Международные договоры

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ - записанные, закреплённые, официально зафиксированные соглашения между двумя или более государствами о взаимных правах и обязанностях в политических, экономических или иных отношениях.

Любое двустороннее или многостороннее соглашение между субъектами международного права, в какой бы форме оно ни было выражено (письменной или устной), является обязательным для сторон.

Таким образом, термин Международные договоры есть общее название международных актов (насчитывается до 10 тыс. действующих) с самыми различными наименованиями и содержанием: трактат, пакт, конвенция, декларация, соглашение, уговор (arrangement), регламент, уния, протокол, модус вивенди, генеральный акт, картель, капитуляция, конкордат. Этот перечень не является исчерпывающим. Употребляются также и другие названия. Твёрдо установленного значения тех или иных названий не существует.

В 1926 году докладчики Комитета юристов-экспертов Лиги наций констатировали "анархию" в названиях международных договоров, и такую же анархию констатирует ряд новейших исследователей в предлагаемых формах классификации международных договоров.

По числу участников международные договоры делятся на двусторонние, групповые и многосторонние, или всеобщие, причём групповые договоры с географически ограниченным кругом участников часто называют "региональными".

По порядку присоединения к договору, обычно связанному с общим и конкретным его содержанием, международные договоры делятся на открытые (договоры-законы) и на закрытые (договоры-сделки). К открытому договору могут присоединиться все страны, тогда как к закрытому договору другие страны могут присоединиться лишь с разрешения основных участников. Открытые договоры почти всегда по содержанию являются нормативными; закрытые - по содержанию обычно касаются более узкого круга конкретных вопросов.

Поэтому открытые договоры чаще являются многосторонними, закрытые - двусторонними. В виде исключений возможны и встречаются закрытые (по порядку допущения стран к участию) многосторонние договоры (устав Лиги наций). Равным образом закрытые и на первый взгляд конкретные договоры иногда обладают нормативным содержанием, как, например, конвенция девяти держав от 29. X 1888 года о свободном плавании по Суэцкому каналу, распространившаяся на все страны.

Однако все эти формальные различия не отражают политического существа договоров, согласно которому их следует разделить на равноправные и неравноправные (колониальные договоры, договоры-диктаты) международные акты.

В сборнике действующих договоров Союза ССР принята классификация договоров по содержанию, в зависимости от которого их делят на политические, договоры по правовым вопросам, по экономическим, по вопросам связи, транспорта, здравоохранения и права войны.

Наряду с предметным делением принято формальное подразделение договоров на двусторонние и многосторонние; число многосторонних договоров, в которых участвует СССР, к 1. I 1949 года достигло 85.

Международные договоры в подавляющем большинстве случаев заключаются в письменной форме. Устные, т. н. джентльменские, соглашения сейчас заключаются в редких случаях; их содержание записывается каждой стороной для себя, и большей частью впоследствии они превращаются в формальные договоры обычного типа. Так, правительства СССР и МНР заключили 27. XI 1934 года джентльменское соглашение, предусматривавшее взаимную помощь и поддержку в случае агрессии со стороны третьей державы, а 12. III 1936 года оформили это соглашение протоколом, который 27. II 1946 года был превращен в договор о дружбе и взаимопомощи между СССР и Монгольской Народной Республикой.

Международные договоры обычно имеют три части: преамбулу, или введение, статьи (артикулы) и концовку (финал), которая называется также протокольными статьями. В 19-20 веках появляется всё чаще дополнительная, четвёртая часть - приложения.

Приложения имеют силу договора и составляют его неотъемлемую часть лишь в том случае, если содержится прямое упоминание об этом в тексте договора. При отсутствии такого упоминания приложения имеют лишь пояснительное значение, и подписание договора не означает подписания приложения или согласия с ним. Приложения могут относиться ко всему договору или к определённой его статье, и это отмечается или в статье, или в заголовке приложения, или в обоих местах (например, в перемирии союзных держав с Финляндией 1944 года).

Основная часть договора при небольших размерах делится только на статьи, иногда с подразделением их на пункты и литеры. При больших размерах договора статьи сводятся в главы и части. В англо-саксонской практике нередко дают заголовки статьям и на полях обозначают их краткое содержание (т. н. маргиналия). Считается, что эти заголовки и выноски на полях не имеют значения при толковании текста, и во избежание недоразумений это нередко особо оговаривают.

