Причинность (Ильичёв, 1983)

ПРИЧИННОСТЬ, генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах её движения и развития. Вопрос о причинности непосредственно связан с пониманием принципов строения материального мира и его познания. На основе причинности организуется материально-практическая деятельность человека и вырабатываются научные прогнозы. Всё это обусловливает остроту проблемы причинности в философии и науке вообще (см. Детерминизм и Индетерминизм). Проблема причинности тесно связана с основным вопросом философии: «... субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм...» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 159).

Сущностью причинности является производство причиной следствия. Причинность есть внутренняя связь между тем, что уже есть, и тем, что им порождается, что ещё только становится. Этим причинность принципиально отличается от других форм связей, для которых характерен тот или иной тип упорядоченной соотнесённости одного явления другому.

Причинность объективна: она есть присущее самим вещам внутреннее отношение. Причинность всеобща, так как нет явлений, которые не имели бы своих причин, как нет явлений, которые не порождали бы тех или иных следствий.

Связь причины и следствия является необходимой: если есть причина и налицо соответствующие условия, то неизбежно возникает следствие, причём оно всегда порождается данной причиной при тех же условиях и во всех других случаях. Следствие, произведённое некоторой причиной, само становится причиной другого явления; последнее, в свою очередь, оказывается причиной третьего явления и т. д. Эту последовательность явлений, связанных друг с другом отношением внутренней необходимости, называется причинной или причинно-следственной цепью. Её можно назвать «цепью причинения». Любая из цепей причинения не имеет ни начала, ни конца. Попытки найти абсолютно «первую» или «последнюю» причины означают обращение в той или иной форме к чуду, сверхъестественной силе.

В процессе причинения происходит перенос материи и движения от причины к следствию. С этим связана другая фундаментальная черта процесса причинения — перенос структуры от причины к следствию, т. е. воспроизведение, «отображение» структуры причины в структуре следствия. Этот факт лежит в основе присущего материи свойства отражения. На основе причинного воздействия и переноса структуры по цепям причинения осуществляются все виды создания, восприятия, передачи, хранения, переработки и использования информации в технических устройствах и живых организмах. Информационный аспект процессов причинения играет особенно важную роль в социальной сфере, выражая существенную особенность причинности в социальной области.

Неизбежность переноса материи и движения от причины к следствию ведёт к тому, что уже сам факт порождения следствия определенным образом изменяет причину, что является универсальным свойством причинности. На основе этого свойства причинность в ходе естественного развития материи возникают системы с обратной связью и самоорганизующиеся системы. Процесс причинения последовательно развёртывается во времени. Его исходным пунктом служит формирование самой причины для действия в данных условиях. Причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или менее длительная стадия, когда причина и следствие сосуществуют вместе и в течение которой идёт процесс активного воздействия следствия на причину. То, как именно будет действовать причина и каким окажется следствие, зависит не только от природы причины, но и от характера условий, при которых развёртывается действие этой причины. Условия, независимые от причины явления, превращают в действительность заключённую в причине возможность порождения следствия.

Обоснование причинности и её виды. В диалектическом материализме представление о причинности обосновывается на основе практики: тот факт, что человек управляет определенными природными и социальными процессами, является решающим доказательством существования причинности. С развитием практики и познания раскрываются новые виды причинности, которые определяются природой соответствующих объектов и систем, формой движения материи.

Классическая физика основывалась на механическом понимании причинности: причиной искомого состояния объекта является некоторое его исходное состояние и его взаимодействия за исследуемый отрезок времени. Предсказания солнечного и лунного затмений, времени противостояния планет и т. п. служили важным обоснованием этой концепции.

Развитие современной физики, и прежде всего становление и развитие квантовой механики, привело к существенному видоизменению, обобщению категории причинности. Это связано с признанием фундаментальной значимости нового класса теорий — статистических теорий, которые принципиальным образом включают в свою структуру вероятностные представления (см. Вероятность). В классической физике предполагалось, что все связи между параметрами объекта определены в количественном отношении строго однозначно (так называемый лапласовский детерминизм). В структуру же статистических теорий неустранимым образом включены неопределённость и неоднозначность. Так, например, в квантовой механике определение состояния квантовой системы включает в себя неоднозначность ряда характеристик, поэтому определение будущих состояний системы также содержит неоднозначность. Вместе с тем наиболее существенные характеристики при задании состояний определяются вполне однозначно.

Познание причин явлений направлено прежде всего на раскрытие их сущности. В этой связи принципиальное значение имеет мысль Ф. Энгельса о том, что бессмысленно настаивать на абсолютно исчерпывающем познании всех причинно-следственных связей какого-либо объекта (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 20, с. 534). В рамках статистических теорий, и прежде всего в квантовой механике, причинность раскрывает именно существенные взаимосвязи, которые определяются однозначным образом. Познание же причин явлений, ведущих к неоднозначным связям, выходит за рамки этих теорий.

