Логика науки

ЛОГИКА НАУКИ – направление логических и философских исследований научного знания, основными задачами которого являются описание строения и структуры науки, определение важнейших познавательных функций научного знания и анализ используемых в различных научных дисциплинах – математике, естествознании, социальных, гуманитарных и технических науках логических процедур получения и обоснования знания, методов доказательства и опровержения. По своим задачам она тесно связана с философией науки, социологией науки и психологией научного исследования и открытия. Основное отличие логики науки от философии науки состоит в том, что в ней преимущественное внимание уделяется использованию средств формальной логики, прежде всего современной формальной логики для анализа научного знания, в то время как в философии науки главными методами исследования являются эпистемологические, историко-научные и методологические средства, причем научное знание рассматривается не только в контексте его структуры и функций, но также и в аспекте его генезиса. От социологии науки и психологии научного исследования логика науки отличается тем, что центральные ее проблемы концентрируются вокруг построения теоретических, формальных – в идеале формализованных моделей научного знания, а социология и психология науки ориентированы на эмпирические исследования структуры, функций и форм деятельности научного сообщества (социология науки) и выявление психологических механизмов создания нового знания (психология научного исследования). В логике науки иногда выделяется особая область – логика научного исследования, в которой основной акцент делается на анализе динамической, процессуальной стороны научного творчества.

Исследования по логике науки начались в период формирования современной экспериментальной науки в 16–17 веках в трудах Галилея, Фр. Бэкона, Декарта, Лейбница, Юма и других классиков философии Нового времени, хотя в то время и даже значительно позже термин «логика науки» не использовался. Существенный вклад в разработку этой проблематики внес позитивизм Конта, Спенсера, Маха, прагматизм Пирса и Джемса, конвенционализм Пуанкаре, операционализм Бриджмена и т.д. Специальное внимание исследованию логических оснований научного знания было уделено в середине и в конце 19 в. Дж. Гершелем, У. Уэвеллом, Дж.С. Миллем, С. Джевонсом, П. Дюгемом и фактически с их исследований началась реальная история логики науки с преимущественным акцентом на разработку проблем индуктивного обоснования научного знания.

В 20 в. логика науки стала одной из наиболее активно разрабатываемых областей философско-логических исследований. Этому способствовала возможность использования для анализа научного знания средств математической логики, основы которой были заложены Дж. Булем, Г. Фреге, Б. Расселом и др. Существенные результаты были получены в первой трети 20 в. и позднее сторонниками логического позитивизма (М. Шлик, Р. Карнап, Г. Рейхенбах, Ф. Франк, К. Гемпель и др.), которые в своих исследованиях опирались на фундаментальные работы Рассела по логическому атомизму и на «Логико-философский трактат» Витгенштейна. В 50–80-е гг. важную роль в разработке идей логики науки сыграли работы представителей критического рационализма (основатель этого направления Поппер еще в 30-е гг. получил известность как оригинальный исследователь проблем логики и роста научного знания) и постпозитивизма (Т.Кун, И. Лакатош, П. Фейерабенд, Ст. Тулмин, Д. Агасси и др.). В результате в 20 в. в рамках аналитической философии сформировались три главных направления исследований по философии и логике науки: 1) логический анализ языков науки и исследования по формализации таких языков; 2) лингвистический анализ обыденного языка, который, естественно, используется также и в науке; 3) логико-методологический анализ развития научного знания, смены парадигм научного исследования, логические и внелогические факторы динамики научного знания. В последние два-три десятилетия 20 в. к этим трем направлениям добавились исследования по использованию средств т.н. неформальной логики (Informal Logic) для анализа научного, гл. о. гуманитарного, знания.

В России и Советском Союзе разработка проблем логики науки велась на рубеже 19 и 20 вв. преимущественно в связи с анализом гуманитарного знания (Н. Лосский, А. Лосев и др.) и весьма активно, начиная с 50–60-х гг., в области исследования современного математического, естественно-научного, социального и технического знания (В. Асмус, Б. Кедров, П. Копнин, А.Ахманов, В.Смирнов, А Зиновьев, Б.Грушин, М.Мамардашвили, Г.Щедровицкий, Д.Горский, Б.Грязнов, М.Попович, А.Уемов, А.Огурцов, В.Степин и многие другие).