В англо-саксонской доктрине встречается также взгляд, что преамбула договора не имеет обязательного значения; мотивируется это тем, что некоторые договоры совсем не имеют преамбулы и что в преамбуле содержатся данные преимущественно фактического порядка: кто, с кем, по каким мотивам заключил данный договор. Такой взгляд, однако, неправилен, так как в преамбуле помещается ещё указание на взаимное предъявление (обмен) уполномоченными их полномочий, "найденных в должной форме и полном порядке". Эта констатация, несомненно, обязывает стороны, подписавшие договор: ссылаться на недостаток или неисправность полномочий уже нельзя.

В заключительной части или в "протокольных статьях" договора указывают срок, на который договор заключается, возможность продления (пролонгации), порядок предупреждения о расторжении (денонсации), применение или неприменение утверждения договора (ратификации), в связи с этим - время вступления договора в силу и место обмена или сдачи на хранение ратификационных грамот, язык или языки, на которых составлен договор, значение того или иного текста при толковании договора, значение приложений, порядок толкования и разбора споров, могущих возникнуть по договору. В конце текста помещается так называемая подписательная формула, причём, строго говоря, только эта формула безусловно необходима. Все остальные перечисленные выше "протокольные пункты" или некоторые из них могут в договоре отсутствовать.

Очень большое значение с точки зрения престижа и равноправия участников договора придавалось порядку перечисления подписывающихся в преамбуле и порядку подписей ниже текста. С 16 века в употребление вошёл так называемый альтернат (см.), при котором в двусторонних договорах в одном экземпляре на первом месте ставится и первой подписывает одна страна, а в другом экземпляре - другая. Экземпляры размениваются, и каждый получает тот экземпляр, где его подпись стоит первой. Первым местом при подписи считается верхнее при подписи колонкой и левое при подписи в ряд, обычно применяемой в двусторонних договорах. В многосторонних договорах альтернат требовал изготовления огромного числа экземпляров, что затягивало иногда оформление договора. После Утрехтского мира (1713) этот неудобный порядок был заменён расположением многочисленных участников в преамбулах и в подписях в порядке сначала латинского, затем французского, в настоящее время чаще всего английского алфавита названий государств, участвующих в договоре. В 20 веке в крупных многосторонних договорах применяется выделение великих держав на первые места. Двусторонние договоры обычно составляются на двух языках, и таким образом в каждом экземпляре получается два текста. Свой текст каждая сторона помещает слева и в его преамбуле, а часто и в статьях договора, идёт первой. Иногда, однако, стороны предпочитают употреблять какой-либо один язык, понятный для обеих сторон. В советской практике был случай почтовой конвенции с Финляндией (от 18. VI 1924 года), в которой имелись тексты на русском языке, на обоих государственных языках Финляндии (шведском и финском) и французский перевод, которым практически пользовались обе стороны. В многосторонних договорах примеры четвероязычных и даже пятиязычных договоров стали встречаться в 20 веке, когда страны так называемых мировых языков (русского, французского, английского, испанского, китайского) стали настаивать на равноправии этих языков в больших актах. Мирные договоры 1947 года были заключены на русском, французском и английском языках, как официальных равноправных языках, и на языке побеждённой страны в качестве перевода. На первом месте ставился текст на языке страны, принимавшей ратификационные грамоты по данному договору.

Оформление международного договора обычно проходит четыре стадии - подготовку, парафирование, подписание и утверждение (ратификация).

Подготовка или трактовка текста (отсюда название "трактат") проводится представителями сторон путём переговоров и секретариатом и экспертами путём редактирования проекта.

Парафирование, или подпись каждой страницы инициалами уполномоченных на подготовленном и согласованном тексте, имеет значение подтверждения, что текст согласован именно в данной редакции; после парафирования никаких изменений в текст, кроме чисто редакционных мелких улучшений (исправление опечаток и т. п.), как правило, не вносится.

Подписание является важнейшей стадией в оформлении договора. Днём подписания датируется и самый договор. При подписании соблюдается альтернат, а в многосторонних договорах - алфавитный порядок подписей, нередко - с приоритетом для великих держав.

В 20 веке стала распространяться практика оставления многосторонних договоров открытыми для подписания в течение определённого срока или без срока по окончании конференции.

Подписание договора означает вступление его в силу только в том случае, если стороны об этом прямо условились.

Подписание договора при отсутствии в нём иных прямых указаний означает только утверждение уполномоченными проекта, от которого правительства ещё могут отказаться. Ратификация представляет собой волеизъявление высших органов власти данных государств (обычно их глав), даваемое нередко с предварительного согласия законодательных палат или одной из них и облекаемое в форму особой торжественной грамоты. При так называемой конфирмации, или малой ратификации, даваемой правительствами, довольствуются посылкой ноты. При двусторонних договорах грамоты или ноты обмениваются, при многосторонних - сдаются правительству или секретариату международной организации, заранее указанным в качестве хранителей ратификационных документов. Хранитель (депозитор) уведомляет всех остальных участников о произведённой сдаче документов.

