Страты в Древней Персии

Понятие четырех страт

В противовес наиболее древним частям Авесты, ничего не сообщающим по этому поводу, более поздние части текста рассказывают о делении иранского общества на три или даже четыре страты, которые можно идентифицировать следующим образом: жрецы, воины (авест. «те, кто стоит в колеснице») и пахари-скотоводы. О Зороастре говорили, что он объединил в своем лице все три слоя. Эта схема существовала и в ахеменидское время. И наконец, в одном пассаже «Авесты», в Яште Фарвардин упоминается четвертая страта, в качестве которой называются ремесленники.

Эта четырехчастная авестийская схема функционировала и в сасанидскую эпоху под названиями «класс священников», «класс воинов», «класс крестьян» и «класс ремесленников» («тех, кто очень старается, хорошо работает»). Первые три класса были каждый под защитой одного из трех великих огней

[74]

империи: Адур Фарнбаг — для жрецов, Адур Гушнасп — для царей и воинов, Адур Бурзэн-Михр — для крестьян. Принадлежность к классу была наследственной и барьеры к переходу в более высокий класс были, в принципе, непреодолимы (в том числе при браке, поскольку был риск потерять не только свой ранг, но также и все владения и быть отправленным в ссылку, за исключением нескольких случаев.

Критерии классификации

Разделение общества на четыре группы сохранялось, таким образом, в течение всего доисламского периода. В разные периоды наблюдались различные варианты такого разделения, но оно никогда не было единственной моделью. Играли свою роль и другие критерии этнического, генеалогического, общественного и т. д. порядка: например, в ахеменидскую эпоху люди идентифицировались также по принадлежности к «семье» (авест. nmana-), «клану» (авест. vos- или vic), «племени» (авест. zantu-) и «стране» (авест. dahyu-). Верхние слои общества именовались знатью (amata-) и вельможами (tunuvant-), которые противопоставлялись слабым и бедным (skauCi- или pkoh). Такая стратификация общества получила еще большее распространение в результате многочисленных царских завоеваний и последовавшего за ними расширения границ империи. Действительно, империей управляли члены знатных и богатых семей, власть и влияние которых еще больше увеличились при Аршакидах и Сасанидах (до середины V в. н.э.). Это различие между «доблестными» и «слабыми» встречается также у греческих авторов, которые называют их соответственно protoi (букв, «первые») и autourgoi (букв, «мелкие добытчики»). В шкале кочевых парфянских племен это

[75]

разделение воспроизводится как различие между «вождями племени» с одной стороны и членами племени — с другой.

Необходимо еще добавить, что у ахеменидских персов была не только знать по рождению, но и новая, «царская знать» — статус, приобретенный в результате личной преданности царю. В сасанидскую эпоху знать сама была разделена на четыре части, это деление было, вероятно, унаследовано от парфян. Таким образом, персы сасанидской эпохи различали — по убыванию иерархической значимости: sahryaran «управляющих», вассальных царей и других членов династии, vispuhran — «принцев» (членов царской семьи и семи самых родовитых семей), vuzurgan — Великих и, наконец, azadan —благородных (по рождению).

Начиная с ахеменидской эпохи, источники различали жителей персидской империи и тех, кто был иностранцем: на эламитских табличках Персеполиса эти последние появляются под именем «курташ» — термин, которым обозначали рабочих, трудящихся на службе, оплачиваемой государством, но в большинстве своем иностранцев. Это определение границ между подданными персидской империи и другими людьми находит наиболее четкое выражение при Сасанидах, где дифференциация между Эран — иранцами и Анэран — не иранцами приобретает также религиозную коннотацию (сторонники правильной религии, то есть маздеизма, неверующие и сторонники других религий).

Гюиз Ф. Древняя Персия / Ф. Гюиз. – М., Вече, 2007, с. 74-76.

Яндекс.Метрика