Общественные отношения (Кузнецов)

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ - связи между индивидами, система которых делает совокупность данных индивидов обществом, а самих их - общественными существами. В основе общества лежит производство материальных благ. Без него невозможно существование человека ни как биологического индивида, ни как социального существа. Производство всегда включает в себя: а) собственно производство, т.е. процесс созидания материальных благ; б) процесс их распределения; в) чаще всего также процесс обмена их; г) и, наконец, процесс потребления созданного продукта. Собственно производство и потребление суть отношения людей к вещам, распределение и обмен — отношения между людьми. Отношения распределения и обмена принято называть экономическими (социально-экономическими) или производственными отношениями. Система этих отношений образуют общественную форму, в которой идет процесс производства. Существует несколько разных типов социально- экономических отношений, разных общественных форм, в которых идет производство, и, соответственно, разных общественных типов производства, именуемых способами производства. Специфика социально-экономических отношений состоит в их объективности, первичности по отношению к человеческому сознанию, т.е. в материальности. Они не просто существуют независимо от сознания и воли людей, а определяют их сознание и волю, т.е. являются материальными отношениями.

Хотя социально-экономические отношения существовали всегда, впервые они были открыты как объективные, материальные отношения лишь с возникновением капитализма. Особенность капиталистических социально-экономических отношений, отличающая их от всех прочих производственных отношений, заключается в том, что, выступая как отношения капиталистического рынка, они прямо, непосредственно диктуют людям, как им нужно действовать прежде всего в сфере экономики, но не только в ней. Общепризнанно, что при капитализме не существует внеэкономического принуждения. А это может означать лишь одно: система экономических отношений выступает как явление, существующее независимо от сознания и воли людей, живущих в этой системе, и прямо, непосредственно заставляющее, принуждающее этих людей действовать именно так, а не иначе, т.е. определяющее их сознание и их волю. И люди, живущие под диктатом экономических отношений, рано или поздно с неизбежностью должны были осознать вначале практически, а затем и теоретически и существование этих отношений, и их объективность, т.е. их независимость от человеческого сознания и человеческой юли. Понимание объективности социально-экономических отношений присутствует у представителей классической политической экономии от У. Петги до А. Смита и Д. Рикардо. Но реального истока этой объективности они раскрыть не смогли. Они пытались найти ее корень в природе человека, что привело их к выводу, что иных социально-экономических отношений, кроме капиталистических, быть не может. Этой точки зрения и сейчас придерживаются многие современные западные и российские экономисты.

К. Маркс с самого начала исходил из факта существования нескольких отличных типов социально-экономических отношений и тем самым способов производства, которые в процессе исторического развития последовательно сменяли друг друга (рабовладельческий, феодальный, капиталистический и др.). Это и позволило ему найти разгадку объективности социально-экономических отношений. Каждая система экономических отношений была общественной формой, в которой шел процесс создания общественного продукта. Общественный продукт создавался определенной силой, которую составляли работники, вооруженные средствами труда. Эти люди вместе со средствами труда, которые они приводили в движение, составляли производительные силы общества. И бросалось в глаза, что в разные эпохи разными были не только системы экономических отношений, но и производительные силы общества. Одной производительной силой были люди, вооруженные деревянными копьями, иной - люди, создававшие нужные им вещи с помощью бронзовых орудий, и совсем другой — люди, использовавшие в своей производственной деятельности машины, приводимые в действие паром. Разные стадии производства отличались друг от друга не только типами экономических отношений, но и уровнем развития производительных сил.

И отсюда был сделан вывод о зависимости типа существующих в обществе экономических отношений от уровня развития его производительных сил. Уровень производительных сил общества определяет существующую в нем систему экономических (производственных) отношений. Изменение производительных сил общества рано или поздно ведет к тому, что одна система экономических отношений сменяется качественно иной их системой.

Зависимость типа существующих социально-экономических отношений от уровня развития производительных сил особенно наглядно видна на примере первобытного общества.

В классовом обществе, где с необходимостью существует государство, экономические отношения собственности закрепляются в праве, в котором выражается воля государства. Волевые отношения собственности в этом обществе принимают форму не моральных, как в раннепервобытном обществе, а правовых, юридических. И во всех докапиталистических классовых обществах экономические отношения определяли поведение людей не прямо, непосредственно, как при капитализме, а через посредство права и других такого же рода общественных явлений. Для этих обществ было характерно внеэкономическое принуждение. Крестьянин, например, работал на феодала потому, что законом был прикреплен к земле, и потому, что феодал по закону имел права на его личность и тем самым его рабочую силу. И здесь экономические отношения были прикрыты волевыми. На поверхности выступали только правовые отношения.

