Восточный вопрос: историография

Литература о Восточном вопросе очень велика. Нет ни одной сводной работы по истории дипломатии и международных отношений нового времени и особенно по истории Турции, России и балканских государств, в которой в большей или меньшей степени не был бы затронут Восточный вопрос. Кроме того, существует обширная научная и публицистическая литература, посвященная различным аспектам и периодам Восточного вопроса или освещающая те или иные события, относящиеся к Восточному вопросу (преимущественно о проблеме проливов и о русско-турецких войнах 18-19 веков). Тем не менее, обобщающих исследований о Восточном вопросе крайне мало, что в известной мере объясняется сложностью и обширностью самого вопроса, трактовка которого требует изучения большого числа документов и обширной литературы.

Глубокая характеристика Восточного вопроса дана К. Марксом и Ф. Энгельсом в статьях и письмах, опубликованных накануне и в период Крымской войны и Боснийского (Восточного) кризиса 1875-1878 годов и посвященных состоянию Османской империи и обострившейся борьбе европейских держав на Ближнем Востоке (см. Соч., 2 изд., тт. 9, 10, 11; 1 изд., тт. 15, 24). Маркс и Энгельс выступали в них с последовательно интернационалистических позиций, продиктованных интересами развития в Европе и, в частности, в России революционно-демократического и пролетарского движения. Они гневно разоблачали захватнические цели, преследуемые в Восточном вопросе царизмом *. С особой силой клеймили Маркс и Энгельс политику в Восточном вопросе английские буржуазно-аристократические олигархии во главе с Г. Дж. Т. Пальмерстоном, определявшуюся агрессивными стремлениями на Ближнем Востоке. Наилучшим разрешением Восточного вопроса Маркс и Энгельс считали действительное и полное освобождение балканских народов из-под турецкого ига. Но, по их мнению, такая радикальная ликвидация Восточного вопроса могла быть осуществлена лишь в результате победы европейской революции (см. Соч., 2 изд., т. 9, с. 33, 35, 219).

Марксистское понимание Восточного вопроса применительно к периоду империализма развито В. И. Лениным. В различных исследованиях (например, «Империализм, как высшая стадия капитализма») и в многочисленных статьях («Горючий материал в мировой политике», «События на Балканах и в Персии», «Новая глава всемирной истории», «Социальное значение сербско-болгарских побед», «Балканская война и буржуазный шовинизм», «Пробуждение Азии», «Под чужим флагом», «О праве наций на самоопределение» и др.) Ленин дал характеристику процесса превращения Османской империи в полуколонию империалистических держав и их грабительской политики на Ближнем Востоке. Одновременно Ленин утверждал за всеми народами Османской империи, в том числе за турецким народом, неотъемлемое право на освобождение от империалистической кабалы и феодальной зависимости и на самостоятельное существование.

В советской исторической науке Восточный вопрос широко трактуется в многочисленных исследованиях М. H. Покровского о внешней политике России и международных отношениях нового времени («Империалистическая война», Сб. статей, 1931; «Дипломатия и войны царской России в XIX столетии», Сб. статей, 1923; ст. «Восточный вопрос», БСЭ, 1 изд., т.13). Покровскому принадлежит заслуга разоблачения и критики агрессивных замыслов и действий царизма в Восточном вопросе. Но, приписывая торговому капиталу определяющую роль во внешней и внутренней политике России, Покровский сводил политику царизма в Восточном вопросе к стремлению русских помещиков и буржуазии добиться обладания торговым путем через Черноморские проливы. Вместе с тем он преувеличивал значение Восточного вопроса во внешней политике и дипломатии России. В ряде своих работ Покровский характеризует русско-германский антагонизм в Восточном вопросе как основную причину Первой мировой войны 1914-1918 годов, а царское правительство считает главным виновником ее развязывания. Отсюда вытекает ошибочное утверждение Покровского, что в августе-октябре 1914 года Россия якобы стремилась втянуть Османскую империю в мировую войну на стороне центрально-европейских держав.

