Восточный вопрос

ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС - условное, принятое в дипломатии и исторической литературе, обозначение международных противоречий конца 18 - начала 20 веков, связанных с наметившимся распадом Османской империи (султанской Турции) и борьбой великих держав (Австрии (с 1867 года - Австро-Венгрии), Великобритании, Пруссии (с 1871 года - Германии), России и Франции) за раздел ее владений, в первую очередь - европейских. Восточный вопрос был порожден, с одной стороны, кризисом Османской империи, одним из проявлений которого являлось национально-освободительное движение балканских и других нетурецких народов империи, с другой стороны - усилением на Ближнем Востоке колониальной экспансии европейских государств в связи с развитием в них капитализма.

Сам термин «Восточный вопрос» впервые был употреблен на Веронском конгрессе (1822) Священного союза во время обсуждения положения, возникшего на Балканах в результате греческого национально-освободительного восстания 1821-1829 годов против Турции.

Первый период Восточного вопроса охватывает отрезок времени с конца 18 века до Крымской войны 1853-1856 годов. Он характеризуется преимущественно преобладающей ролью России на Ближнем Востоке. Благодаря победоносным войнам с Турцией 1768-1774, 1787-1791(92), 1806-1812, 1828-1829 годов Россия закрепила за собой Южную Украину, Крым, Бессарабию и Кавказ и прочно утвердилась на берегах Черного моря. Тогда же Россия добилась для торгового флота права прохода через Босфор и Дарданеллы (см. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года), а также и для своих военных кораблей (см. Русско-турецкие союзные договоры 1799 и 1805 годов). Автономия Сербии (1829), ограничение власти султана над Молдавией и Валахией (1829), независимость Греции (1830), а также закрытие Дарданелльского пролива для военных судов иностранных государств (кроме России; см. Ункяр-Искелесийский договор 1833 года) в значительной мере явились результатами успехов русского оружия. Несмотря на агрессивные цели, которые преследовал царизм в отношении Османской империи и отходящих от нее территорий, становление на Балканском полуострове независимых государств являлось исторически прогрессивным последствием побед русской армии над султанской Турцией.

Экспансионистские интересы России столкнулись на Ближнем Востоке с экспансией других европейских держав. На рубеже 18-19 веков главную роль здесь пыталась играть послереволюционная Франция. В целях завоевания восточных рынков и сокрушения колониального преобладания Великобритании Директория, а затем Наполеон I добивались территориальных захватов за счет Османской империи и приобретения сухопутных подступов к Индии. Наличием этой угрозы (и, в частности, вторжением французских войск в Египет (см. Египетская экспедиция 1798-1801 годов)) объясняется заключение Турцией союза с Россией в 1799 и 1805 годы и с Великобританией в 1799 году. Усиление русско-французских противоречий в Европе и, в частности, в Восточном вопросе привело в 1807-1808 годы к неудаче переговоров Наполеона I с Александром I о разделе Османской империи. Новое обострение Восточного вопроса было вызвано восстанием греков в 1821 году против турецкого владычества и ростом разногласий России с Великобританией, а также противоречиями внутри Священного союза. Турецко-египетские конфликты 1831-1833, 1839-1840 годов, угрожавшие сохранению власти султана над Османской империей, сопровождались вмешательством великих держав (Египет поддерживала Франция). Ункяр-Искелесийский договор 1833 года о союзе между Россией и Турцией являлся апогеем политико-дипломатическим успехов царизма в Восточном вопросе. Однако нажим со стороны Великобритании и Австрии, добивавшихся ликвидации преобладающего влияния России в Османской империи, и особенно стремление Николая I к политической изоляции Франции имели следствием сближение России с Великобританией на почве Восточного вопроса и заключение Лондонских конвенций 1840 и 1841 годов, что фактически означало дипломатическую победу Великобритании. Царское правительство пошло на отмену Ункяр-Искелесийского договора 1833 года и вместе с другими державами согласилось «наблюдать за поддержанием целостности и независимости империи Оттоманской», а также провозгласило принцип закрытия Босфора и Дарданелл для иностранных военных судов, в том числе и русских.