В любом обществе отношения собственности существовали в двух видах. Один вид — экономические отношения собственности, существующие в форме отношений распределения и обмена. Другой вид - волевые отношения собственности, выступающие в форме либо моральных, либо правовых отношений. Социально-экономические отношения, или экономические отношения собственности, — единственные материальные О.о. Но волевые отношения собственности — далеко не единственные волевые О.о. Кроме них су-ществует множество форм волевых О.о.

Таким образом, О.о. в целом прежде всего подразделяются на два основных рода: а) материальные, к которым относятся одни лишь социально-экономические, и б) волевые, которые охватывают все прочие социальные связи. Материальные О.о. определяют общественное сознание в узком смысле, общественные действия людей, а тем самым и все их волевые отношения. Система материальных отношений выступает по отношению к собственно общественному сознанию и производным от него волевым отношениям как их фундамент, а тем самым как базис, основа общества в целом. Собственно общественное сознание вместе с системой волевых отношений, узлами которой являются всевозможные социальные институты, образуют надстройку общества.

Важнейшую роль среди волевых О.о. играют отношения власти, организация власти в обществе. В систему властных отношений входит мораль, которая даже в раннепервобытном обществе регулирует не только распределение, но и действия людей то всех сферах общества. С появлением государства возникает государственная власть, а вместе с ней право и политика, сложная система правовых и политических отношений.

Именно система О.о. делает совокупность индивидов обществом, а самих индивидов социальными существами, качественно отличными от животных. Бесспорно, что каждый человек — это также и биологический организм. Несомненно, что у людей существуют все основные биологические инстинкты, прежде всего пищевой и половой, и без удовлетворения этих инстинктов существование людей абсолютно невозможно. Но кроме этих биологических стимулов у людей существуют качественно иные, более мощные, чем первые. Поведение людей уже в раннепервобытной общине определяется, помимо биологических инстинктов, нормами, которые не просто сосуществуют с этими инстинктами, а регулируют и контролируют их проявление, ограничивают их действие — иными словами, господствуют над ними. Под строжайшим контролем данных норм находится не только пищевой, но и половой инстинкты. На стадии раннепервобытного общества существовал, например, абсолютный запрет половых отношений внутри рода, обычно именуемый экзогамным табу. Эти новые факторы поведения в отличие от старых имеют свои корни вовсе не в биологических структурах. У них совершенно иная материальная основа - система социально- экономических отношений. Последняя представляет собой особый вид материи — социальную материю, которая невещественна, нетелесна, не имеет физического бытия, но, тем не менее, существует и определяет сознание и волю людей. Система этих материальных отношений, образуя основу объединения людей, превращает такое объединение в особый организм, качественно отличный от биологического и развивающийся по особым своим законам — иным, чем те, что действуют в животном мире. Вместе с возникновением социальной материи возникает и новая форма движения материи, включающая в себя в качестве своего момента биологическую (а тем самым химическую, физическую и т.п.), но не сводимую к ней социальную форму материального движения.

Зная организм человека, мы практически ничего не знаем о нем как о действующем субъекте. Конечно, люди всегда нуждаются в пище и стремятся ее получить. Но все дело в том, что в обществах с разной социально- экономической структурой люди, чтобы получить пищу, должны действовать совсем по-разному. Если человек живет в раннепервобытном обществе (см. Первобытное общество), он автоматически имеет право на долю добычи любого другого члена общины. А при капитализме он может приобрести пищу лишь на рынке за деньги. Потому важнейшая задача заключается в приобретении денег. Разными членами общества она решается различным образом в зависимости от места, которое эти люди занимают в системе социально-экономических отношений. Чтобы знать, что представляет собой человек, к чему он стремится, чего он хочет и т.п., необходимо исследовать не его биологический организм, а тот социоисторический организм, в состав которого он входит, и место, занимаемое человеком в структуре этого организма, прежде всего социально-экономического. Социальная материя в нормальных условиях определяет, каков человек. Человек — в том числе и биологический организм. Но не в этом заключается его сущность. Вот почему неверно утверждение, что человек есть общественное животное. Он — вообще не животное, он — общественное существо. В этом и только в этом — его сущность. Как писал К. Маркс: «...сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений».

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 382-384.

Яндекс.Метрика