План Маршалла (Манфред, 1973)

28 июня 1948 г. в Париже было подписано соглашение об экономическом сотрудничестве между Францией и Соединенными Штатами *, ознаменовавшее собой начало действия во Франции «плана Маршалла». После удаления коммунистов из правительства американский империализм считал возможным оказывать систематическую поддержку правящим кругам Франции, учитывая, что без такой поддержки они не смогли бы удержаться у власти в обстановке острой классовой борьбы.

Согласно «плану Маршалла», Франция в течение ряда лет получала от США крупные субсидии. С апреля 1948 г. по октябрь 1951 г. они составили 2458 млн. долл. ** Французская экономика оказалась в полной зависимости от американских кредиторов, которые получили возможность оказывать влияние на внутреннюю и внешнюю политику Франции. Правительство предоставило США право определять, какие отрасли промышленности или сельского хозяйства Франции они считают «экономически рациональными». Американские монополии имели свободный доступ к сырьевым источникам Франции и ее колоний. Она обязана была предоставлять США различные виды стратегического сырья. VIII статья соглашения, например, обязывала французское правительство давать США «информацию о своей экономике и любую другую информацию». США получили право контролировать французский экспорт и импорт.

«План Маршалла», ограничив национальный суверенитет Франции, не разрешил экономических проблем, стоявших перед страной. Миллиарды долларов, полученные из США, безусловно значительно обогатили французские монополии. Основными потребителями американских кредитов оказались металлургические и химические тресты, частные автомобильные компании, тесно связан-

_____

* Текст соглашения см.: «L'annee politique», 1948, p. 403—404.

** «L'annee politique», 1951, p. 335.

[332]

ные с американскими монополиями. Но лишь незначительная часть этих субсидий пошла на переоборудование и модернизацию общественного сектора.

Вмешательство во французскую экономику и политику американский монополистический капитал, естественно, использовал в своих интересах. Отрасли промышленности (если они не были филиалами американских трестов), которые могли конкурировать с соответствующими американскими предприятиями, кредитов не получали. Наоборот, их развитие всячески тормозилось, в результате чего французская экономика развивалась однобоко. Особенно пострадали национализированные предприятия, часть из которых была ликвидирована. К ним американские бизнесмены питали особое недоверие, усилившееся в связи с тем, что влияние коммунистов здесь было очень велико. Под давлением США в 1948 г. появился новый вариант «плана Монне», приспособленный к интересам американских монополистов. Превращение Франции в рынок сбыта американских товаров в значительной мере дезорганизовало ее внешнюю торгонлю, умножило ее экономические и финансовые трудности. Самостоятельное развитие французской экономики, основанное на максимальном использовании внутренних ресурсов, было прервано.

Именно поэтому Французская коммунистическая партия резко выступила против «плана Маршалла». Коммунисты не были противниками получения иностранной помощи, но они были за такую помощь, которая не влекла бы за собой никаких экономических и политических уступок, не ущемляла бы национальных интересов. Подчеркнув в своем докладе на XI съезде ФКП, что американский экспансионизм может низвести Францию до уровня Португалии, М. Торез говорил: «Да будет нам позволено не соглашаться на то, чтобы наша страна была низведена до роли пешки, которую Англия и США по очереди, а иногда одновременно переставляли бы на мировой шахматной доске»*.

Правящие круги, используя все средства пропаганды, стремились убедить французов, и прежде всего рабочих, требовавших, чтобы капиталисты раскошелились, в том, что заплатит богатый американский дядюшка, который-де спасет Францию от «угрозы голода и коммунизма». Значительную долю аргументов для официальной пропаганды предоставили руководители СФИО, разработавшие в эти годы ряд доктрин, имевших целью оправдать проводимую ими политику раскола рабочего движения и сотрудничества с буржуазными партиями. В противовес научному социализму идеологи СФИО выдвинули теорию «демократического

_____

* М. Thorcz- Au service du peupie de France Paris. 1947, p. 59.

[333]

социализма» [См. ст. Демократический социализм. – Ред.] как отличного от марксизма учения. Л. Блюм разработал политическую доктрину «третьей силы», которая будто бы спасла Францию «от захвата власти легальным или нелегальным путем как коммунизмом, так и голлизмом» *.