Второй период Восточного вопроса открывается Крымской войной 1853-1856 годов и завершается в конце 19 века. В это время еще более повысился интерес Великобритании, Франции и Австрии к Османской империи, как к источнику колониального сырья и рынку сбыта промышленных товаров. Экспансионистская политика западноевропейских государств, при удобных обстоятельствах отрывавших от Турции ее окраинные территории (захват Великобританией в 1878 году Кипра и в 1882 году Египта, оккупация Австро-Венгрией в 1878 году Боснии и Герцеговины и Францией в 1881 году Туниса), маскировалась принципами сохранения «статус-кво», «целостности» Османской империи и «равновесия сил» в Европе. Эта политика имела целью достижение английским и французским капиталом монопольного господства над Турцией, устранение влияния России на Балканском полуострове и закрытие Черноморских проливов для русских военных судов. В то же время проводимый западноевропейскими державами курс задерживал ликвидацию исторически изжившего себя господства турецких феодалов над подвластными им народами. Крымская война 1853-1856 годов и Парижский мирный договор 1856 года способствовали укреплению позиций английского и французского капитала в Османской империи и превращению ее к концу 19 века в полуколониальную страну. Вместе с тем выявившаяся слабость России по сравнению с капиталистическими государствами Западной Европы определила упадок влияния царизма в международных делах, в том числе в Восточном вопросе. Это ярко проявилось в решениях Берлинского конгресса 1878 года, когда после выигранной войны с Турцией царское правительство вынуждено было пойти на пересмотр Сан-Стефанского мирного договора 1878 года. Тем не менее создание единого Румынского государства (1859-1861) и провозглашение независимости Румынии (1877) были достигнуты благодаря помощи России, а освобождение болгарского народа от турецкого гнета (1878) явилось результатом победы России в войне с Турцией 1877-1873 годы. Стремление Австро-Венгрии к экономической и политической гегемонии на Балканском полуострове, где перекрещивались пути экспансии монархии Габсбургов и царской России, вызвало с 70-х годов 19 века рост австро-русского антагонизма в Восточном вопросе.

Наступление в конце 19 века эпохи империализма открывает третий период Восточного вопроса. В связи с завершением раздела мира появились новые обширные рынки для вывоза капиталов и товаров, новые источники колониального сырья и возникли новые очаги мировых конфликтов - на Дальнем Востоке, в Латинской Америке, в Центральной и Северной Африке и в других районах земного шара, что привело к уменьшению удельного веса Восточного вопроса в системе противоречий европейских держав. Тем не менее присущие империализму неравномерность и скачкообразность развития отдельных капиталистических стран и борьба за передел уже поделенного мира вели к обострению соперничества между ними в полуколониях, в том числе в Турции, что проявилось и в Восточном вопросе. Особенно бурную экспансию развила Германия, сумевшая потеснить в Османской империи Великобританию, Россию, Францию и Австро-Венгрию. Сооружение Багдадской железной дороги и подчинение правящей турецкой верхушки во главе с султаном Абдул-Хамидом II, а несколько позднее и младотурок военно-политическому влиянию германских империалистов обеспечили кайзеровской Германии преобладание в Османской империи. Германская экспансия способствовала усилению русско-германского * и в особенности англо-германского антагонизма. Кроме того, активизация агрессивной политики Австро-Венгрии на Балканском полуострове (стремление к аннексии территорий, населенных южно-славянскими народами, и к получению выхода в Эгейское море), опиравшаяся на поддержку Германии (см. Боснийский кризис 1908-1909 годов), привела к крайней напряженности в австро-русских отношениях. Однако царское правительство, отложив в конце 19 века реализацию своих захватнических замыслов в Восточном вопросе, придерживалось выжидательного и осторожного курса. Это объяснялось отвлечением сил и внимания России на Дальний Восток, а затем ослаблением царизма вследствие поражения в войне с Японией и особенно благодаря первой русской революции 1905-1907 годов. Росту противоречий в Восточном вопросе в эпоху империализма и расширению его территориальных рамок содействовал дальнейший процесс разложения Османской империи, сопровождавшийся, с одной стороны, дальнейшим развитием и расширением национально-освободительного движения подвластных султану народов - армян, македонцев, албанцев, населения Крита, арабов и, с другой стороны, вмешательством европейских держав во внутренние дела Турции. Балканские войны 1912-1913 годов, прогрессивным результатом которых было освобождение Македонии, Албании и греческих островов Эгейского моря от турецкого гнета, в то же время свидетельствовали о крайнем обострении Восточного вопроса.

