Необходимость и случайность (Кириленко, Шевцов, 2010)

НЕОБХОДИМОСТЬ И СПУЧАИНОСТЬ — философские категории, которые носят «соотносительный» характер; в них выражены диаметрально противоположные представления о характере детерминации всего существующего: либо то или иное явление, событие, изменение в явлении возникает обязательно, его появление предсказуемо, вытекает из самой сущности исследуемого процесса, определяется внутренними взаимосвязями («Н.»), либо определенное явление может произойти, а может и не произойти; само его появление, его особенности нельзя предсказать («С.»). С. не вытекает из сущности исследуемого процесса, она, как правило, является результатом не прямых причин, но сложных причинно-следственных цепей либо комплекса причин. С. может быть связана с широким кругом условий — той среды, в которой осуществляются причинно-следственные взаимодействия. С. не может быть объяснена «из самой себя», в отличие от Н. Вместе с тем и Н., и С. не выпадают из причинно-следственных связей, они существуют объективно.

Соотношение Н. и С. в мире было предметом размышлений философов на протяжении всей истории человеческой мысли. В древности решение этой проблемы воплотилось в понятиях Хаоса и Космоса. К Демокриту восходит точка зрения, согласно которой С. не существует объективно. Оценка событий как произошедших случайно есть лишь результат нашего незнания. Эта идея была широко распространена в XVII—XVIII вв. в рамках механистического детерминизма. Эпикур, напротив, обосновал объективный, субстанциональный характер С. Он увидел основу всех случайных событий в том факте, что некоторые атомы, по его мнению, самопроизвольно отклоняются от обычной траектории, без участия какого-либо внешнего воздействия. И «линия Демокрита», и «линия Эпикура» исходят из понимания Н. как проявления внешней, «механической» причинности — воздействия одного тела на другое.

Вместе с тем, начиная с Гегеля, идеи которого были продолжены в марксизме, понимание С. и Н. изменилось на диаметрально противоположное: Н. — это не результат внешних воздействий, а, напротив, то, что вытекает из внутренних закономерностей предмета; С. же — это результат внешних воздействий. С. для Гегеля существует объективно, но не вытекает из сущности данного предмета. Г. Плеханов рассматривал С. как результат «пересечения» линий необходимого развития процессов. В этом случае Н. сближается с понятием свободного развития. С. — это проявление несвободы. Диалектика С. и Н. предполагает, что С. есть форма проявления Н.: Н. пробивает дорогу через массу С. Различие С. и Н. не абсолютно, носит относительный характер. Существует также понимание Н. как отношения логического следования. В этом смысле Н. существует только в области логических тавтологий, законов логики, которые истинны независимо от значений «переменных» (логический позитивизм).

В XIX-XX вв. умозрительные понятия Н. и С. конкретизировались в понятиях динамических и статистических закономерностей. Динамические закономерности определяют существование каждого единичного явления, а статистические управляют массовыми однородными, но существующими независимо друг от друга явлениями. Возникает понятие вероятности наступления того или иного события как «мера» его С. Конструктивная роль С. в мировом процессе оказывается в центре внимания современной философии. Особое значение для понимания соотношения С. и Н. приобретают исследования в области синергетики, трансформируясь в понятия «порядка» и «беспорядка». Возрастание внимания к случайным процессам в мире по-новому ставит проблему человеческой ответственности за принимаемые решения.

Кириленко Г.Г., Шевцов Е.В. Краткий философский словарь. М. 2010, с. 241-242.

Яндекс.Метрика