Руководители СФИО оказали буржуазии неоценимую услугу, употребив все свое влияние на рабочих, чтобы доказать «бескорыстие» и «великодушие» американской помощи. Всячески разжигая антикоммунизм, они утверждали в то же время, будто Соединенные Штаты являются государством переходного типа к социализму и их политика носит исключительно миролюбивый, демократический характер. Блюм писал в центральном органе СФИО газете «Попюлер»: «Успех битвы на два фронта не был бы возможен без той помощи, которую в форме плана Маршалла оказала европейским демократиям американская демократия»**. Чтобы оправдать вмешательство США во внутренние дела Франции, лидеры СФИО выдвинули идею о необходимости ограничения национального суверенитета, которая затем стала основой планов европейской интеграции. «В будущем, которое не за горами, Франция должна будет в интересах международных организаций поступиться частью своего суверенитета»,— писала «Попюлер» ***.

Результатом принятия «плана Маршалла» было усиление реакционных тенденций во французской политической жизни, упрочение позиций коалиции «третьей силы». Отставка правительства Рамадье и приход к власти в конце ноября 1947 г. кабинета во главе с лидером МРП Робером Шуманом означали дальнейший шаг вправо. Социалисты надолго потеряли пост председателя совета министров. Отказавшись от поддержки своего естественного союзника — коммунистической партии, социалисты попали в плен к буржуазным партиям. Иногда они, робко и непоследовательно, пытались отстаивать интересы идущих за ними избирателей, но чаще всего проводили политику, продиктованную буржуазией.

В январе 1948 г. министр финансов правый радикал Р. Мейер, тесно связанный с банком Ротшильда, выступил с проектом ряда мероприятий, основанных на принципах «либерализма» (свободы предпринимательства) в противоположность якобы господствовавшему до того времени принципу «дирижизма» (вмешательства государства в экономику). При помощи дискуссий на тему о «ли-

_________

* «LePopulairedeParis», 14.VI 1949; см, также С. Mollct. L’action socialiste au cours d.e la legislature 19.46—1951. Discours prononce au 43 Congres National du Parti socialiste (SFIO). Paris, 12, 13, 14, 15 mai 1951. Paris, 1951, p. 6.

** «Le Populaire de Paris», 14.VI 1949.

*** «Le Populaire de Paris», 27.VII 1947.

[334]

берализме» и «дирижизме» буржуазные деятели пытались скрыть истинные причины неравномерного развития французской экономики. На бесполезность этих дискуссий указывал даже правый экономист Шардонне, который заявил, что подобной дилеммы уже не существует, ибо сторонники либерализма, «возражая против государственного контроля над частной деятельностью, над правом собственников распоряжаться их предприятиями, в то же время становятся на путь поддержки государственного вмешательства, когда требуют государственных субсидий, повышения ввозных пошлин или настаивают на і ом, чтобы государство следило за соблюдением порядка в профсоюзных организациях» *.

Мероприятия Р. Мейера на деле имели целью создать условия для приложения крупных капиталов за счет рабочего класса и мелкой буржуазии. Р. Мейер предлагал, в частности, разрешить свободную торговлю золотом и долларами, что отвечало интересам спекулянтов, ликвидировать субсидии национализированным отраслям, осуществить девальвацию франка, ввести новые налоги, ради «экономии» уволить большое число государственных служащих и изменить порядок их аттестации **. Это должно было еще более снизить жизненный уровень не только рабочих, но и крестьянства, мелких торговцев и ремесленников.

С середины года начала поступать «помощь» по «плану Маршалла». Однако в стране росли цены, усиливалась инфляция, что вызвало новую волну забастовочного движения.

В июне 1948 г. в Клермон-Ферране против бастующих была брошена полиция, многие рабочие ранены; на улицах города появились баррикады ***. В июле прошли крупные стачки государственных служащих, парализовавшие работу почти всех министерств и учреждений. Служащие требовали повышения зарплаты и отказа от предложенных Мейером мероприятий. Под давлением забастовок правительство не стало проводить в жизнь проекты министра финансов.

В обстановке нового подъема массового движения правительство Р. Шумана 19 июля 1948 г. ушло в отставку, избежав тем самым необходимости вести переговоры с вышедшими из повиновения государственными служащими. Недовольство среди средних слоев не могло не вызвать серьезного беспокойства у правящих кругов, тем более что де Голль, пытавшийся найти поддержку именно у этих слоев, во время своих агитационных поездок по стране подвергал политику «третьей силы» резкой критике.

