Китайский дипломатический церемониал

КИТАЙСКИЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ЦЕРЕМОНИАЛ - сложился к 7 веку и являлся тогда выражением превосходства Китая над странами Восточной и Средней Азии, значительная часть которых находилась в вассальной зависимости от Китая и платила ему дань. Свои отношения с иностранными, в том числе европейскими, государствами китайцы рассматривали как отношения сюзерена с вассалами. Согласно представлениям китайцев Китай лежал в центре земного квадрата (Срединное государство), по краям которого располагались подчинённые ему страны. Китайский дипломатический церемониал поэтому требовал от посланников подарков (дани) и, чтобы не уронить достоинства богдыхана, воспрещал императору лично принимать из рук посла адресованную ему грамоту и самому писать ответное послание. Иностранные послы в Китае рассматривались как простые чиновники для поручений, которые не могли представлять личность направившего их государя. При аудиенции у императора послы подвергались унизительной церемонии "котоу": стоя на коленях, посол совершал девять земных поклонов, причём в залу, где происходила аудиенция, он вползал на четвереньках. Посол, которого намеревался принять император, должен был предварительно в присутствии провинциальных или дворцовых чиновников полностью прорепетировать церемонию "котоу" перед табличкой с именем императора или перед пустым троном.

Первый известный случай, когда китайцы потребовали выполнения "котоу", связан с приёмом посла, прибывшего в 713 году от халифа Валида с дарами таньскому императору Юань Цзуну.

При утверждении на китайском престоле монгольской династии Юань церемониал приёма иностранных представителей был несколько облегчён. Но каждый посол, прежде чем быть допущенным к императору, должен был для избавления от враждебных помыслов пройти сквозь очистительное пламя костров, а при аудиенции у императора совершить церемонию земных поклонов. Исключение делалось лишь для миссионеров, так как, по мнению монголов, духовное лицо не может преклоняться перед светским.

Китайский дипломатический церемониал, выражавший высокомерное отношение китайского правительства к иностранцам, сохранялся в неприкосновенности на протяжении веков и был закреплён манчжурской династией.

Министерства иностранных дел в европейском смысле слова в Китае не было до конца 19 века. Существовал иностранный отдел дворцового департамента церемоний, ведавший отношениями Китая с вассальными Кореей, Тибетом, Аннамом и Бирмой, и департамент внешних провинций, ведавший делами Монголии, Цинхая и Восточного Туркестана.

Манчжурское правительство не желало устанавливать непосредственных отношений с иностранными державами, запрещало им иметь в Бэйпине дипломатические представительства и само не отправляло своих посольств в пределы других государств. Послы Англии, Голландии, Португалии, Испании, приезжавшие в Китай, не допускались, как правило, в Бэйпин и вели переговоры с провинциальными мандаринами в Кантоне, Макао, Фучжоу, Амое и других городах. Россия вынуждена была вести дипломатические и торговые переговоры с Китаем до 1858 году через департамент внешних провинций. Китайский дипломатический церемониал нередко становился причиной неудачи иностранных посольств, отказывавшихся от его выполнения.

Русское посольство Фёдора Исаковича Байкова, прибывшего в Бэйпин в 1654 году, не увенчалось успехом, ибо Байков категорически отказался выполнить "котоу" и вручить царский лист какому-либо другому лицу кроме императора. Русский посол Спафарий, отправившийся в Бэйпин в 1676, был арестован китайскими чиновниками только за то, что он не пожелал отдать царской грамоты китайским министрам, а хотел собственноручно вручить её императору. Вопрос этот затем был урегулирован, но Спафарий не взял ответного листа китайского императора, потому что последний соглашался написать его не иначе, как со следующим обращением: "От превысокого престола пишем к нижнему и смирному месту"; кроме того, это послание Спафарий должен был принять, стоя на коленях. По тем же причинам отказался взять ответную грамоту от китайского императора другой русский посол Савва Владиславич Рагузинский (1726).

Русский посол Избранд Идес, прибывший в Бэйпин в 1693 году, был на некоторое время арестован и не сумел добиться ответного листа от китайского императора лишь потому, что в грамоте Петра I, привезённой им, титул китайского императора стоял ниже титула русского государя. Только в редких случаях и в силу особой заинтересованности манчжуры отступали от китайского дипломатического церемониала.

Измайлов, отправленный в Китай Петром I, хотя и согласился выполнить "котоу", но зато сумел вручить письмо лично императору Канси (см.), который следующим образом объяснил ему эту уступку: "Хотя по древним китайским законам ни у каких чужестранных посланцев мне грамот принимать неприлично, однако ныне, почитая императора российского, как своего равного друга и соседа, оставя прежние законы, грамоту из рук от посланника его сам приемлю".

