Пурушартха

ПУРУШАРТХА (санскр. puruṣārtha – цель человека) – важнейшая категория индуистского мировоззрения и индийской «практической философии», означающая основные цели человеческого существования. Первые свидетельства о пурушартхе восходят ко 2 веку до н.э. – к комментарию грамматиста Патанджали на сутры Панини (II.2.34), где дважды упоминаются вместе дхарма и артха. В первые века новой эры уже складывается система трех пурушартх (trivarga), в которую, помимо двух названных целей, включается и кама – успех в чувственных удовольствиях. Отдельные теоретики пытались различать значимость трех пурушартх, однако преобладающая тенденция была связана с их гармонизацией (напр., «Законы Ману» II.224), при этом определенное предпочтение в целом отдавалось дхарме. Пурушартхи соотносились со стадиями жизни индивида (ашрамы): по «Камасутре», в детстве предпочтение уделяется артхе, в молодости – каме, в старости – дхарме (I.2.2–4), но подобные распределения, как и попытки соотнести пурушартхи с варнами или «специальностями», не имели нормативного характера. В «Законах Ману» три пурушартхи соотносятся с тремя гунами санкхьи: дхарма ассоциируется с саттвой, артха – с раджасом, кама – с тамасом (XII.38). К середине 1-го тысячелетия н.э. к трем пурушартхам добавляется четвертая – мокша, или освобождение от перевоплощений и страданий, и триада пурушартх расширяется до тетрады (caturvarga). По мнению Ш.Маламуда, в данном случае воздействовала общекультурная нумерологическая парадигма 3+1.

Примерно с 7 века категория «пурушартха» становится предметом дискурса в философских системах. Уддйотакара вводит ее в предисловие к своему субкомментарию к «Ньяя-сутрам». Джаянта Бхатта во вступлении к «Ньяя-манджари» утверждает, что значение Вед, пуран, дхармашастр и т.д. состоит в том, что они наставляют о реализации пурушартхи, а Вьомашива – что вайшешика заинтересована только в «освобождении», а не в трех остальных пурушартхах. Хотя самое раннее ведантийское упоминание о пурушартхах содержится уже в «Брахма-сутрах» (III.4.1), серьезное рассмотрение соответствующей проблематики начинается с полемики ведантистов с мимансаками. Так, Шанкара в «Брахмасутра-бхашье» отрицает, что пурушартха – познание дхармы, которое ведет лишь к «процветанию», и здесь же констатирует, что «постижение Брахмана является целью человека» (I.1.1). Рекомендации Упанишад устраняться от внешних объектов значимы потому, что привязанность к ним препятствует достижению «высшей пурушартхи» (atyantapuruṣārtha) (I.1.4). Аргументация от пурушартхи является решающей и в полемике Шанкары с мимансаками, вайшешиками и найяиками в связи с природой души: если она активна, то не может по определению достичь «освобождения» (как огонь не может перестать жечь), а это противоречит самой идее пурушартхи (II.3.40). Наконец, для него бесспорно, что пурушартха реализуема лишь посредством знания (III.4.1). У его современника Мандана Мишры пурушартха – сам Брахман, идентичный прекращению всех страданий и одновременно высшему блаженству и просветленности: если же его блаженство не постигается, то у нас нет пурушартхи (Брахмасиддхи I.5, IV.4). Ученик же Шанкары Сурешвара прямо говорит в полемике с мимансаками, что предписания целесообразны, поскольку они ведут к реализации пурушартхи, но тексты Упанишад, не содержащие предписаний, значимы сами по себе, т.к. они учат о единстве Атмана и Брахмана – высшей пурушартхе. В позднее средневековье концепцию пурушартхи вводят в свою систему и санкхьяики. Уже в начальном афоризме «Санкхья-сутр» заявленная цель учения санкхьи – устранение трех видов страданий – определяется как «конечная цель человеческого существования» (I.1). С позиции соответствия пурушартхе составитель этих сутр отвергает философию как мимансаков, так и буддистов (I.47, 82–83; V.78–79).

Хотя в индологической и историко-философской литературе принято считать концепцию пурушартхи индийским вариантом теории ценностей (аксиология), эта интерпретация некорректна. Индийские системы, с одной стороны, не знают самой категории ценности как таковой, с другой – отрицают саму абсолютную ценность индивидуальной личности, на которой строится современная аксиология, начиная с «Основоположения к метафизике нравов» И.Канта. Поэтому концепцию пурушартхи правильнее соотносить с тем, что можно условно назвать «телологией», учением о целях и интересах.

В.К. Шохин

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. III, Н – С, с. 389.

Литература:

Malamoud Ch. On the Rhetoric and Semantics of puruṣārtha. – «Contributions to Indian Sociology. New Series», 1981, v. 15, № 1, 2, p. 33–54;

Sharma A. The Puruṣārthas: A Study in Indian Axiology. Michigan State University, 1982;

Schokhin V. Sāṃkhya on the Ends of Man (puruṣārtha). – Studien zur Indologie und Iranistik (Reinbek), 1997, Bd 21, S. 193–205.

Понятие:

Яндекс.Метрика