_______

* Ж. Шардонне. Экономика Франции, г. II. М., 1961, стр. 343—344.

** С. Elgcy. La republique des illusions..., p. 434—435.

*** «L'annee politique», 1948, p. 97.

[335]

Одной из причин отставки Р. Шумана были обнаружившиеся разногласия с социалистами по школьному вопросу. Хотя его значение и было второстепенным по сравнению с социальными проблемами, волновавшими тогда всю страну, однако в истории Четвертой республики, как, впрочем, и ранее, он занимал достаточно важное место.

Конституция предусматривала отделение церкви от государства, и поэтому средства бюджета отпускались лишь на нужды государственных школ «Свободные», т. е. церковные, школы не должны были получать государственных субсидий.

Принцип светскости обучения издавна был одним из программных требований СФИО, привлекавшей этим на свою сторону многих французов, настроенных антиклерикально. Руководство ФКП многократно предлагало лидерам социалистической партии единство действий в борьбе за светскую школу, и, несмотря на их противодействие, на местах такое единство в организациях по защите светской школы зачастую складывалось. МРП и правые буржуазные партии всегда стремились обойти в этом вопросе конституцию и добиться предоставления государственных субсидий частным школам. Одной из первых попыток в этом направлении был законопроект министра здравоохранения в правительстве Шумана г-жи Понсо-Шапюи. Социалисты провалили проект — в коалиции «третьей силы» появилась первая трещина.

Следует иметь в виду, что в спорах между МРП и СФИО по школьному вопросу было много показных моментов, рассчитанных на завоевание избирателей. Защищая религиозные школы, лидеры МРП стремились сохранить престиж среди своей католической клиентуры, тогда как социалисты выставляли себя верными хранителями республиканских традиций, последователями Жореса и т. д. Но по основным проблемам внутренней и внешней политики СФИО и МРП шли в одной упряжке. Ведь существованию МРП угрожала справа партия де Голля — РПФ, уже начавшая отнимать у нее сторонников, и поэтому союз с социалистами был для МРП жизненной необходимостью. Социалисты же без поддержки МРП вынуждены были бы искать союзников среди более правостоящих партий (это и случилось впоследствии), что подорвало бы их влияние в массах. Блок с радикал-социалистами не давал большинства в Национальном собрании ни той, ни другой партии в отдельности.

Вскоре школьный вопрос был временно снят с повестки дня перед лицом нового обострения классовых противоречий. После отставки Р. Шумана начался длительный правительственный кризис, который завершился лишь 11 сентября, когда было сформировано правительство радикал-социалиста Анри Кея. Противоречия между СФИО и МРП способствовали тому, что на политической

[336]

арене вновь появилась радикал-социалистическая партия, начавшая играть важную роль в коалиции «третьей силы».

Пестрый социальный состав партии радикалов, свойственные ей туманные политические доктрины, которые позволяли ее депутатам блокироваться то с правыми, то с левыми, превращали ее в своего рода центр этой коалиции. В Четвертой республике радикалы держали в своих руках важнейшие посты: председателем Национального собрания был Эдуард Эррио, председателем Совета республики — Гастон Моннервиль, председателем Ассамблеи Французского союза — Альбер Сарро. Сторонников партии привлекали сохранившиеся в ее программе принципы традиционного радикализма: светский характер образования, антиклерикализм, идеи защиты отечества и мира.

Вместе с тем программа радикалов, издавна считавшихся партией экономического либерализма, требовала сохранения частной собственности и свободы предпринимательства, денационализации предприятий, ставших собственностью государства, сокращения расходов на социальное страхование. Именно Анри Кей, который 22 раза занимал министерские посты, сделал основным принципом проводимой им политики иммобилизм. Однако, отказываясь от решения острых проблем, он, когда это требовалось, умел защищать интересы монополий. Правительство Кея поставило своей задачей расправу с рабочим и демократическим движением. Премьер- министр нашел в этом деле верных союзников в лице лидеров СФИО: социалист Ж. Мок был в его кабинете, так же как и в кабинете Р. Шумана, министром внутренних дел.

