Идеал общественный

ИДЕАЛ ОБЩЕСТВЕННЫЙ - представление о наиболее совершенном общественном строе. Само понятие «идеал» получило распространение в русской философии конца XVIII - начала XIX века под влиянием нем. Просвещения (в первую очередь Ф. Шиллера) и трактовалось в широком смысле как представление о высшем совершенстве какого-либо явления или мира в целом. Что касается взглядов, связанных с поиском совершенного общественного устройства как такой формы общежития, которая бы в наибольшей степени способствовала развитию и процветанию страны, то они формировались и изменялись на протяжении всей истории отечественной мысли в зависимости от особенностей интерпретации хода и смысла исторического процесса.

Первоначальные представления об идеале общественном были тесно связаны с задачей формирования русской государственности, складывание которой происходило под влиянием Византии. Теократический идеал общественный Византии - союз государственной (монархической) и церковной (патриаршей) власти, в к-ром монарх подчиняется религиозной идее, а его верховная власть освящается церковью, - был воспринят и на Руси. Первоначальным церковным главой древнерусского государства был митрополит, присылавшийся из Константинополя, что создало условия для заимствования византийских церковно-политических концепций. Первые оригинальные идеи в Киеве возникли вне круга митрополита-грека и исходили от придворного княжеского священника Илариона, ставшего в середине XI века первым митрополитом из русских. В своем «Слове о законе и благодати» он утверждал идеал общественный единого, сильного православного государства, политически независимого от Византии.

После захвата Константинополя турками начинает формироваться представление о Руси как о подлинном центре восточно-христианских стран, что нашло выражение в сформулированной Филофеем религиозно-политической доктрине «Москва — третий Рим». В дальнейшем официально-ортодоксальная линия в понимании идеала общественного претерпела изменения, связанные с процессом обмирщения общественной жизни. Наиболее сильный толчок ему был дан в Петровскую эпоху благодаря распространению просветительских теорий «естественного права» и «общественного договора». Государство приобретает статус высшей политической и моральной ценности, и высшими добродетелями становятся добродетели гражданские. Идея «Святой Руси» заменяется идеалом общественным «Великой России». Победа России в Отечественной войне 1812 года, рост ее могущества способствовали подъему национального самосознания. На этом этапе наиболее емким выражением идеала общественного стала доктрина «православие, самодержавие, народность», в которой принцип «православия» означал требование от каждого русского быть православным христианином в высшем значении этого слова, а для иноверцев был ограничен усвоением совокупности общих нравственных и гражданских норм, вытекающих из православия и не противоречащих никакой другой религии; принцип «народности» подчеркивал коренную роль русского народа в жизни страны без ущемления других народностей; «самодержавие» трактовалось как проверенная историческим опытом политическая форма, при которой были созданы материальные условия для развития народа и его своеобразного духовного облика.

В условиях нарастания нестабильности в Европе и России происходил постепенный перенос центра тяжести на идею «самодержавия», формирование доктрины охранительно-государственнического консерватизма. Наиболее ярким ее выразителем стал проф. права, обер-прокурор Синода Победоносцев. Политические и религиозные идеалы Победоносцева получили поддержку ряда русских писателей, философов, публицистов (Достоевский, К. Н. Леонтьев, Катков, Розанов и др.). Иная неофициальная линия в интерпретации идеала общественного нашла свое проявление в произведениях идеологов русской либеральной интеллигенции. Представители западничества (Анненков, Боткин и др.) будущее России связывали с развитием буржуазных отношений, которое возможно только после уничтожения крепостного права.

Славянофилы для обоснования своего идеала общественного апеллировали к богословским и историко-философским положениям. Он связывался с началом «соборности», «свободной общности», характеризующей жизнь вост. церкви и общественные отношения, сложившиеся в русской поземельной общине и связанные с началами самоуправления. Исторический идеал общественный славянофилов помещался в допетровскую Русь, являвшую единство народа и царя, «земщины» и «власти». В конце XIX - начале XX века русская религиозная философия в лице В. С. Соловьева, Е. Н. Трубецкого, Флоренского, Булгакова и других провозгласила идеал «свободной теократии», т. е. такого общественного устройства, где церковь признавалась высшим началом общественной жизни. «Духовное общество, или Церковь, - писал Соловьев, - в свободном внутреннем союзе с обществами политическими и экономическими образует один цельный организм - свободную теократию...» Единство светской власти и церкви он и его последователи считали залогом того, что на земле возникнет истинная социальная справедливость, чуждая языческому государству. Тогда каждая составная часть великого целого - нация, общество, индивид - будет обладать внутренней ценностью, не позволяющей обращать их в простое средство к достижению всеобщего благоденствия. Церковь, как таковая, призвана не вмешиваться в государственные и экономические дела, а задавать безусловную норму их деятельности.

Идеал «свободной теократии» связывался также с выявлением как человечеством, так и отдельным народом своего одухотворенного «софийного» содержания (см. Софиология). Его реализация предполагала активную человеческую деятельность, способствующую восхождению общества «от зверочеловечества к Богочеловечеству». Именно на этом пути, по мнению представителей данного философскою течения, лежала долгожданная эпоха «нового средневековья» (Бердяев), ценная обретением единого духовного центра и универсального сакрального мироощущения, утраченного человечеством в Новое время. Эта эпоха и породит такой И., в рамках которого будет преодолена дилемма аскетизма и гедонизма и осуществится искомый позитивный синтез Востока и Запада (Булгаков).

