Христианский социализм (Кузнецов, 2007)

ХРИСТИАНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ - многочисленные течения в современном христианстве, обосновывающие социалистическую идеологию и практику положениями евангельского учения. Возник непосредственно под влиянием революционных событий 30—40-х гг. XIX в. во Франции как разновидность «феодального социализма» в противовес «научному социализму» и социалистическому рабочему движению. Предшественники и родоначальники — Ф.Ж. Бюше, Ф. Гюэ и Ф. де Ламенне, примкнувший к ним в конце своей жизни Ф. Морис и др. Они считали революцию нормальным явлением общественной жизни и пытались доказать, что она создала условия для развития таких социальных ценностей, которые заключены в самом христианстве.

Бюше, сопоставляя революцию с основными принципами протестантизма, не нашел между ними чего-либо общего, поскольку протестантизм провозглашает верховенство индивидуального разума, тогда как революция — принцип верховенства народа, «догмат братства, который непосредственно вытекает из учения церкви и отвергает эгоизм, к которому приводит протестантизм». По мнению Гюэ, достижением революции был отрыв христианства, точнее, его католической версии, от государства, а революционные лозунги свободы, равенства и братства освободили христианство, которое в 1789 г. обрело свой подлинный облик. Ламенне в 1830 г. объявил либерализм «восстанием христианского духа свободы» и в целях пропаганды своих идей основал газету «I'Avenir» («Будущее») под девизом «Бог и свобода!», сочетавшую религию с демократическими свободами и призывавшую к отделению церкви от государства. Позже Ламенне стал утверждать «тождество христианского и демократического Евангелия», за что был назван «родоначальником католического социализма» и одним из предшественников христианской демократии.

Не осталась в стороне проблематика Х.с. и в русской религиозной философии, которая, напротив, отвергла революцию как единственный реальный путь изменения существующих условий жизни. Такую позицию твердо отстаивали Ф.М. Достоевский, Вл.С. Соловьев. В «Дневнике писателя» (IV январский выпуск 1881 г.) Достоевский подчеркивает: «Не в коммунизме, не в механических формах заключается социализм народа русского: он верит, что спасется лишь в конце концов всесветным единением во имя Христово. Вот наш русский социализм!» Надлежащее решение социальных вопросов возможно лишь на основе христианского, а не атеистического социализма, т.е. посредством религиозно-нравственного совершенствования личности, «деятельной христианской любви». «Станем сами лучше, тогда и среда изменится», — часто повторял он свое возражение материалистам. «Каждый человек должен быть человеком и относиться к другим, как человек к человеку» — таков идеал Достоевского.

Туже мысль выражает Вл. Соловьев, который, говоря о «правде социализма», указы-вает в то же время на его ограниченность, опасность и на необходимость дать этой правде вселенский христианский смысл. Он ратует за самоотречение, отказ каждого человека от своей «воли» в пользу «безусловного» нравственного начала, видя в этом путь к свободе, равенству и всеобщей солидарности, сущностью которой является христианская религия.

Булгаков также атеистическому социализму с его максимой «единым хлебом жив человек» противопоставлял «вдохновение любви и социального равенства» Х.с., направленного на существование людей во имя Иисуса Христа. Находясь до 1907 г. под влиянием марксизма, он пребывал в плену «той великой жизненной правды, которая содержится в социализме», рассматривал его как «способ практического осуществления христианской любви и солидарности», считал, что «истинное христианство необходимо приводит к социализму», и видел в нем историческое и религиозное призвание России. Вероучительное определение отношения православия к Х.с. Булгаков считал ненужным, потому что это является вопросом не догматики, но социальной этики. Однако, ссылаясь на Отцов Церкви (Василия Великого, Иоанна Златоуста и др.), полагал, что «мы имеем совершенно достаточное основание для положительного отношения к социализму, понимаемому в самом общем смысле как отрицание системы эксплуатации, спекуляции, корысти». Говоря о «догматическом основании» Х.с., он выводил его из идеи православной церкви, из соборного духа православия и опирался при этом на авторитет и духовный опыт тех, кого считал сторонниками социального христианства: славянофилов, Ф.М. Достоевского, Вл. Соловьева, JI.H. Толстого и др.

Одной из попыток привести теоретические изыскания в области Х.с. к практическому осуществлению явилось создание в Москве нелегального общества «Христианское братство борьбы» (1905) во главе с В. Свенцицким, В. Эрном, П. Флоренским и др. Программные установки данной организации были близки к булгаковскому Х.с., но во многом утопичны. Свой идеал братство находило не в будущем, а в прошлом, в «первохристианском коммунизме». Столь же утопичны были надежды братства на обращение православной церкви в центр революционной активности.

В 1917 г. вышла в свет брошюра Булгакова «Христианство и социализм», в которой он констатировал, что идеи Х.с. в современной ему России имеют очень благоприятную почву, что «в социализме самом по себе, рассматриваемом как совокупность мер социальной политики, нет ничего, что бы не соответствовало христианской морали», и потому мысль о нем не содержит в себе никаких противоречий и что «его не миновать истории». В данной работе он уже не ищет соединения христианства и социализма, а, наоборот, противопоставляет их, чтобы прийти к выводу о том, что «социализм есть царство от мира сего». Поэтому он отказался от создания партии христианских социалистов: «Пусть социалисты делаются христианами, а через то христианизируется и их социализм, но выступать с проповедью особой партии Х.с. — это значит принижать вселенские глаголы христианства и самую Церковь ставить в положение партии». Такую партию он не считал способной быть в условиях 1917 г. центром единения и сплочения России. По мнению Булгакова, основная мысль Х.с. состоит в том, что между христианством и социализмом может и должно существовать «положительное» соотношение. «Христианство дает для социализма недостающую ему духовную основу, освобождая его от мещанства, а социализм является средством для выполнения велений христианской любви, он исполняет правду христианства в хозяйственной жизни».

Атеистическому социализму Булгаков предъявляет обвинения за его корыстное, нелюбовное, предпринимательское отношение к природе, «отчуждение от матери-зем- ли»; равнодушие потомков к своим умершим предкам, «духовный каннибализм»; безразличие к человеку, игнорирование его трагической природы, подмену человеческой личности законами развития природы и общества; воинствующее мещанство, «буржуазность» и, самое главное, за бессилие изменить природу человека, без чего нельзя добиться существенного, радикального преобразования жизни. Практическое осуществление атеистического социализма в СССР и других бывших социалистических странах стало одной из причин уменьшения числа сторонников и потери былой популярности Х.с. во всем мире.

Литература:

Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. В 30-ти т. Т. 27. Л., 1984;

Булгаков С.Н. Христианский социализм. Новосибирск, 1991;

Кареев Н .И. История Западной Европы в новое время. Т. 5. СПб., 1898;

Шейнман М.М. Христианский социализм. М., 1969;

Овсиенко Ф.Г. Эволюция социального учения католицизма. М., 1987.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 649-651.

Яндекс.Метрика