Представляют научную ценность базирующиеся на неопубликованных документах работы Е. А. Адамова «Вопрос о проливах и Константинополе в международной политике в 1908-1917 гг.» (в сбонике документов: «Константинополь и проливы по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел», (т.) 1, 1925, с. 7 - 151); Я. М. Захера ("К истории русской политики по вопросу о проливах в период между Русско-японской и Триполитанской войнами", в кн.: Из далекого и близкого прошлого, сборник в честь Н. И. Кареева, 1923; "Константинополь и проливы", "КА", т. 6, с. 48-76, т. 7, с. 32-54; "Русская политика по вопросу о Константинополе и проливах во время Триполитанской войны", "Известия Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена", 1928, в. 1, с. 41-53); М. А. Петрова "Подготовка России к мировой войне на море" (1926) и В. М. Хвостова "Проблемы захвата Босфора в 90-х гг. XIX в." ("Историк-марксист", 1930, т. 20, с. 100-129), посвященные главным образом разработке в правительственных кругах России различных проектов занятия Босфора и подготовке ВМФ к осуществлению этой операции, а также политике европейских держав в Восточном вопросе накануне и в период 1-й мировой войны. Сжатый обзор истории Восточного вопроса, основанный на документальных источниках, содержится в статьях Е. А. Адамова ("К вопросу об исторических перспективах развития Восточного вопроса", в книге: "Колониальный Восток", под редакцией А. Султан-Заде, 1924, с. 15-37; "Раздел Азиатской Турции", в сборнике документов: "Раздел Азиатской Турции. По секретным документам бывшего Министерства иностранных дел", под редакцией Е. А. Адамова, 1924, с. 5-101). Глубокий анализ борьбы империалистических держав в Восточном вопросе в конце 19 века содержится в статье В. М. Хвостова "Ближневосточный кризис 1895-1897 гг." ("Историк-марксист", 1929, т. 13), в монографиях А. С. Ерусалимского "Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX в." (2 изд., 1951) и Г. Л. Бондаревского "Багдадская дорога и проникновение германского империализма на Ближний Восток. 1888-1903" (1955). Политика капиталистических государств в Восточном вопросе в 19 веке и в начале 20 века исследована в трудах А. Д. Новичева ("Очерки экономики Турции до мировой войны", 1937; "Экономика Турции в период мировой войны", 1935). На основе привлечения обширных материалов, в том числе архивных документов, вскрываются грабительские цели и методы проникновения в Османскую империю иностранного капитала, противоречивые интересы монополистических групп различных стран, характеризуется закабаление Турции германо-австрийскими империалистами во время 1-й мировой войны. Политике европейских держав в Восточном вопросе в 20-х годах 19 века посвящены основанные на архивных материалах монография А. В. Фадеева "Россия и Восточный кризис 20-х гг. XIX в." (1958), статьи И. Г. Гуткиной "Греческий вопрос и дипломатические отношения европейских держав в 1821-1822 гг." ("Ученые записки ЛГУ", серия исторических наук, 1951, в. 18, No 130): Н. С. Киняпиной "Русско-австрийские противоречия накануне и во время русско-турецкой войны 1828-29 гг." ("Ученые записки МГУ", труды кафедры истории СССР, 1952, в. 156); О. Шпаро "Внешняя политика Каннинга и греческий вопрос 1822-1827" ("ВИ", 1947, No 12) и "Роль России в борьбе Греции за независимость" ("ВИ", 1949, No 8). В упомянутом исследовании А. В. Фадеева и в других работе того же автора ("Россия и Кавказ в первой трети XIX в.", 1960) сделана попытка расширительного толкования Восточного вопроса, как включающего также политические и экономические проблемы Среднего Востока и Кавказа.

Политика России и Франции в Восточном вопросе в начале 19 века и международное положение Османской империи в этот период времени освещены в монографии А. Ф. Миллера "Мустафа паша Байрактар. Оттоманская империя в начале XIX в." (1947). Систематическое изложение дипломатической стороны Восточного вопроса можно найти в соответствующих разделах "Истории дипломатии", т. 1, 2 изд., 1959, т. 2, 1945.

