Сравнительно-исторический метод

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МЕТОД - научный метод, выявляющий путем сравнения общее и особенное в развитии разных стран и народов, находящихся на одном стадиальном уровне, устанавливающий общее и особенное в восходящем развитии отдельных народов и человечества в целом; сравнительно-исторический метод, таким образом, дает возможность обосновать вычленяемые стадии естественноисторического процесса. Результативность применения Сравнительно-исторического метода в исторических исследованиях находится в зависимости от идейно-теоретических позиций исследователя и от уровня историографической практики и исторического мышления в целом.

Выявление общего и особенного в жизни разных народов в процессе их исторического развития (при преобладании второго) было присуще еще античной историографии, не составляя тогда, однако, специального, осознанного приема. Со времени возникновения на грани античности и средневековья представления о единстве судеб человеческого рода, определяемом «божественным предопределением», сравнение стало использоваться прежде всего для установления общего в истории народов.

В 16-18 веках расширение знаний по истории, этнографии и т. д. (благодаря развитию науки, великим географическим открытиям и др.), движение общественно-политической мысли поставили историков перед проблемой общего и особенного, способствуя широкому обращению к сравнению (гуманисты, просветители). Объектами сравнения служили главным образом история политических учреждений и естественные географические условия жизни народов Европы, Азии, реже - Америки и Африки. Типичной чертой общественной мысли Просвещения стал поиск общего в истории человечества, и не случайно именно в этот период в качестве первого обоснования исторических сравнений было выдвинуто положение о единстве человеческой природы и присущих человеку интересов, лишь модифицирующихся под влиянием внешних факторов.

В последней трети 18 века швейцарец Я. Д. Вегелен предпринял попытку логического исследования функций и оснований исторического сравнения (Weguelin J. D., Sur la philosophie de l'histoire, "Nouveaux Mémoires de l'Académie Royale des sciences et belles-lettres", В., 1772-79). Он считал, что, хотя исторические факты никогда не бывают тождественными, сравнение обнаруживает элементы сходства между определенными видами фактов, а это создает возможность образовывать ист. понятия, выявлять однозначно действующие причинные связи, систематизировать исторические события и формы социального развития. Вегелен сформулировал основания для сравнения отдельных фактов и их последовательных (временных) рядов (т. е. признаки, по которым их можно отнести к определенному виду или роду) как отношение их: а) к правилам поведения и чувствам людей изучаемого времени (для отдельных фактов или их временного ряда), б) к интересам общества изучаемого или предшествующего ему периода, коль скоро эти интересы продолжают сохранять свое значение (для ряда исторических событий). Он определил также основание для сравнения общественных организмов и основных им присущих форм как соотношение социального (по Вегелену, преемственного и потому неизменного) и индивидуального (развивающегося и обновляющегося); природного (неизменного) и рационального (развивающегося). В 19 веке сравнительно-исторический метод широко проникает в разные отрасли знания, изучающие культурную, политическую и социальную жизнь общества: возникает сравнительно-историческое языкознание (в числе основателей - немецкие ученые B. фон Гумбольдт, Я. и В. Гримм, русский языковед А. X. Востоков); сравнительная мифология и сравнительное изучение религий (один из основателей - Макс Мюллер), сравнительно-исторический метод становится основным методом эволюционной школы в этнографии, главные представители которой пришли к выводам первостепенного научного значения (Л. Г. Морган, Э. Тайлор, Дж. Мак-Леннан, Дж. Фрейзер и др.); этот метод (наряду со статистическим) стал применяться как осн. средство исследования в антропологии (французский ученый П. Топинар - один из первых) и истории аграрных отношений, в частности у представителей общинной теории (Г. Маурер и его последователи), в складывающемся в 19 веке культуроведении (швейцарский ученый А. Пикте и другие); широкое распространение сравнительно-исторического метода получает среди историков права и политических учреждений; он становится основным методом социологии 19 века.