Участие Турции в 1-й мировой войне на стороне германо-австрийского блока определило наступление критической фазы Восточном вопросе. В итоге поражений на фронтах Османская империя утратила большую часть своей территории. В то же время в ходе войны германские империалисты превратили Османскую империю «... в своего и финансового и военного вассала» (Ленин В. И., Соч., т. 23, с. 172). Секретные соглашения, заключенные в годы войны между участниками Антанты (англо-русско-французское соглашение 1915 года, Сайкс-Пико договор 1916 года и др.), предусматривали переход Константинополя и Черноморских проливов к России и раздел Азиатской части Турции между союзниками.

Планы и расчеты империалистов в Восточном вопросе разрушила победа в Россия Великая Октябрьская социалистическая революции **. Советское правительство решительно порвало с политикой царизма и отменило тайные договоры, подписанные царским и Временным правительствами, в том числе договоры и соглашения, касавшиеся Османской империи. Октябрьская революция дала могучий импульс национально-освободительной борьбе народов Востока и среди них - борьбе турецкого народа. Победа национально-освободительного движения в Турции в 1919-1922 годы и крах антитурецкой империалистической интервенции Антанты были достигнуты при морально-политической и материальной поддержке со стороны Советской России. На обломках прежней многонациональной Османской империи образовалось национальное буржуазное турецкое государство. Так, новая историческая эпоха, открытая Октябрьской революцией, навсегда сняла Восточный вопрос с арены мировой политики.

Примечания

* Никакого русско-германского антагонизма накануне Первой мировой войны так и не возникло. Точнее говоря, этот мнимый антагонизм жил исключительно в марксисткой историографии Первой мировой войны, так как сторонникам марксизма-ленинизма нужно было подогнать решение под готовый ответ – под догму о неразрешимых противоречиях между империалистическими державами (Покровский так вообще договорился до такого маразматического суждения, что причиной Первой мировой войны было противоречие между Германией и Россией, а развязало войну якобы царское правительство). На самом деле Германия накануне той войны размещала в экономике Российской империи огромные инвестиции. Сегодня руководство РФ многое бы отдало за подобные по своим масштабам инвестиции, но оно сегодня не получает таковых. А Российская империя получала немецкие капиталы, что способствовало небывалому экономическому развитию страны в 1913 году. Германию ненавидели Англия и Франция, как своего конкурента, в том числе и в использовании российского рынка сбыта и места приложения свободных капиталов. Именно между ними существовал антагонизм. Убить Германию и уничтожить немецкую нацию – такова была мечта Лондона и примыкавших к нему по сути уже глобальных финансовых структур. Но в Первую мировую войну ресурсы антигерманских держав были рассчитаны неверно, а Россию британские агенты в Петрограде обрушили несколько преждевременно (из-за нежелания допустить победы России над Турцией и установления контроля над Босфором и Дарданеллами), поэтому растереть Германию и немецкую нацию в порошок в 1918 году не удалось. Эта британская мечта была реализована лишь в 1945 году. В завершение настоящего примечания напомним, что война между Германией и Россией в 1914 году началась в большей степени по недоразумению: император Николай II предполагал провести частичную мобилизацию войск для локальных действий против Австро-Венгрии в ответ на окупацию союзной нам православной Сербии, но технически была возможна только полная мобилизация вооруженных сил, которая неизбежно привела к аналогичной полной мобилизации в Германии, и к началу выдвижения войск к метам соприкосновения с потенциальным противником согласно планам Генштабов.

** А тут уж автор переходит к откровенной лжи. Так называемые империалистические планы по разделу территории Турции разрушил инспирированный британским послом в Петрограде Бьюкененом государственный переворот в марте 1917 года, именуемый в историографии «Февральской революцией». А вовсе не события октября того же года. Именно в виду неизбежной победы русских войск над Турцей и грядущего взятия ими под свой контроль проливов Босфор и Дарданеллы англичане (в частности Черчилль, ранее, в 1915 году, проваливший морскую операцию британских войск по взятию проливов) организовали и провели в столице Российской империи переворот, следом за которым военный министр Временного правительства Керенский первым делом отозвал с Черного моря адмирала Колчака и отправил его в командировку в Лондон. Ведь в марте адмирал согласно планам Генштаба как раз должен был взять проливы в ходе комбинированной морской и сухопутной операций. Лондон решил не допустить этого. Октябрь же к разрушению планов раздела Турции имел косвенное отношение.

А. С. Силин. Ленинград.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН - ВЯЧКО. 1963.

Яндекс.Метрика