Острота и политическая злободневность Восточного вопроса в международных отношениях нового времени наложили сильный отпечаток на исследования буржуазных ученых. В их трудах отчетливо проступают интересы правящих классов той страны, к которой принадлежит тот или иной историк. Специальное исследование "Восточный вопрос" написано С. М. Соловьевым (собрание сочинений, СПБ, 1901, с. 903-48). Считая важнейшим фактором исторического развития географическую среду, Соловьев формулирует Восточный вопрос как проявление исконной борьбы Европы, к которой он также относит Россию, с Азией, морского берега и леса со степью. Отсюда и оправдание им агрессивной политики царизма в Восточном вопросе, в основе которой, по его мнению, лежит процесс колонизации южно-русских районов, «борьба с азиатцами», "наступательное движение на Азию". В апологетическом духе освещена политика царизма в Восточном вопросе в монографии С. М. Горяинова "Босфор и Дарданеллы" (1907), охватывающей период с конца 18 века по 1878 год и сохраняющей свою научную ценность благодаря широкому использованию архивных документов.

Незаконченная публикация Р. P. Мартенса "Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами" (т. 1-15, 1874-1909) хотя и не содержит договоров России с Турцией, но включает ряд международных соглашений, непосредственно относящихся к Восточному вопросу. Научный интерес представляют также история введения, предпосланные большинству публикуемых документов. Некоторые из этих введений, опирающиеся на архивные источники, содержат ценный материал по истории Восточного вопроса в конце 18 века и в 1-й половине 19 века.

Агрессивный и антирусский курс в Восточном вопросе британской дипломатии английские историки (Дж. Марриот, А. Тойнби, У. Миллер) оправдывают потребностями охраны Великобританией своих торговых путей (в особенности коммуникаций, связывающих ее с Индией, и сухопутных подступов к этой колонии) и важностью с этой точки зрения Черноморских проливов, Стамбула, Египта и Месопотамии. Так рассматривает Восточный вопрос Дж. Марриот (J. А. R. Marriot, "The Eastern question", 4 ed., 1940), пытающийся представить политику Великобритании как неизменно оборонительную и протурецкую.

Для французской буржуазной историографии характерно обоснование "цивилизаторской" и "культурной" миссии Франции на Ближнем Востоке, которой она стремится прикрыть экспансионистские цели, преследовавшиеся в Восточном вопросе французским капиталом. Придавая большое значение приобретенному Францией праву религиозного протектората над католическими подданными султана, французские историки (Э. Дрио. Ж. Ансель. Г. Аното, Л. Ламуш) всячески превозносят деятельность миссионеров-католиков в Османской империи, преимущественно в Сирии и Палестине. Эта тенденция видна в многократно переиздававшейся работе Э. Дрио (Е. Driault,"La Question d'Orient depuis ses origines jusgu'а nos jours", 8 éd., 1926) и в кн. Ж. Анселя (J. Ancel, "Manuel historique de la question d'Orient. 1792-1923", 1923).

Австрийские историки (Г. Иберсбергер, Э. Вертеймер, Т. Сосноский, А. Пршибрам), преувеличивая значение агрессивной политики царского правительства в Восточном вопросе и изображая ее как творение якобы господствовавших в России панславистов, в то же время стараются обелить аннексионистские действия и захватнические замыслы на Балканском полуострове монархии Габсбургов. В этом отношении характерны работы бывшего ректора Венского университета Г. Юберсбергера. Широкое привлечение русской литературы и источников, в том числе советских публикаций документов, используется им для одностороннего освещения политики России в Восточном вопросе и откровенного оправдания антиславянской и антирусской политики Австрии (в позднейший период Австро-Венгрии) (Н. Uebersberger, "Russlands Orientpolitik in den letzten zwei Jahrhunderten", 1913; его же, "Das Dardanellenproblem als russische Schicksalsfrage", 1930; его же, "Österreich zwischen Russland und Serbien", 1958).

Аналогичной точки зрения придерживается большинство германских буржуазных ученых (Г. Франц, Г. Херцфельд, X. Хольборн, О. Бранденбург), утверждающих, что именно политика России в Восточном вопросе вызвала 1-ю мировую войну. Так, Г. Франц считает, что главной причиной этой войны явилось стремление царизма к обладанию Черноморскими проливами. Он игнорирует значение поддержки германским империализмом балканской политики Австро-Венгрии, отрицает наличие у кайзеровской Германии самостоятельных захватнических целей в Восточном вопросе (G. Frantz, "Die Meerengenfrage in der Vorkriegspolitik Russlands", "Deutsche Rundschau", 1927, Bd 210, Februar, S. 142-60).