Оригинальные решения проблемы идеала общественного были предложены представителями русского космизма (Федоров, Циолковский, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский и др.), философии права (И. А. Ильин, Новгородцев), а также такими самобытными мыслителями, как Федотов и др. Особое место в трактовке общественного идеала занимает философия евразийства (Савицкий, Г. В. Вернадский, Карсавин, Н. Н. Алексеев). Мыслители этого направления развивали цивилизованный подход к историческому прошлому и будущему России. Они обратили внимание на роль «месторазвития» в жизни государства и общества и создали учение о России как особом этнокультурном мире, самобытном и самодостаточном с точки зрения географии, экономики, культуры, исторического языкового развития. Евразийцы ставили задачу формирования общеевразийского национализма, трактуя его как общий наднациональный интерес народов России-Евразии. Единство народов Евразии они связывали, в первую очередь, с общностью их исторических судеб. Свой общественный идеал евразийцы не мыслили без сильного государства («демотии»), с особым типом отбора элиты («правящий отбор»), способствующего органическому синтезу управляемых (народа) и управляющих (элиты) на основе «идеи-правительницы».

Поскольку освободительная тенденция, порожденная деспотическими крайностями самодержавия, была постоянной спутницей общественной жизни России, то значительное место в понимании идеала общественного занимают взгляды русских революционных мыслителей (Радищев, декабристы, Герцен, Чернышевский и др.). Эту же тенденцию развивали русские народники - Лавров, Михайловский, М. А. Бакунин, Ткачев и др. Радикально-демократическая линия, начавшаяся с резкого осуждения самодержавия и прославления «великого примера» английской и американской революций (Радищев), привела в конечном счете к социалистическому пониманию задач, стоявших перед Россией. Отправной точкой для такого вывода служил не только западноевропейский революционный опыт, но и особенности экономического бытия России, наличие в ней поземельной общины (Герцен).

В отличие от Герцена, разочаровавшегося в конце жизни в революционных средствах переустройства общества («К старому товарищу»), Чернышевский соединял свой социалистический идеал с более радикальными методами решения назревших социальных проблем: ликвидацией наемного труда, помещичьей собственности на землю без всякого выкупа, развитием коллективного владения и промышленности. Бакунин связывал путь человечества к «царству свободы» с радикальным исключением из жизни народа принципа власти. Вместо него должна появиться «свободная федерация» земледельческих и фабрично-ремесленных ассоциаций (идея затем была развита Кропоткиным).

Лавров свой идеал общественный в первую очередь соединял с «требованием солидарности всего человечества». Исходным пунктом исторического развития и высшим мерилом общественного прогресса, с его точки зрения, является личность («неделимое»), поэтому социалистический строй основан на гармонии личного и общественного начал в государстве и истории. Михайловскому принадлежала идея активного воздействия идеала общественного на действительность в целях изменения общественного развития в избранном передовой интеллигенцией направлении. При этом он делал акцент на рассмотрение истории с точки зрения «нравственного, справедливого, должного». По его мнению, общества, подавляющие личность, сводящие ее к роли простого винтика, нежизнеспособны. Его теория о массовых народных движениях как бессознательных и подражательных и признание им решающего значения в историческом процессе идеалов и «субъективно-телеологической» деятельности человека вызвали критику со стороны русских марксистов (Плеханов, Ленин).

Идеал общественный в России на протяжении всей ее истории была свойственна этическая направленность и стремление к осуществлению социальной справедливости. Он был чужд национальной замкнутости.

Е. М. Амелина

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 212-213.

Литература:

Иларион. Слово о законе и благодати // Русская идея. М., 1992; Послания старца Филофея // Памятники литературы Древней Руси. Конец XV - первая половина XVI века. М., 1984; Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву // Избр. филос. соч. М., 1949; Пестель П. И. Русская правда // Избр. социально-политические и филос. произв. декабристов: В 3 г. М., 1951. Т. 1; Чаадаев П. Я. Философические письма // Соч. М., 1989; Хомяков А. С. О старом и новом. Статьи и очерки. М ., 1988; Киреевский И. В. О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России // Киреевский И. В. Критика и эстетика. М., 1979; Герцен А. И. О развитии революционных идей в России // Соч. М., 1956. Г. 3; Чернышевский Н. Г. Эстетические отношения искусства к действительности // Избр. филос. соч.: В 3 т. М., 1950. Г. 1; Лавров П. Л. Исторические письма // Философия и социология. Избр. произв.: В 2 т. М., 1965. Т. 1; Михайловский Н. К. Что такое прогресс //Поли. собр. соч.: В Ют. Спб., 1911. Т. 1; Бакунин М. А. Государственность и анархия // Бакунин М. А. Философия. Социология. Политика. М., 1989; Победоносцев К. П. Великая ложь нашего времени. М., 1993; Кропоткин II А. Анархия, ее философия, ее идеал. М., 1906; Розанов В. В. Семейный вопрос в России. Спб., 1903; М., 2004; Соловьев В. С. Россия и Вселенская церковь. М.. 1911; Булгаков С. Н. Два града. Исследование о природе общественных идеалов. М., 1911. Т. 1-2; Бердяев Н. А. Повое средневековье. М., 1991; Франк С. Л. Духовные основы общества. М., 1992; Ильин И. А. Путь к очевидности. М., 1993; Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М., 1991; Флоренский П. А. Предполагаемое государственное устройство в будущем // Литературная учеба. 1991. Кн. 3. С. 96-111; Плеханов Г. В. Наши разногласия//Избр. филос. произв.: В 5 т. М., 1956. Т. 1 \ Ленин В. И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33; Ильенков Э. В. Об идолах и идеалах. М., 1968; Исаев И. А. Политико-правовая утопия в России, кон. XIX -- нач. XX в. М., 1991; Амелина Е. М. Общественный идеал в философии всеединства: (От Вл. Соловьева к С. Л. Франку). М., 2000; Она же. Общественный идеал в русской социальной философии всеединства кон. XIX - нач. XX в. М., 2010.

Понятие:

Яндекс.Метрика