Категорический императив (Кузнецов)

КАТЕГОРИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ - центральная категория этики Канта, при помощи которой раскрывается сущность нравственного закона. Кант разработал теорию К.и. главным образом в «Основоположении к метафизике нравов» (раздел второй). Он исходит из убеждения, что нравственный закон содержит в себе абсолютную необходимость. Таковым может быть только закон, который не зависит от опыта — ни от реального, ни от возможного; это есть добрая воля, понимаемая как чистая воля, свободная от воздействия склонностей и обладающая безусловной внутренней ценностью. Добрая воля может быть порождена только разумом; в качестве способности поступать согласно представлению о законах воля есть практический разум. Нравственный закон, тождественный доброй воле, есть объективный принцип воли, данный разумом, и он должен был бы быть самоочевидной основой разумного существа. Однако человек — не просто разумное существо, он — несовершенное разумное существо, на его волю воздействуют не только представления о законах, но и сами законы, не только разум, но и многообразные эмпирические мотивы. Поэтому нравственный закон выступает как принуждение и приобретает форму императива.

Императивы предписывают делать нечто хорошее тому, кто не всегда руководствуется представлением о хорошем. Они могут повелевать или гипотетически или категорически. Гипотетические императивы являются условными, связывают поступок с достижением определенных целей, ставя его в зависимость от последствий; они бывают императивами техническими, когда в расчет не принимается средство достижения целей (всякий совет врача хорош и уместен, если достигнута цель и восстановлено здоровье человека), и императивами прагматическими, касающимися выбора средств для достижения счастья. К.и. предписывает поступки, которые хороши сами по себе, безотносительно к какой-либо цели; только он обладает той степенью абсолютной необходимости, которая делает его нравственным. «Существует только один категорический императив, а именно: поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» (Кант И. Соч. 4(1). С. 260). Здесь в закон возводится поведение общезначимое для всех разумных существ. Данное требование в свою очередь означает, что каждое разумное существо должно стать той целью, «вопреки которой никогда нельзя поступать» (Там же. С. 280). Отсюда вторая формулировка: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству» (Там же. С. 270). К.и. требует также предположения, что воля каждого разумного существа обладает способностью учреждать нравственный закон. К.и. основан на автономии воли, включающей в себя «принцип воли как воли, всегда своими максимами устанавливающей всеобщие законы» (Там же. С. 274). Три формулировки К.и. — лишь три разных способа представлять один и тот же закон.

К.и. подвергался в истории философии прямой критике за формализм и за абстрактный риторизм, он был и остается излюбленной мишенью всех, кто выступает против этического абсолютизма. Даже неокантианцы стремились придать К.и. содержательную определенность путем его соединения с социальными идеалами. Существуют также попытки современных теоретиков морали трансформировать К.и. в универсальный принцип, запрещающий совершать действия, которые, став всеобщими, будут иметь плохие следствия. 

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 248.

Яндекс.Метрика