Уже в первые дни своего существования правительство Кея издало декреты о повышении и без того высоких цен на предметы первой необходимости и увеличении налогов, что вызвало рост недовольства трудящихся и протесты со стороны профсоюзов. Затем было предпринято наступление на трудящихся национализированных предприятий. 19 сентября 1948 г. правительство опубликовало серию декретов (их автором был министр-социалист Робер Лакост), которые нарушали устав горняков, принятый в период пребывания коммунистов в правительстве и предоставлявший шахтерам ряд социальных и политических прав. 10% персонала шахт подлежали увольнению, вводились новые дисциплинарные правила, забастовщики должны были немедленно увольняться. Правящие круги рассчитывали, нанеся поражение горнякам, шедшим в авангарде трудящихся масс, ослабить рабочий класс и его организации в целом.

Всеобщая забастовка горняков, в которой участвовало 300 тыс. человек, охватила все без исключения рудники и шахты департаментов Нор, Па-де-Кале, Мозель, Мёрт-и-Мозель, Сена, Луара, Тарн, Гар. Горняки требовали повышения зарплаты и ликвида-

[337]

ции декретов Лакоста. Правительство мобилизовало против горняков регулярные войска и жандармерию. Были даже вызваны оккупационные войска из Западной Германии. Горняцкие поселки находились на осадном положении. Баррикады, которыми рабочие окружили шахты, обстреливались из винтовок, автоматов и даже пушек. В ход были пущены танки. В крохотном горняцком поселке Рош-ля-Мольер 4 тыс. вооруженных до зубов жандармов в течение 5 часов вели борьбу с местными жителями, штурмуя улицу за улицей. Для захвата шахты Курье власти направили 7 тыс. жандармов. В окрестностях Сент-Этьенна были сконцентрированы 10 тыс. охранников и пехотные части; город оказался на осадном положении *. В Фирмини жандармы стреляли в забастовщиков из автоматов: 17 человек были ранены, 1 рабочий убит. В угольных районах все выглядело так, будто дело происходило на земле неприятеля. Территория угольных бассейнов, как пишет Эльжей, «завоевывалась метр за метром, шахта за шахтой, поселок за поселком. В ход были пущены значительные силы» **.

В стране развернулось широкое движение солидарности с бастующими горняками, проходили забастовки протеста против репрессий. Рабочий класс других стран направлял средства в фонд помощи французским товарищам.

Забастовка закончилась 29 ноября. Рабочим не удалось добиться удовлетворения их требований. Важной причиной этого было отсутствие единства действий. В ряде мест реформистским лидерам удалось настроить рабочих-социалистов и членов «Форс увриер» против коммунистов и членов ВКТ. Руководители «Форс увриер» и ФКХТ за спиной бастовавших рабочих вели переговоры с правительством.

Правящие круги, стремясь любой ценой подавить забастовку горняков, которая грозила серьезно подорвать их политические позиции, видели в компартии главное препятствие на пути осуществления своих замыслов. Дебаты в Национальном собрании, развернувшиеся 16—24 ноября 1948 г., отражали острую классовую борьбу в стране. Дебаты начались в связи с интерпелляцией правого депутата Лежандра о мерах, предпринимаемых, «чтобы положить конец саботажу французской экономики, организованному компартией» ***. Министр внутренних дел Ж. Мок утверждал, что забастовка горняков началась по прямому указанию Информационного бюро коммунистических партий, а министр на-

_____

* «Cahiersducommunisme», 1948. N 11, p. 1182

** G. Elgey. La republique des illusions.. , p 401—402.

*** «Journal OificieU, 17.XI 1948. p. 6990.

[338]

циональной обороны социалист Рамадье обвинил коммунистов в подрыве военной мощи страны *.

В своих выступлениях в Национальном собрании 19, 23 и 24 ноября Жак Дюкло отверг все нелепые обвинения, направленные против компартии. Он резко критиковал сущность экономической политики правительства. «Лишения для одних и сверхприбыли для других — такова ваша политика. Франция насчитывает теперь,— говорил Дюкло,— 42 общества-миллиардера, против трех в 1945 г.» **. Правительству удалось при поддержке социалистов протащить через Национальное собрание закон, который под угрозой штрафа и тюремного заключения запрещал участие в забастовках. Однако этот закон не проводился в жизнь. Это было невозможно в стране, где существовал боеспособный, организованный рабочий класс, возглавляемый сильной компартией.

_____

* «L'annee politique», 1948, p. 207.

** «Journal Officiel», 20.XI 1948, p. 7126.

[339]

Цитируется по изд.: История Франции. (отв. ред. А.З. Манфред). В трех томах. Том 3. М., 1973, с. 332-339. (Автор главы Варфоломеева Р.С.).

Яндекс.Метрика