Тот факт, что статистические теории включают в себя неоднозначность и неопределённость, по-своему был истолкован теми философскими направлениями, которые отрицают причинность и детерминизм. Утверждая, что статистические теории свидетельствуют о принципиальном индетерминизме и знаменуют крушение принципа причинности, представители позитивистской философии абсолютизировали наличие указанной неопределённости.

Развитие новейших обобщений категории причинности непосредственно связано с разработкой новых классов законов — симметрии и управления. Первые выражают проникновение познания на новые фундаментальные уровни строения материи, вторые особо уделяют внимание раскрытию направленности и эффективности функционирования сложных систем. В ходе этих исследований на первый план выдвигаются и разрабатываются структурно-информационные аспекты учения о причинности.

Причинность есть лишь одна из форм всеобщей связи явлений. К особо важным типам связей относятся законы природы и общества. Понятие «закон» более широкое, нежели понятие «причинность». Если причинность соединяет только причину и её следствие, то закон может соединять не только причины с их следствиями, но и, например, разные следствия той же самой причины, разные стороны одного и того же следствия, порождённого данной причиной, и другой связи.

Причинность никогда не реализуется в «чистом» виде, освобождённом от присутствия других форм связи, и только в абстракции может быть отделена от них. Но такая абстракция необычайно плодотворна и эффективна, потому что помогает вскрыть причинность как основу, на которой складывается вся система многообразных явлений природы и общества. Конечно, когда причинная связь раскрыта, мышление должно вновь вернуться к целостной картине и как бы вплести причинность в сложную сеть многообразных взаимозависимостей.

В ходе развития современной науки раскрывается всё большее многообразие форм связи явлений, выражающихся в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера. На основе такой тенденции у некоторых философов и учёных стало складываться ошибочное впечатление, будто вообще изучение причинных связей, отношений порождения отступило на задний план и уже не составляет существенные задачи научного исследования.

Существуют также представления, сближающие причинность с фатализмом или даже отождествляющие их, что используется в двух взаимно исключающих целях либо для оправдания фатализма, либо для критики причинности, как якобы ведущей к телеологии или родственной ей. Но оба эти подхода несостоятельны. Если в диалектическом учении о причинности явления понимаются как необходимо связанные между собой по своей внутренней природе, то для фатализма явления сами по себе никак не связаны друг с другом; необходимость лежит за их пределами и действует помимо них, подчиняясь неотвратимому сверхъестественному року. Учение же о причинности, напротив, не утверждает, что нечто, порождаемое причиной, произойдёт при всех условиях с неотвратимостью. Изменяя условия, можно изменить и следствия данной причины; создавая условия, при которых возникают противоборствующие причинные тенденции, можно даже пресекать ранее сложившийся ход событий, останавливать действие прежней причины и создавать новые возможности. Указывая на те или иные возможности, причинность даёт реальную опору для человеческой свободы.

Однолинейное механическое понимание причинности было не в состоянии опровергнуть телеологию, поскольку целый ряд фактов не укладывался в рамки такой причинности. Трудности причинного объяснения в этом случае привели к альтернативе: «либо причинность, либо телеология». Эта альтернатива была преодолена только тогда, когда теория причинности стала опираться на представление о её диалектической природе, включающее идею об обратной связи и определенной направленности функционирования сложных систем. Эти представления получили дальнейшую разработку в ходе развития общей теории управления. То, что движет сложноорганизованные системы к определенному состоянию,— не фиктивная «целевая причина», а воздействие вполне реальных конкретных материальных факторов, характеризующих строение и динамику таких систем.

И. В. Кузнецов, Ю. В. Сачков.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Литература:

Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; его же, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Философские тетради, там же, т. 29; Бом Д., Причинность и случайность в современной физике, пер. с англ., М., 1959; Фролов И. Т., О причинности и целесообразности в живой природе, М., 1961; Бунге М., Причинность, пер. с англ., М., 1962; Бриллюэн Л., Науч. неопределенность и информация, пер. с англ., М., 1966; Кузнецов И. В., Категория причинности и ее познавательное значение, в сб.: Теория познания и современная наука, М., 1967; Свечников Г. А., Причинность и связь состояний в физике, М., 1971; Омельяновский М. Э., Диалектика в современной физике, М., 1973; Современный детерминизм. Законы природы. Сб. ст., М., 1973; Аскин Я. Ф., Философский детерминизм, Саратов, 1974; Основы марксистско-ленинской философии, Μ., 19806; Актуальные проблемы детерминизма. Материалы Всесоюзной научной конференции, Тб., 1980 (библ.).

Понятие:

Яндекс.Метрика