Перун (Козырева, 2012)

Из договоров древнерусских князей Игоря и Святослава с греками видно, что «да имеем клятву от Бога, в него же веруем» с добавлением, что веруют они и «в Перуна и в Волоса».

Тем богом богов мог быть и славянский Див, он же Сварог, и Святовит, и древний Род, однако сейчас нас больше интересует Перун. Возможно, как близкий по историческому времени, он более, чем иные славянские боги-божества, оказался с некоторой, пусть короткой, но своей судьбой.

Многое в познании прошлого подсказывает топонимика: в названиях Волосова улица, Перынья репь, Ярилина плешь (перечень можно продолжать долго) запечатлены древнейшие представления народа. Географические имена, указывающие на древнее поклонение тому же Перуну, во множестве встречаются в славянских землях: в Сербии есть гора Перуна – Дубрава, в России встречаются Перунина пустынь, Перуново, Пиоруново.

Так кто же он такой – Перун?

Как верховное божество Перун известен по так называемому «пантеону Владимира», и является, скорее всего, продуктом определенной идеологии.

В 979-980 годы по указанию древнерусского князя Владимира в Киеве, на берегу реки Буричева, устроили капище, где были собраны различные боги славян. Из летописи известно, что на самом княжеском дворе "...постави кумиры... Перуна древяна, а главу его сьребряну, а ус - злат..." Располагался Перун в центре; вокруг него стояли идолы Стрибога, Дажьбога, Хорса, Симарга и богини Макоши.

Сей храм, ужасный храм, над Боричевым током,
Стоял сооружен на холме превысоком
Курений восходил перед кумиром дым,
Запекшаяся кровь была видна пред ним.

(Михаил Херасков)

Выделенный особо культ Перуна, связанный с рождением государственности, возник на рубеже языческих и христианских времен. Культ Перуна широко распространяется в 1Х-Х вв., начиная всё отчетливее приобретать черты дружинно-княжеского бога - бога войны. Миниатюры Радзивиловской летописи изображают его в виде воина в доспехах и с оружием в руках.

Отдельное святилище Перуна возникает и у истока Волхова из озера Ильменя.

О сравнительно далеком прошлом свидетельствует европейский путешественник Адам Олеарий, побывавший в Новгороде в 1654 г. "Новгородцы, когда были еще язычниками, имели идола, называвшегося Перуном, то есть богом огня, ибо русские огонь называют "перун". И на том месте, где стоял этот их идол, построен монастырь».

Место носило название Перынь; монастырь, возникший на этом месте позднее, станет именоваться Перыньским. Создавалось новгородское капище родным дядей князя Владимира Добрыней, который, спустя всего небольшой срок, после крещения Руси, его же и уничтожит.

Был свой бог-громовержец, с именем созвучным древнерусскому Перуну, в эпоху язычества и в Литве.

Истукан Перкуна, как и повсюду в славянских землях, стоял под дубом, а перед ним на жертвеннике горел неугасимый огонь, охранение которого возлагалось на жрецов, и если вдруг огонь гас, то жреца «без всякого извета и милости убиваху».

Если в глубокой древности первым богом мог быть бог-громовержец, бог небесных стихий, то ко времени, обозначенном немецким композитором Вагнером как «эпохой гибели богов», Перуну отводится роль бога-воителя и покровителя воинов.

В летописях зафиксировано, что древнерусская княгиня Ольга, тогда еще язычница, «по русскому закону кляшася оружьем своим и Перуном… и Волосом», «а некрещеная Русь полагают щиты своя и мече и своенаги (обнаженные), обруче свое и прочая оружья, да кленутся о всем».

На тех, кто нарушал клятву призывалось мщение громовика: да будут кляты от бога и от Перуна и да погибнут от собственных своих мечей.

Близки были клятвы оружием сербам и чехам: «да Бог да ми рука с пушком (ружьем) усахла!».

У болгар клятва утверждалась целованием секиры (топора).

В Словакии, под страхом нарушения данной клятвы, добавлялось: «Чтоб тебе Перун показал свои зубы!», то есть поразил клятвопреступника молнией.

И хотя в пантеоне Владимира он заявлен как высшее божество, - богом богов он не являлся. Культ Перуна не вытеснил, а лишь оттеснил предшествующие культы, да и Перуна как бога войны и воинов не следует полностью отождествлять с изначальным божеством - Перуном-молнией и Перуном прямым божеством грозы. Вот и народная память больше сохранила Перуна в образе бога-громовержца, а бог-воитель ей менее известен. Если он и воитель, то с темными, олицетворяющими грозовое небо, силами.

Общеславянский культ Перуна восходил к древнейшему культу бога грозы Парьянье в индоевропейской мифологии. «Реви, греми, оплодотворяй, пари над нами на своей водою наполненной колеснице (облаке); сильно растяни вниз нависший мешок с водою», - звучит обращение-заклинание в Ригведе. Густинская летопись доносит, что «Перконос, си ест Перун, бяше в них старейший бог, создан наподобие человече, ему же в руках бяше камень многоценный аки огнь; ему же … огнь неугасающий з дубового древия непрестанно паляху».

Согласно летописи у Перуна «в руках бяше камень многоценный аки огнь», однако чаще древнее предание наделяет его огненной палицей.

И огненный камень, и столь же ярко пылающая палка-палица, как молот германского бога Тора и ваджра древнеиндийского Индры, - есть боевое оружие, которым бьют сверху вниз, мечут в противника, что подсказывает о «каменно-скальной» сущности бога-громовика, поражающего врага боевым каменным топором.

Цитата из публикации: Козырева А.А. Пестрый мир славянских богов. М., Славянство, 2012.

Понятие:

Яндекс.Метрика