В исторической науке все шире применялся сравнительно-исторический метод в связи с распространением исследований по социально-экономической истории. Многими крупными историками 2-й половины 19 - начала 20 веков, например, M. M. Ковалевским, П. Г. Виноградовым, И. В. Лучицким, А. Пиренном и многие другие, сравнительно-исторический метод рассматривался как важнейший способ исследования экономических процессов и отношений. В дореволюционной русской историографии Н. П. Павловым-Сильванским был широко поставлен вопрос о сравнительно-историческом изучении феодальных отношений в России и в странах Западной Европы; сопоставляя феодальные институты в России и на Западе, он доказывал их сходство. Сторонником широкого применения сравнительно-исторического метода был Н. А. Рожков, который предпринял попытку обзора всей русской истории в сравнительно-историческом освещении, подчеркивая при этом идею повторяемости исторических явлений ("Русская история в сравнительно-историческом освещении", т. 1-12, П.-Л.-М., 1918-26).

Превращение (особенно со 2-й половине 19 века) сравнительно-исторического метода в особый, сознательно применяемый метод исследования общественной жизни было подготовлено общим развитием как естественных, так и общественных наук, утверждением в обществознании идеи повторяемости, развития, исторические закономерности (см. Закономерность историческая, Историография). Обоснование широкого применения сравнительно-исторического метода в общественных науках связано в этот период главным образом с философией позитивизма. О. Конт, Дж. C. Милль, Э. Фримен, М. Ковалевский и другие разработали принципы и основания Сравнительно-исторического метода. При этом метод сравнения они механически переносили в общественную науку из естествознания (в первую очередь из анатомии), а затем из языкознания, обосновывая это однозначностью эволюционных процессов в природе и обществе, в психической и социальной жизни общества. Из этого, как и из определения индивидуального (в том числе индивидуума) как категории внеисторической, вытекало одностороннее применение позитивистами сравнительно-исторический метод лишь для вычленения общего. В качестве основы для сравнения выступали: сходство генетическое, стадиальное сходство, вызванное одинаковыми условиями жизни или заимствованием социальных институтов, обычаев и т. п. одними народами у других; таким образом, основы сравнения сводились к определенным категориям причинности. Присущая позитивистам жесткая и однозначная трактовка исторической причинности и взаимообусловленности разных сторон жизни общества приводила к тому, что при изучении «социальной статики» (т. е. обществ, находящихся на одном стадиальном уровне), установление такой однородности считалось возможным на основе сходства отдельных черт и институтов. Отсюда вело начало неправомерное пользование методом «исторических переживаний» (частная форма сравнительно-исторического метода), когда на основе отдельных пережиточных явлений и институтов реконструировалась картина исторического прошлого в целом, в результате чего, например, общества современных бесписьменных народов считались адэкватными первобытному обществу. При изучении «социальной динамики», т. е. последовательных состояний общества, сравнительно-исторический метод также применялся для выявления общего в процессах поступательного развития общества. Сравнительно-исторический метод становился главным средством обоснования «естественного закона» этого развития. Многочисленные случаи поверхностных, а подчас и совершенно внеисторических сравнений (например, Э. Фримен считал аналогичными устройство Ахейского союза и конституцию США), расширительное применение метода «исторических переживаний», объяснение исторического сходства главным образом заимствованиями (А. Веселовский), попытки на основе сравнительно-исторического метода установить «нормальный тип» исторического развития (М. Ковалевский) и т. п. вызывали критику не только в отношении отдельных авторов (применявших сравнительно-исторический метод), но нередко и в отношении метода как такового. Многие ошибки критиковались самими позитивистами. Но особенно острую полемику, в том числе и по вопросам применения сравнительно-исторического метода, вели против позитивистов неокантианцы, признававшие общее лишь в области внеисторической (а следовательно, не подлежащей историческому сравнению). Тем не менее сравнительно-исторический метод продолжал широко использоваться самыми разными методологическими направлениями буржуазного обществознания. Так, им широко пользовались сторонники циклической теорий развития общества (см. Цикличности теории), которые, начиная с Э. Мейера, искали повторяемость не столько в конкретных исторических событиях, ситуациях или их совокупностях, выражающих определенные закономерные тенденции исторического развития и его внутреннее единство, сколько во внешних формах процессов общественного развития, рассматриваемых как выражение смены обществом господствующих духовных ценностей. Отрывая, таким образом, процессы развития от их реального содержания, духовные ценности общества от его материального развития, циклисты, независимо от того, считали ли они каждую из цивилизаций уникальной (О. Шпенглер) или находили возможной их группировку по типам господствующих ценностей (А. Тойнби), лишали сравнительно-исторический метод целостного, научного подхода к обществу.