До обмена ратификационными грамотами или до сдачи их на хранение договор при отсутствии иной оговорки в его тексте не считается вступившим в силу. При многосторонних договорах нередко указывают минимальное число ратификаций, нужное для вступления договора в силу, причём для остальных участников договор вступает в силу лишь по мере сдачи ими ратификационных грамот.

Отказ в ратификации считается дискреционным правом государства и не может рассматриваться как недружелюбный акт.

Согласно Конституции СССР ратификация является прерогативой Президиума Верховного Совета. Закон от 20. VIII 1938 года указывает, что ратификации подлежат договоры мирные и о взаимопомощи против агрессии, а также те, ратификация которых обусловлена сторонами. Остальные советские договоры и соглашения, как правило, утверждаются правительством, а тексты договоров, заключаемых между ведомствами (например, почтовыми или авиационными), представляются на рассмотрение правительства до заключения. Договоры, подлежащие ратификации, предварительно рассматриваются и одобряются правительством, причём в указе отмечается, что они ратифицируются Президиумом Верховного Совета СССР по представлению Совета министров.

Открытые договоры, или договоры, имеющие особую оговорку о возможности присоединения определённых государств, допускают помимо подписей основных сторон добавочные подписи сторон, дополнительно к ним присоединившихся. В особенности развилась практика присоединения в 20 веке. Присоединение может быть оформлено путём подписания уже действующего договора, путём присылки особой грамоты к нему или путём составления особого протокола.

Заключённый подписанием или завершённый ратификацией договор регистрируется членами организации. Объединённых наций в секретариате ООН (ст. 102 устава).

Опубликование в международном масштабе договоров производится в "Сборнике договоров ООН".

Для придания договору силы внутри данной страны большинство законодательств требует его обнародования, или "промульгации". Промульгированный договор имеет силу закона. СССР в основном придерживается практики промульгации, которая делает договор обязательным для населения, но государство считается связанным и не обнародованными договорами. В СССР органами обнародования договоров, подлежащих ратификации, являются "Ведомости Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик". Договоры, не подлежащие ратификации, "Ведомости Верховного Совета СССР" не публикуют. Наиболее полным собранием договоров является "Сборник действующих договоров с иностранными государствами". Торговые договоры публикуются в журнале "Внешняя торговля". С 1917 по 1923 годы договоры публиковались в "Собраниях узаконений Рабоче-Крестьянского правительства", с середины 1923 года - в "Вестнике ЦИК, СНК и СТО", с 1924 по 1926 годы - в "Собрании законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР", в 1-м разделе, и с середины 1926 по 1937 годы - во 2-м разделе этого "Собрания", а также в газете "Известия".

В договорах могут быть непубликуемые, секретные статьи или секретные приложения и добавочные протоколы к тексту.

Основными условиями действительности международных договоров считаются:

1) компетентность договаривающихся сторон,

2) должные полномочия агентов, заключающих договоры,

3) свобода соглашений уполномоченных (отсутствие насилия над ними) и

4) объект договора, не противоречащий требованиям международного права.

Что касается последнего требования, то в практике трудно подыскать пример, когда договор был бы признан недействительным при наличии такого противоречия. Однако ст. 103 устава ООН говорит: "В том случае, когда обязательства членов организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по настоящему Уставу".

Чрезвычайно важный момент для действительности договора представляют должные полномочия лиц, непосредственно заключающих договоры.

Свобода согласия представителя является чрезвычайно спорной в доктрине. Обычная практика указывает, однако, что случаи угроз и насилий над уполномоченными всегда рассматривались как аномалия и давали повод сомневаться в обязательности договора. Действительными рассматривались договоры, продиктованные победителем побеждённой стороне, если не было совершено физического насилия над уполномоченными.

В истории известен ряд случаев применения насилия над представителем государства, равно ссылок на такое насилие или запугивание как на повод для признания договора недействительным. Так, в 1526 году французский король Франциск I отказался от подписанного им в плену у испанцев Мадридского договора с Карлом V, заявив, что подписал его в результате насилия и принуждения. При первом разделе Речи Посполитой депутаты сейма были заперты в комнате, пока не согласились утвердить договор. В 1815 году был признан недействительным договор об отречении от престола Фердинанда VII испанского, подписанный им в 1808 году в Байонне под угрозой смерти со стороны Наполеона. В качестве примера можно указать также на японо-корейскую конвенцию 1905 года (...) об установлении над Кореей японского протектората и на договор Гитлера с Чехословакией в 1939 году, вырванные путём угроз и насилия.

