Метаязык

МЕТАЯЗЫК (от греч. τὰ μετὰ– «после», «за» и язык; букв. – «некоторый язык о данном языке») – одно из важнейших понятий современной логики, математики, философии и методологии науки, семиотики и теоретической лингвистики. В самом общем смысле метаязык – любой естественный или искусственный язык (язык «второго уровня»), на котором описывается другой язык (язык «первого уровня»), служащий для описания предметов, свойств и ситуации окружающего мира либо тех или иных его областей или сфер. Так, при изучении английского языка в качестве метаязыка может выступать русский язык, как, впрочем, и любой другой естественный или некоторые искусственные языки. Роль метаязыка по отношению к любому естественному языку выполняют правила его словообразования, синтаксиса и т.п., в общем случае – любые его фрагменты, которые используются для описания данного, анализируемого или изучаемого языка. Язык, который описывается в метаязыке, называется предметным языком, или языком-объектом. Различение языков-объектов и соответствующих метаязыков является относительным: любой из метаязыков в свою очередь может стать объектом описания в метаязыке более высокого уровня, однако практически для решения задач исследования языков не требуется выхода за пределы метаязыка второго уровня.

Смешение терминов (слов) и высказываний (осмысленных утверждений) метаязыка и соответствующего языка-объекта порождает трудности в понимании и использовании языков человеческого общения и нередко приводит к серьезным парадоксам. Так, нельзя сказать, что «Лошадь – это существительное», так как в этом предложении «лошадь» – это термин языка-объекта, а «существительное» – метаязыковой термин. Эта ситуация относительно простая, и трудность исчезает после небольшого исправления приведенного предложения: «Слово «лошадь» – это существительное». Значительно большие трудности возникают с известными еще из Античности парадоксами (позднее их назовут семантическими), например, с парадоксом «Лжец» (4 век до н. э.): «Один критянин сказал, что все критяне – всегда лгут. Что он сказал – истину или ложь?», в котором наряду с предметными терминами используется метаязыковое понятие «истина», причем не только для оценки соответствующего предметного высказывания, но и по отношению ко всему этому утверждению в целом. Подобные парадоксы представляют проблему и ныне. Таким образом, с иерархией человеческих дескриптивных (описательных) языков и трудностями использования языков разных уровней человечество неявно стало сталкиваться, начиная с античности (Ксенофан, Платон, Аристотель), во всяком случае со времени более или менее ясного понимания содержания мета-языковых терминов типа «истина».

Впервые различение языка-объекта и метаязыка проведено Д. Гильбертом, однако без использования соответствующей терминологии, а применительно к различению «математики» и «метаматематики». Термины «язык-объект» и «метаязык» были введены А. Тарским и Р. Карнапом в середине 1930-х годов. Это различение стало активно использоваться в исследованиях проблем математической логики и оснований математики. Несколько позже его стали применять в лингвистике, семиотике, в философии и методологии науки. В каждой из этих дисциплин применение термина «метаязык» при сохранении его общего значения приобретает некоторые специфические черты. Так, в логике и математике метаязык обычно понимается как средство изучения формализованных языков – логических и математических исчислений, или (в несколько иной формулировке) как формализованный или неформализованный язык, на котором формулируются утверждения метаматематики; в лингвистике метаязык рассматривается как средство построения металингвистики и т. д. При всем различии таких трактовок общепризнано, что метаязык должен быть богаче соответствующего языка-объекта, так как он должен содержать не только обозначения для всех имен и выражений последнего, но и фиксировать с помощью своих специфических средств их свойства и устанавливать различного рода отношения и связи между ними. Только в этом случае удается избежать различного рода парадоксов и антиномий при использовании иерархии используемых человеком языков. Богатые выразительные средства метаязыков логики, математики, лингвистики и других дисциплин позволяют формулировать на них метатеории соответствующих предметных областей научного знания.

В.Н. Садовский

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 550-551.

Литература:

Клини С.К. Введение в метаматематику. М., 1957;

Черч А. Введение в математическую логику. М., 1960;

Гастев Ю.А. Гомоморфизмы и модели. М., 1975;

Драгалин А.Г. Математический интуиционизм. Введение в теорию доказательств. М., 1979;

Гвишиани Н.Б. Язык научного общения (вопросы методологии). М., 1986;

Смирнова Е.Д.  Логическая семантика и философские основания логики. М., 1986;

Тарский А. Семантическая концепция истины и основания семантики. – В кн.: Аналитическая философия. Становление и развитие. М., 1998;

Сarnap R. Der logische Syntax der Sprache. W., 1934;

Tarski A. Logic, Semantic, Metamathematic. Oxf., 1956.

Понятие:

Яндекс.Метрика