Сравнительно-исторический метод применяется как средство культурной и политической типологии в буржуазной этнографии 20 века - культурно-исторической школой, диффузионистами и функционалистами (Л. Фробениус, Ф. Гребнер, Б. Малиновский и др.); в культуроведении (Ф. Нортроп, Ф. Бэгби, Ф. Леман), сторонниками теорий конвергенции (У. Ростоу, Э. Рейшауэр). При всем различии между ними в основе их типологии - поскольку ни одно из указанных направлений не признает существования единых закономерностей исторического развития - неизменно лежит вычленение особенного, распространение которого за рамки породившего его общества лишь по-разному объясняется каждым из направлений.

Иной подход к использованию сравнительно-исторического метода наиболее ярко представлен в современном буржуазном обществоведении школами исторического синтеза и компаративистов (последние объединяются вокруг международного журнала "Comparative Studies in Society and History", издается с 1953 года). Критикуя компаративистов 19 века за одностороннее применение метода для выделения лишь сходного в истории, представители этих школ подчеркивают важность изучения с его помощью отличительных черт в развитии народов и эпох. Одной из важнейших задач сравнительно-исторического метода они считают сопоставление данных, получаемых в разных отраслях социальных исследований, с тем чтобы таким образом получить синтетическую картину развития общества. Значительное место этим проблемам уделяет также издаваемый с 1949 года журнал ЮНЕСКО "International Social Science Journal". Оба журнала систематически освещают на своих страницах отдельные проблемы как исторического, так и современного развития разных народов.

E. Э. Печуро. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 13. СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ - СЯ ЧЕН. 1971.

Литература:

Вопросы статистической методологии, М., 1964; Штаерман Е. М., О повторяемости в истории, "ВИ", 1965, No 7; Маркарян Э. С., Об основных принципах сравнительного изучения истории, там же, 1966, No 7; Гуревич А. Я., Историко-сравнительный метод в литературоведении, "Вопросы литературы", 1967, No 8; Иванов В. В., К вопросу о содержании и развитии С.-и. м., в сб.: Методологич. и историографич. вопросы историч. науки, в. 5, Томск, 1967; Черепнин Л. В., К вопросу о С.-и. м. изучения рус. и зап.-европ. феодализма в отечеств. историографии, в сб.: Ср. века, в. 32, М., 1969; Mill J. S., A system of logic, ratiocinative and inductive, L., 1866; его же, Положит. логика, СПБ, 1897; Сергеевич В. И., Задача и метода государственных наук, М., 1871; его же, Лекции и исследования по истории русского права, М., 1883; Ковалевский М., Историко-сравнительный метод в юриспруденции, М., 1880; его же, Социология, т. 1-2, СПБ, 1910; Фриман Э., Сравнительная политика и единство истории, (пер. с англ.), СПБ, 1880; его же, Методы изучения истории, М., (пер. с англ.), 1893; Лакомб П., Социологические основы истории, (пер. с франц.), СПБ, 1895; Кареев Н. И., Осн. вопросы философии истории, 3 изд., СПБ, 1897; Шпенглер О., Закат Европы, (иер. с нем.), М.-П., 1923; Rabel E., Aufgabe und Notwendigkeit der Rechtsvergleichung, Münch., 1925;Toynbee A. J., A study of history, v. 12, L., 1961; Wiatr J. J., Metoda historyczno-porównawcza w socjologii, "Kultura i spoleczenstwo", 1966, No 4; Sewell W. H., Marc Bloch and the logic of comparative history, "History and Theory", 1967, v. 6, No 2; Sjoberg G., The comparative method in the social sciences, "Philosophy of Sciences", 1955, v. 22, No 2; Bagdy Ph., Culture and history. Prolegomena to the comparative study of civilization, L., 1958; Schieder Th., Möglichkeiten und Grenzen vergleichender Methoden in der Geschichtswissenschaft, "Historische Zeitschrift", 1965, Bd. 200.

Яндекс.Метрика