Внешняя торговля [в Японии эпохи Эдо]

ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ. Начало эпохи Эдо отмечено сильной причастностью клана Токугава к внешней торговле. Иэясу, согласно, вероятно, примеру Тоётоми Хидэёси, наладил торговлю с Юго-Восточной Азией. Он позволил кораблям, получившим его разрешение и красную печать — сюинсэн, — вести заморскую торговлю. Предварительно он обратился к различным иностранным властям принимать в портах только корабли, имеющие названную лицензию. Между 1604 и 1635 годами 355 кораблей, получивших подобную лицензию, посетили порты Манилы, Малакки и Патани. Они принимали китайских купцов: шелк-сырец, кожа, шкуры, свинец, олово, сахар, пряности обменивались на серебро, медь, а также железо и камфару.

Лицензии прежде всего получили крупные торговцы, а также даймё Кюсю, такие, как Симадзу или Хосокава, китайские купцы и европейцы, как, например, знаменитый Уильям Адамс *, англичанин, потерпевший кораблекрушение, получивший покровительство Иэясу.

В 1630-е годы центральная власть стала все строже контролировать международную торговлю, разоряя крупных торговцев, работавших в портах и специализировавшихся на перевозках в открытом море, чьи корабли регулярно отправлялись в Китай и в Юго-Восточную Азию. Было много толкований закрытия Японии в период Эдо. Одним из решающих факторов, безусловно, было запрещение христианства. Но другим, и не менее важным, было стремление установить контроль над внешней торговлей. Мы видели, что португальцы получали очень большую прибыль от торговли шелком-сырцом; которая осуществлялась под контролем бакуфу с помощью компании, Санкасё итоваппа накама, объединившей купцов Киото, Осаки, Сакаи, и присоединившихся к ним позже торговцев из Эдо.

От закрытия Японии получили выгоду прежде всего голландцы, которые сумели таким образом вытеснить португальцев, испанцев и англичан. Обосновавшись на острове Дэдзима в бухте Нагасаки, они являлись единственной прямой связью между Западом и Японией до насильственного открытия страны американцами в середине XIX века. В японском экспорте следует особо выделить медь, которая способна была конкурировать со шведской медью на рынке Амстердама. Японская медь продавалась также голландцами в Южной Азии, в Аравии и в Персии. Большую часть товаров, соперничая с китайцами, голландцы ввозили из Азии; таким образом, шелк-сырец поступал прежде всего из Бенгалии, из Тонкина, а затем из Китая и даже из Персии. Однако со временем с привозным сахаром стал конкурировать японский, чему способствовала популярность сладких пирожных, мандзю Торая, которые готовили с белым сахаром из Дэдзима. Спрос на оленью кожу, необходимую для доспехов воинов, был настолько огромен, что пришлось завозить ее из Юго-Восточной Азии. Шкуры акулы, высоко ценимые как сырье для военных изделий, также являлись частью импорта.

Меры по закрытию страны касались не только ограничений на прием иностранцев, но были направлены также и против японских купцов. Отныне им было запрещено покидать пределы Японии и даже возвращаться, если они какое-то время проживали за морем. Неопровержимым представляется желание максимально избежать контактов с опасным Западом. С точки зрения Запада, эта политика похожа на изоляцию, но внешняя торговля, по большей части контролируемая бакуфу, на самом деле никогда не прекращалась. Как мы уже говорили, когда описывали территориальное устройство страны, понятие границ оставалось размытым. Эдо относилось терпимо к тому, что некоторые владения продолжали поддерживать отношения с внешним миром, особенно торговые: Цусима — с Кореей (импортировали рис из Кореи в XIX веке), Сацума — с Рюкю, Мацумаэ — с айнами. Таким образом, отношения с Восточной Азией никогда не прерывались.

Благодаря различным посредникам дороги в Китай были также открыты. Если добавить, что китайские купцы, хотя и обязанные проживать только в одном квартале Нагасаки, оставались весьма много численными, то следует признать, что изоляция была относительной. Стоит подчеркнуть, что расцвет экспорта серебра приходится на 1660 год, то есть примерно через тридцать лет после принятия мер по закрытию страны, и что вывоз товаров через Цусиму превышал торговлю в Нагасаки. Помимо уже названных товаров торговля с Китаем включала печатные издания, слоновую кость, рог в обмен на лекарственные препараты и сушеные морепродукты.

Тем не менее желание ограничить торговлю было вполне реальным. Помимо идеологических проблем, вызванных страхом перед распространением христианства и вероятной колонизации, важную роль играли экономические вопросы. Начиная с 1685 года принимались меры по ограничению процесса вывоза серебра из Японии.

Хотя Япония в период Эдо по собственной воле перестала участвовать в крупной международной тор-говле, она не стала страной, отрезанной от внешнего мира и постепенно погружающейся в архаическую неподвижность. Благодаря разрешенным сёгунатом голландским книгам, не содержащим религиозных или философских комментариев, а также научным трудам иезуитов, переведенным на китайский язык (импорт книг был одним из видов деятельности торговцев из Нагасаки), японские ученые были в курсе того, что происходило в мире, и особенно всего, что касается торговых отношений.

Масе, Ф. и М. Япония эпохи Эдо / Франсуа и Миеко Масе. – М., 2013, с. 144-147.

Примечания

*  Под именем Джона Блэкторна он стал героем знаменитого романа Дж. Клавелла «Сёгун».

Понятие:

Яндекс.Метрика