Юмор (Ильичёв, 1983)

ЮМОР (англ. humour — причуда, нрав, настроение, от лат. humor — влага, жидкость: согласно античному учению о соотношении четырёх «жидкостей» человеческого тела, определяющем четыре темперамента, или характера), особый вид комического, переживание противоречивости явлений, соединяющее серьёзное и смешное и характеризующееся преобладанием позитивного момента в смешном. Как форма переживания юмор, в отличие от иронии и остроумия, интеллектуальных по своей природе, относится не только к сфере сознания, но ко всему душевному строю человека, выступает как свойство его характера.

Своеобразие юмора связано с тем, что в противоположность другим формам комического, исходящим из интеллектуально постигаемого несоответствия между претензией явления и его действительной сущностью, сводящим мнимо значительное к ничтожному, юмор предполагает умение увидеть возвышенное в ограниченном и малом, значительное в смешном и несовершенном. Если ирония обнаруживает за видимой серьёзностью ничтожное или смешное, то юмор, наоборот, раскрывает серьёзность и значительность того, что кажется смешным. В истории эстетики неоднократно отмечался «субъективный» характер юмора в противоположность «объективному» характеру других форм комического. Действительно, в юморе смеющийся не отделяет себя от смешного как чего-то чуждого и враждебного ему (как в иронии, сатире, остроте и т. п.), но скорее отождествляет себя с ним. Внутреннее участие в том, что представляется смешным, — специфическая черта юмора. В нём нет той конвульсивной напряжённости отталкивания, которая характеризует другие виды смеха: внешним выражением юмора является скорее улыбка, чем собственно смех. Смех в юморе не носит уничтожающего или амбивалентного характера: это не осмеяние, свойственное сатире, не релятивистическое парение иронии, а примиряющая улыбка, часто улыбка «сквозь слезы» (Жан Поль Рихтер), выражающая внутреннее принятие мира, несмотря на все его несовершенства.

Значение философско-эстетической категории юмор получил в 18 веке. Теория юмора была подробно разработана в эстетике романтизма, прежде всего Жан Поль Рихтером, который видел в юморе специфически «романтическую» форму комического, выражающую контраст между бесконечной идеей и конечным миром явлений. Согласно Жан Полю, юмор — это возвышенное «наизнанку», он соразмеряет и связывает бесконечное с малым; в юмористической смехе содержится и скорбь, и величие. Юмор универсален — это взгляд на мир в целом, а не отдельные его явления, и субъективен — это рефлексия субъекта, способного поставить себя на место комического объекта и приложить к себе мерку идеала.

Зольгер рассматривает юмор как двойственное чувство величия и несовершенства бытия, отмечая взаимную связь трагического и комического в юморе. Шопенгауэр видит источник юмора в конфликте возвышенного умонастроения с чужеродным ему низменным миром: при попытке мыслить одно через другое обнаруживается двойное несоответствие и возникает юмор — впечатление намеренно смешного, через которое просвечивает серьёзное. Кьеркегор связывает юмор с преодолением трагического и переходом личности от «этической» к «религиозной» стадии: юмор примиряет с «болью», от которой на этической стадии пыталось абстрагироваться «отчаяние».

В эстетике Гегеля юмор связывается с заключительной стадией художественного развития (разложением последней, «романтической» формы искусства). Характеризуя «субъективный юмор» как произвольную ассоциативную игру художественной фантазии, Гегель но существу отождествляет его с критикуемой им романтической иронией и противопоставляет ему «объективный юмор» как внутреннее движение духа, всецело отдающегося своему предмету.

Гегельянец Ф. Т. Фишер, подчёркивая «примиряющую» функцию юмора, видит в нём «абсолютную» форму комического. Для эстетики 2-й половины 19 — начала 20 веков характерно это гипостазирование юмора как «эстетической формы метафизического» (Ю. Банзен), как «самой глубокой» формы комического, приближающейся к трагическому (И. Фолькельт), или даже как единственно эстетической формы смешного (К. Грос и особенно Т. Липпс) и т. д.

В современной эстетике юмор рассматривается в его общественно-исторической обусловленности: вычленение юмора из безличного древнейшего типа комического, становление и развитие его в культуре нового времени начиная с эпохи Возрождения и т. д. (Μ. Μ. Бахтин, Л. Е. Пинский и др.).

Ю. H. Попов

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Литература:

Πинский Л., Комедии и комическое начало у Шекспира, в кн.: Шекспировский сб. 1967, М., [1968]; R i с liter J. Р., Vorschule der Ästhetik, Hamli., 1804, S. 166—220; Bahnsen J. F. A., Das Tragische als Weltgesetz und der Humor als ästhetische Gestalt des Metaphysischen, Lauenburg, 1877; H ö f f d i n g H., Humor als Lebensgelülil, Lpz., 19302; Grotjahn M., Beyond laughter; humor and the subconscious, N. Y., 1966; см. также литературу к ст. Комическое.

Понятие:

Яндекс.Метрика