Одной из важнейших исходных проблем логики науки является различение научного и ненаучного знания, в частности метафизического. Логические позитивисты решали эту проблему с помощью принципа верифицируемости – подтверждения универсального высказывания (закона) на основе установления истинности соответствующего факта или единичного свидетельства. Такое подтверждение закона может быть только частичным, и поэтому Карнап, Рейхенбах и другие разработали вероятностную концепцию подтверждения, которая, однако, не давала возможности установить истинность соответствующего универсального утверждения. Поппер переформулировал эту проблему: с его точки зрения проблема демаркации науки и метафизики не является вопросом анализа языка, а представляет собой действительную философскую проблему, которую можно решить, используя принцип фальсифицируемости – доказательства ложности универсального высказывания (закона) на основании установления истинности противоречащего ему единичного свидетельства (по логическому закону Modus tollens). Согласно этой концепции, все научное знание погрешимо, оно носит предположительный характер, признается научным сообществом в качестве правдоподобного до тех пор, пока не опровергается фактическими данными науки, но в конечном счете должно быть заменено на более истинные научные гипотезы и теории.

В логике науки значительное внимание уделяется исследованию логических способов обоснования теоретического знания. Логические позитивисты пытались решить эту проблему на основе редукции (сведения) теоретического знания к эмпирическому, которое базируется на данных чувственных восприятий (протокольных предложениях) и в истинности которого, как представляется, нет оснований сомневаться. В этой программе были получены интересные результаты при исследовании логических проблем редукции, однако в целом реализовать ее не удалось. Эмпирическое знание, в основе которого в конечном счете лежат субъективные чувственные восприятия, не может рассматриваться как безусловно истинный фундамент научного знания. Кроме того, решение проблемы редукции сталкивается с т.н. «дилеммой теоретика», сформулированной одним из лидеров логического позитивизма, К.Гемпелем: если теоретические понятия сводимы к эмпирическим, то они не нужны; если же они не сводимы к эмпирическим понятиям, они тем более не нужны. В результате проблему редукции не удалось решить в общем виде, и можно говорить о сведении теоретических понятий к эмпирическим только применительно к отдельным областям знаний и только в связи с обсуждением конкретных, специальных научных проблем.

Среди других проблем логики науки, получивших основательную разработку во 2-й пол. 20 в., следует назвать дедуктивно-номологическую модель научного объяснения, предложенную в современной формулировке Поппером и Гемпелем (дать объяснение некоторого события – значит дедуцировать описывающее его высказывание, используя в качестве посылок один или несколько универсальных законов вместе с определенными начальными условиями), логический анализ наблюдения, измерения, эксперимента, логическое описание методов построения научных теорий (эмпирического, аксиоматического, конструктивного и т.п.), разработка логических методов оценки правдоподобности научных теорий и др. См. также ст. Методология и Философия науки и лит. к ним.

В.Н. Садовский

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 418-419.

Литература:

Дюгем П. Физическая теория, ее цель и строение. СПБ, 1910;

Милль Дж. С. Система логики силлогистической и индуктивной. М., 1914;

Проблемы логики научного познания. М., 1964;

Логика научного исследования. К., 1965;

Попович М.В. О философском анализе языка науки. К., 1966;

Копнин П.В. Логические основы науки. К., 1968;

Ракитов А.И. Курс лекций по логике науки. М., 1971;

Карнап Р. Философские основания физики. Введение в философию науки. М., 1971;

Садовский В.Н. Модели научного знания и их философские интерпретации. – «ВФ», 1983, № 3;

Логика научного познания. М., 1987;

Мамчур Ε.Α., Овчинников Η.Φ., Огурцов А.П. Отечественная философия науки: предварительные итоги. М., 1997;

Никифоров А.Л. Философия науки: история и методология. М., 1998;

Smart H.R. The Logic of Science. N. Y.–L., 1931;

Popper K.R. Logik der Forschung. Wien, 1934 (English transl.: The Logic of Scientific Discovery. Ν. Υ– L., 1959; сокращенный рус. пер. в кн.: Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983);

Northrop F.S.С. The Logic of the Sciences and the Humanities. N. Y., 1948;

Hempel С. Aspects of Scientific Explanation: Essays in the Philosophy of Science. N. Y., 1965;

Harré R. An Introduction to the Logic of the Sciences. L.–N. Y., 1966;

Hesse M.B. The Structure of Scietific Inference. Berkeley–Los Angeles, 1974;

Niiniluoto I. Truthlikeness. Dordrecht, 1987;

Miller D. Critical Rationalism. A Restatement and Defence. Chicago–La Salle, 1994.

Понятие:

Яндекс.Метрика