаторы до Христа, великие теософы и алхимики - после.

А. И. Болдырев

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 367-369.

Литература:

Лонгинов М., Новиков И. Московские мартинисты. М.. 1867; Семека А. В. Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины против масонов. Спб., 1902; Масонство в его прошлом и настоящем: В 2 т. М., 1914-1922; 2-е изд. М., 1991; Соколовская Т. О. Капитул Феникса. Высшее тайное масонское направление в России. Пг., 1916; Вернадский Г. В. Русское масонство в царствование императрицы Екатерины II. Пг., 1917; Аржанухин С. В Философские взгляды русского масонства. Екатеринбург, 1995.

Понятие:

Яндекс.Метрика