Поводом к оспариванию действительности договора помимо его вынужденного заключения может служить существенная фактическая ошибка при его заключении.

Постоянная палата международного правосудия при разборе датско-норвежского спора из-за Гренландии в 1919 году установила, что поводом к непризнанию действительности договора могут служить ошибки в фактах. Ошибка, касающаяся лишь отдельных статей договора, не влияет на силу остальных его статей. Фактическая ошибка обычно влечёт исправление договора иногда путём чрезвычайно длительных переговоров. Чаще всего такие ошибки бывают в определении границ. Так, например, в договоре между Великобританией и США от 3. IX 1783 года были указаны границы по течению р. Сен-Круа, которой в действительности не было, и по водоразделу южнее р. Св. Лаврентия, хотя установить такой водораздел оказалось невозможно. Споры продолжались (с применением арбитража) до заключения нового договора. В международной конвенции о спасении жизни на море был пропущен целый параграф, ошибка была замечена уже после ратификации США; в ст. 3 французского текста мирного договора с Италией 1947 года была ошибочно дважды повторена одна строка вместо пропущенной другой.

Толкование международных договоров зависит от соглашения сторон; оно может быть также дано разбирающим спор арбитражным трибуналом. По ст. 36 статута Международного суда последнему принадлежит право толкования договора при разборе юридических споров. Утверждение некоторых правительств, что Международному суду принадлежит право толковать устав ООН, не имеет под собой почвы.

Международные договоры начинают действовать после подписания, если это в них прямо указано, или после обмена либо сдали на хранение ратификационных грамот. Как правило, ратификация обратной силы не имеет, т. е. договор нельзя считать начавшим действие с момента подписания, а не с момента обмена ратификационных грамот, если в самом тексте договора это не предусмотрено. Возможно указание, что договор вступает в силу с определённой даты, не совпадающей ни с датой подписания договора, ни с моментом обмена ратификациями. Обычно исполнение договора обусловливается взаимностью, т. е. соблюдением его обеими сторонами.

Нормальным и наиболее распространённым способом прекращения договора в 20 веке считается денонсирование, т. е. заявление одной из сторон в заранее определённый срок о желании отказаться от договора. В многосторонних договорах денонсация влечёт прекращение действия договора только для денонсировавшей стороны.

Свыше 40% международных договоров содержат оговорку о денонсации. Но в последнее время распространено мнение, что и при отсутствии такой специальной оговорки денонсация всегда возможна. Срок для заявления о прекращении действия договора обычно оговаривается, а если он не указан, денонсация возможна в любое время. Оговариваемые сроки колеблются от 3 до 15 лет со дня вступления международных договоров в силу.

Конвенции о пленных, раненых и больных содержат запрещение денонсировать эти конвенции во время войны.

Практика знает ряд случаев одностороннего прекращения договора в силу радикального изменения международной обстановки, вызвавшего, напр., исчезновение контрагента. Так, РСФСР расторгла в 1918 году после германской революции Брестский договор, навязанный кайзеровской Германией. К указанным поводам иногда добавляется давность; этот повод следует считать крайне спорным для прекращения международных договоров. В принципе считается, что договор может действовать вечно, если не определён его срок. В 1946 году Англия получила от Португалии базы на Азорских островах, ссылаясь на договор 17 века, который формально не был никогда расторгнут.

Доктрина международного права долгое время признавала, что все договоры между воюющими расторгаются войной (так называемая военная диффедация). Со времени победы буржуазных революций правящие классы капиталистических стран, заинтересованные в устойчивости торговых и правовых отношений, стали выдвигать в судебной практике и в дипломатических толкованиях тезис приостановки договоров войной. После ряда колебаний в 20 веке принят взгляд, отразившийся в мирных договорах 1947 года, что двусторонние договоры войной в принципе расторгаются и могут быть восстановлены в действии по окончании войны в определённый срок по требованию победителя. Многосторонние договоры приостанавливаются войной, если не все их участники находится в войне между собой. Групповые договоры приостанавливаются или прекращаются на тех же условиях. Указанные положения требуют, однако, двух оговорок: в самом тексте договора может быть указано, что он сохраняет своё действие во время войны; договоры о границах, хотя бы двусторонние, войной не расторгаются, а только приостанавливается их действие, и их изменение должно быть оформлено после прекращения войны. Наконец, возможны договоры (например, о запрете химической войны), самое действие которых рассчитано именно на время войны и не прекращается войной.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Яндекс.Метрика