Дэ (Кузнецов, 2007)

ДЭ (благая сила) — одно из основополагающих и наиболее полисемантичных понятий китайской философии, а также философий Восточной Азии. Наиболее употребительные варианты перевода и контекстуальные значения —добродетель, благодать, качество, дарование, достоинство, достояние, доблесть, моральная сила, закономерность. Восходит к обозначению в эпоху Шан-Инь (XVII— XI вв. до н.э.) магической силы, сообщаемой горними сферами правителю-вану: благодаря этой силе, распространяемой на подвластные земли, обеспечивается процветание социума и должное протекание природных процессов. В наиболее ранних фрагментах древнекитайских текстов, которые могут быть отнесены к эпохе Западного Чжоу (XI—VIII вв. до н.э.), Д. выступает и как ниспосылаемая божественным Небом (см. Тянь ди жэнь) благая сила монарха, вследствие которой осуществляется его мироустроительная роль, и как качество, обеспечивающее совершенное поведение и дарования человека вообще, т.е. добродетель и достоинства.

Последняя область значений Д. была акцентирована идеологами конфуцианства, которые стремились обосновать право бюрократии («благородных мужей», см. Цзюнь цзы) на фактическое исполнение властных функций. У Конфуция Д. по преимуществу выступает как добродетель, ее содержанием являются такие качества цзюнь цзы, как верность (чжун, см. Чжун шу), синь (доверие/ благонадежность), и (долг/справедливость) (XII 10). Благая сила правителя уже не ставится им выше благой силы благородного мужа. Управление на основе Д. сопрягается с поддержанием спокойствия посредством ли ([этико-ритуальной] благопристойности) и противопоставляется ущербному правлению на основе закона и наказаний (II 3). Д. у Конфуция социально, этически наполнено, подразумевает градации качества и в то же время носит внутренний характер, сочетая смыслы полученной свыше благодати, дарований и моральной добродетели.

Онтологическое измерение понятие Д. получило в основополагающем для даосизма трактате «Дао дэ цзин» («Канон дао и дэ», ок. IV—III вв. до н.э.). Д. осмысляется там как манифестация источника всего сущего и мирозакона — дао. Если последнее является порождающим началом, то Д. — принципом, «пестующим» порожденное (51). Продолжение этого пассажа связывает онтологический план с антропологическим — Д. как манифестация дао являет образец для человеческого Д.: «Порождать и не присваивать, творить и не гордиться, выращивать и не повелевать — это и называется сокровенным дэ» (Там же). Как и ранние конфуцианцы, основоположники даосизма постулируют возможность возрастания человеческого Д.: от персонального уровня, когда человек «совершенствует дао внутри себя» и это делает Д. искренним (см. Чэн) через ступени совершенствования дао применительно к семье, уезду, царству, до уровня Поднебесной, на котором Д. становится всеобщим (54).

Эти ступени полноты Д. корреспондируют с иерархией личностных достоинств в конфуцианских памятниках «Да сюэ» («Великое учение») и «Чжун юн» («Срединное и неизменное», см. Конфуцианство). Обретение всей полноты благой силы, согласно «Дао дэ цзину», уподобляет человека младенцу, пребывающему в совершенной гармонии с дао (55). Наиболее общим значением Д. оставалось понятие свойства, или силы, охватывающее почти все другие смыслы, в том числе дарованной свыше благодати и добродетели. Д. может быть также негативным — беспорядочным, мелким, плохим и т.п.

В китайском буддизме иероглиф Д. использован для передачи термина «гуна» — «субстанциальное свойство». В буддийской и даосской религиозной практике принят термин «гун Д.» («деяние Д.»), который подразумевает благие дела, духовные достижения. Бином «дао Д.», объединивший два фундаментальных понятия китайской философии, в современном языке означает «мораль», но в философских построениях часто сохраняет связь с традиционными значениями составляющих его морфем.

Полисемантичность Д., параллельное использование этого понятия в разных смыслах дали основание конфуцианцу Хань Юю (768—824) назвать его, как и дао, «пустой позицией», не имеющей точно определенного значения. В современных историко-философских исследованиях Д. сопоставляется с океанийской маной — безличной сверхъестественной силой, с идеей кармы или латинской virtus (с корректировкой по поводу связи последнего понятия с воинской доблестью, насилием, которой не имеет Д.), а также с благом в платоновском смысле и греческой арете (добродетель). Однако Д. в отличие от «блага» вторично, собирательно и противоречиво (может иметь разные качества), а не беспредпосылочно и абсолютно; арете разнится от Д. коннотацией, в частности с военным и физическим мужеством, тогда как Д. предполагает мужество только моральное.

Литература:

От магической силы к моральному императиву: категория дэ в китайской культуре. М., 1998.

Словарь философских терминов. Научная редакция профессора В.Г. Кузнецова. М., ИНФРА-М, 2007, с. 157-158.

Понятие:

Яндекс.Метрика