Прибывшему в Китай в 1792 году английскому послу лорду Макартнею были предоставлены лодки, на которых развевался плакат, извещавший о том, что эта миссия следует из страны варваров с данью китайскому императору. Макартней, добивавшийся приёма у богдыхана, согласился совершить "котоу", но с условием, что ту же церемонию проделают китайские чиновники перед портретом английского короля. После длительных споров сошлись на том, что Макартней совершит "котоу", преклонив лишь одно колено. Но и здесь не обошлось без унижений. Император принял английского посла в дворцовых садах Жэхэ вместе с вассальными князьками.

Посол Голландской Ост-Индской компании Ван-Браам, направленный в 1795 году кимператору Цзянлуню, до аудиенции должен был исполнить "котоу" в Кантоне перед табличкой с именем богдыхана. Письмо Цзянлуня, вручённое Ван-Брааму для передачи штатгальтеру Голландии, заканчивалось следующей характерной фразой. "Пусть этот правитель, посвятят свои заботы своему государству, приказываю ему это настоятельным образом".

Даже после поражения Китая в первой опиумной войне 1839-1842 годов китайцы отклонили приезд европейцев в Бэйпин для подписания договора, и он был подписан в Нанкине.

Под натиском вооружённых сил держав манчжурская династия уступала им в основных вопросах экономической и политической самостоятельности Китая, но пыталась демонстрировать видимость своего величия путём сохранения старого придворного церемониала. В 1859 году, после поражения Китая во второй опиумной войне, когда англо-французская эскадра, угрожая Бэйпину, стояла в устье Пэйхо, американский посланник Уорд, прибывший в Бэйпин для обмена ратификационными грамотами, не был допущен к императору из-за отказа выполнить категорическое требование китайцев о совершении "котоу".

Только в результате войны 1860 года и утверждения у власти проиностранной группы манчжурских феодалов во главе с Гуном Китай вынужден был выполнить пункт Тяньцзинских трактатов 1858 о допуске в Бэйпин постоянных послов иностранных держав. Но сами китайцы стали создавать свои постоянные посольства за границей лишь в 70-х годах 19 века.

Тяньцзинский трактат (ст. 51) запрещал китайцам употреблять официально принятый ими до этого оскорбительный термин "варвары" (по-китайски "И") в применении к иностранцам. Однако китайцы вместо этого слова стали употреблять другие выражения, напр., "рыжие дьяволы" и т. д.

На основании Пекинского договора 1860 года императорский указ от 15. I. 1861 года учредил при дворе управление по иностранным делам, так называемое цзунли-ямынь, которое должно было ведать сношениями Китая с иностранными державами. Однако отсутствие специально подготовленных кадров и неудобство структуры цзунли-ямыня превращало его в учреждение, мало приспособленное для осуществления новых принципов активной внешней политики. Несмотря на частью требования держав реорганизовать управление в подлинное министерство иностранных дел, цзунли-ямынь просуществовал до 1901 года.

В соответствии с пекинскими договорами китайский дипломатический церемониал был частично отменён. Иностранные послы представлялись императору без коленопреклонения и других унизительных обрядов. В 1873 году богдыхан Тунчжи впервые устроил коллективный приём для всего дипломатического корпуса, не потребовав выполнения "котоу". Но аудиенция была организована в павильоне Цзы-гуан-ге (пурпурный зал), специально предназначенном для приёма данников, и послы вручали свои верительные грамоты императору через принца Гуна.

Иностранные посланники требовали подобающего места для аудиенции, права передавать грамоты непосредственно императору и приёма каждого посланника в отдельной аудиенции. В результате длительной переписки и споров эти требования в основном были удовлетворены. В декабре 1890 года был издан эдикт по поводу новой организации приёма послов. Коллективные приёмы были дополнены аудиенциями для каждого посла в отдельности, а в 1894 году впервые была дана аудиенция в самом императорском дворце. Теперь китайский дипломатический церемониал ограничивал послов лишь необходимостью трижды поклониться, приближаясь к трону императора и удаляясь от него, причём, уходя, нельзя было поворачиваться к императору спиной. Сохранился также запрет передавать грамоты лично императору. Только после подавления так называемого боксёрского восстания 1900 года специфические черты китайского дипломатического церемониала были полностью устранены. Согласно Боксёрскому протоколу 1901 года управление по иностранным делам (цзунли-ямынь) было реорганизовано в министерство иностранных дел (вай-дзяо-бу), которое должно было занять главное место среди всех министерств.

Проект структуры нового китайского министерства был разработан по поручению дипломатического корпуса в Бэйпине посланниками США Рокиллом и Японии Комура. С этого времени китайский дипломатический церемониал и дипломатическая практика Китая ничем принципиально не отличались от европейских, хотя структура министерства иностранных дел и в дальнейшем подвергалась изменениям и усовершенствованиям.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Понятие:

Яндекс.Метрика