Плюрализм монистический

ПЛЮРАЛИЗМ МОНИСТИЧЕСКИЙ (от лат. pluralis множественный и греч. monos - один, единственный) - философская позиция, согласно которой существует как множество независимых и не сводимых друг к другу видов бытия (в онтологии), оснований и форм (в гносеологии), так и органично объединяющее их единое начало. Термин «плюрализм монистический» для характеристики своей системы «панпсихизма» использовал Козлов. Следуя учению Г. В. Лейбница, Р. Г. Лотце и отчасти Г. Тейхмюллсра, Козлов наряду с признанием множественности субстанциальных точек бытия или «реальных существ» говорил об их взаимодействии и единстве в системе мирового «сросшегося организма». Источник единства мира, считал он, коренится в «Высочайшей Субстанции» (Боге). Сын Козлова, С. А. Алексеев (Аскольдов), присоединяясь к учению «панпсихизма», утверждал слияние самобытных «душ» мира (одушевлено в мире все) в единой «высшей душе», вследствие чего мир оказывался «живой личностью». Лопатин, используя идеи Лейбница и Платона и называя свою концепцию системой «конкретного динамизма», также говорил о том, что «вечное единое раскрывается в вечном многом». Одно множество - мир вечных идей - заключено в Боге, а другое множество - мир земных вещей - хотя и коренится в мире идей, однако несоизмеримо с ним вследствие действия начала самоутверждения и распада. Подобный плюрализм монистический близок построениям В. С. Соловьева, Флоренского, Булгакова. Позиции плюрализма монистического придерживался, по существу, Н О. Лосский. Среди представителей плюрализма монистического были и некоторые русские гегельянцы, например, Дебольский («Верховный Разум, как бы не довольствуясь собственной полнотой, индивидуализируется во Множестве ограниченных разумов»), и некоторые неокантианцы, например, Гессен, говоривший о понятийном плюрализме монистическом («подлинная иерархия понятий должна быть необходимо синтезом монизма и плюрализма», и в этом синтезе общего и частного заключается конкретность понятий), и Бердяев, который в ранний период творчества, вероятно, под влиянием Козлова признавал «иерархическое единство» одухотворенных монад под эгидой Первичной Божественной Монады. Однако позднее Бердяев в духе персонализма и экзистенциализма говорил о том, что «человек есть дитя Божие, но и свободы», «над которой бессилен Бог». Тайна личности столь велика, что невыразима «на языке отвлеченной метафизики». Противоречивым к плюрализму монистическому было также отношение П. Б. Струве, то соглашавшегося с ним, то считавшего, что вне религиозного отношения «человеческая жизнь есть слепая игра слепых сил». Согласно Франку, любой монизм или дуализм упрощает и искажает реальность, а конкретно и полно передает ее только «антиномистический монодуализм» (так у Франка, по существу, обозначается идея плюрализма монистического), согласно которому «одно не есть другое и вместе с тем и есть это другое, и только с ним, в нем и через него есть то, что оно подлинно есть в своей последней глубине и полноте». Иными словами, суть - в непостижимом металогическом (или трансрациональном) всеединстве.

В. Л. Курабцев

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 480.

Литература:

Козлов А. А. Свое слово. Спб., 1888-1898. Вып. 1-5; Аскольдов С. А. А. А. Козлов. М., 1912; Гессен С. И. Монизм и плюрализм в систематике понятий//Труды Русского народного ун-та в Праге. 1928. Т. 1; Франк С. Л. Соч. М., 1990; Бердяев Н. А. Философия свободного духа. М., 1994; Лосский Н. О. Избранное. М., 1991.

Понятие:

Яндекс.Метрика