Турецкая буржуазная историография рассматривает Восточный вопрос исключительно под углом зрения внешнеполитического положения Турции 18-20 века. Руководствуясь своей крайне шовинистической концепцией исторического процесса, турецкие историки отрицают существование в Османской империи национального гнета. Борьбу нетурецких народов за свою независимость они объясняют инспирацией европейских держав. Фальсифицируя исторические факты, турецкие историки (Ю. X. Баюр, И. X. Узунчаршылы, Э. Ураш, А. Б. Куран и др.) утверждают, что завоевание Балканского полуострова турками и включение его в состав Османской империи было прогрессивным, так как оно якобы способствовало социально-экономическому и культурному развитию балканских народов. Основываясь на этой фальсификации, турецкая официальная историография делает ложный, антиисторический вывод о том, что войны, которые вела султанская Турция в 18-20 веках, носили якобы чисто оборонительный характер для Османской империи и агрессивный для европейских Держав.

А. С. Силин. Ленинград.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН - ВЯЧКО. 1963.

Публикации:

Юзефович Т., Договоры России с Востоком, СПБ, 1869; Сб. договоров России с др. государствами (1856-1917), М., 1952; Константинополь и проливы. По секретным документам б. Министерства иностранных дел, под ред. Е. А. Адамова, т. 1-2, М., 1925-26; Раздел Азиатской Турции. По секретным документам б. Министерства иностранных дел, под ред. Е. А. Адамова, М., 1924; Три совещания, предисл. М. Покровского, "Вестник НКИД", 1919, No 1, с. 12-44; Из записной книжки архивиста. Записка А. И. Нелидова в 1882 г. о занятии проливов, предисл. В. Хвостова, "КА", 1931, т. 3(46), с. 179-87; Проект захвата Босфора в 1896, предисл. В. М. Хвостова, "КА", 1931, т. 4-5 (47-48), с. 50-70; Проект захвата Босфора в 1897 году, "КА", 1922, т. 1, с. 152-62; Царское правительство о проблеме проливов в 1898-1911 гг., предисл. В. Хвостова, "КА", 1933, т. 6(61), с. 135-40; Noradounghian G., Recueil d'actes internationaux de l'Empire Ottoman, v. 1-3, P., 1897-1903; Strupp K., Ausgewählte diplomatische Aktenstücke zur orientalischen Frage, (Gotha, 1916); A documentary record, 1535-1914, ed. by J. С. Hurewitz, N. Y. - L. - Toronto. 1956.

Литература:

Гирс А. А., Россия и Ближний Восток, СПБ, 1906; Дранов Б. A., Черноморские проливы, М., 1948; Миллер А. P., Краткая история Турции, М., 1948; Дружинина Е. И., Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года (его подготовка и заключение), М., 1955; Уляницкий В. A., Дарданеллы, Босфор и Черное м. в XVIII в. Очерки дипломатич. истории вост. вопроса, М., 1883; Cahuet A., La question d'Orient dans l'histoire contemporaine (1821-1905), P., 1905; Choublier M., La question d'Orient depuis le Traité de Berlin, P., 1897; Djuvara T. G., Cent projets de partage de la Turquie (1281-1913), P., 1914; Martens F., Etude historique sur la politique russe dans la question d'Orient. Gand-B.-P., 1877; Sorel A., La Question d'Orient au XVIII siècle (Les origines de la triple alliance), P., 1878; Roepell R., Die orientalische Frage in ihrer geschichtlichen Entwickelung 1774-1830, Breslau, 1854; Wurm C. F., Diplomatische Ceschichte der Orientalischen Frage, Lpz., 1858; Bayur Y. H., Türk inkilâbi tarihi, cilt 1-3, Ist., 1940-55. (См. также литературу при ст. Черноморские проливы).

Примечания

* Добавим пару слов об анализе «классиками марксизма» внешней политики Российской империи. В частности в своей статье «Внешняя политика русского царизма» Фридрих Энгельс выказал вполне в современном духе (а ныне 2018 год), так сказать, классическую западноевропейскую русофобию. Даже номинальный марксист-ленинец Сталин написал специальное письмо в редакцию теоретического органа ВКП(б) «Большевик», в котором категорически возражал («не советую») против публикации там настоящей статьи «классика». Уже один этот жест лидера страны победившего социализма говорит о многом.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 3. ВАШИНГТОН - ВЯЧКО. 1963.

Яндекс.Метрика