Международное право

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО - отрасль права, регулирующая политические, экономические, военные, культурные и иные отношения между государствами. Согласно определению, принятому в советской юридической науке, право есть совокупность норм, выражающих волю господствующего класса, санкционированных государственной властью и обеспечиваемых принудительной силой государства в целях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу. Международное право, укладываясь в рамки этого общего определения, обладает, однако, по сравнению со всяким внутригосударственным правом, рядом специфических особенностей.

Особенности международного права с точки зрения его юридической природы состоят прежде всего в том, что оно есть право междугосударственное. В то время как во внутригосударственном праве его субъектами, т. е. носителями установленных правовыми нормами прав и обязанностей, являются отдельные люди, учреждения и ассоциации, состоящие под властью государства, субъектами международного права являются сами государства, не имеющие стоящей над ними власти.

В последние десятилетия некоторые функции в области международных отношений, ранее присущие исключительно государствам, перешли в компетенцию международных организаций (напр., в области обеспечения мира или регламентации отдельных вопросов экономического и гуманитарного сотрудничества и пр.). Однако эти организации, и в том числе возникшая в наши дни организация Объединённых наций, отнюдь не являются субъектами международного права в том смысле, в каком ими считаются отдельные государства, ибо они не обладают ни суверенитетом, ни территориальным верховенством - этими важнейшими признаками международной правосубъектности. Такие международные организации являются новыми органами международного сотрудничества суверенных государств, и их полномочия основываются не на какой-либо международной власти, стоящей над государствами, как утверждают некоторые буржуазные авторы, а на согласовании воли и действий этих государств.

Отдельная личность также не является субъектом международного права, хотя в международном праве имеются нормы, охраняющие права тех или иных категорий лиц, как, например, нормы о режиме иностранцев. Наличие подобных норм свидетельствует лишь о том, что специальная международная охрана тех или иных категорий лиц входит в круг тех государственных интересов, которые составляют объект международно-правового регулирования. Сами же соответствующие лица не становятся от этого участниками международного общения и не приобретают ни одного из признаков международной правосубъектности. Равным образом, существующие внутри государства учреждения и ассоциации не являются субъектами международного права.

Второй особенностью международного права является то, что в нём нет ни единого законодателя, ни единого кодекса законов в том смысле, как во внутригосударственном праве. Нормы международного права создаются самими субъектами этого права - государствами. Попытки создать кодекс международных законов, предпринимавшиеся с конца 18 века отдельными учёными и международными научными учреждениями, не увенчались успехом ввиду противоречия интересов различных государств и отсутствия единства взглядов по важнейшим вопросам. Некоторый успех имела лишь частичная кодификация, т. е. кодификация отдельных отраслей международного права например, законов и обычаев войны и др.

Основными источниками международного права являются международные обычаи, т. е. правила поведения, получившие обязательную силу в процессе долголетнего и единообразного их применения в практике государств (например, правила, касающиеся положения дипломатических представителей), и главным образом международные соглашения. Последние могут действовать между всеми государствами, между группами государств либо между двумя государствами и могут определять как общие основы международных отношений, так и конкретные вопросы взаимоотношений между данными государствами.

Внутренние законы и решения судов отдельных государств по вопросам, затрагивающим международные отношения (напр., по вопросам о правах иностранцев, о выдаче преступников и т. д.), не являются источниками международного права. Лишь получив широкое признание за пределами издавшего их государства и став образцом для законодательства и судебной практики многих государств, они могут привести к созданию международного обычая и даже воплотиться в международные соглашения. Наконец, мнения выдающихся представителей науки международного права ещё в меньшей мере, чем законы и судебные решения, могут служить источниками международного права; они составляют не более чем материал для аргументации в пользу существования или несуществования той или иной международно-правовой нормы.

При всём разнообразии норм международного права - и по внешней форме, в которой они выражаются, и по кругу тех государств, на которые распространяется их действие, и по характеру тех предметов, которые они регулируют, - существуют, однако, известные принципы, определяющие коренные основы международных отношений в определённую историческую эпоху и имеющие обязательную силу для всех государств, независимо от того, применяются ли они в силу обычая или в силу международных конвенций. Это так называемые общие или основные начала, элементарные общепризнанные понятия международного права. Признание этих общих основных начал или элементарных понятий весьма важно для укрепления законности в международных отношениях. Поэтому вполне понятно, что советская юридическая доктрина не только признаёт существование основных начал международного права, но и подчёркивает их значение.

Важнейшими основными началами международного права на современной стадии его развития являются: принцип поддержания всеобщего мира и безопасности, принцип суверенитета, принцип невмешательства во внутренние дела другого государства, принцип равноправия государств и принцип добросовестного выполнения международных договоров и обязательств. Первый из упомянутых принципов вошёл в международное право сравнительно недавно, превратившись из прогрессивной политической идеи в юридическую норму. Другие принципы признаются как нормы международного права в течение довольно длительного времени, но теперь наполняются новым содержанием.

Эти важнейшие основные начала международного права нашли выражение в ряде деклараций, изданных союзными государствами антифашистской коалиции во время и по окончании второй мировой войны, в частности в декларациях Московской (1943), Тегеранской (1943), Крымской (1945) и Потсдамской (1945) конференций, и зафиксированы в уставе ООН (преамбула, ст. 1 и 2).

Третьей особенностью международного права является отсутствие в нём централизованного аппарата принуждения. Мы знаем, что "...право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению норм права" (В. И. Ленин). Эти слова Ленина относятся ко всем отраслям права, в том числе и к международному праву. Однако хотя международное право не знает ни международной армии, ни международной полиции и лишь с недавнего времени существует международный суд, тем не менее и в международное право имеется принуждение, как во всяком другом праве, но оно проявляется в особых формах. До первой мировой войны принуждение, необходимое для того, чтобы обеспечить соблюдение международных обязательств и вообще норм международного права, осуществлялось силами отдельных, непосредственно заинтересованных государств и в доктрине международного права носило название "самопомощь". Оно могло выражаться в репрессалиях, т. е. в насильственных действиях, являющихся ответом на нарушение международного права другим государством, в военных демонстрациях вплоть до блокирования берегов другого государства и, наконец, в войне. Следует отметить, что нередко "защитой правомерных интересов прикрывались цели внешней экспансии или подчинения более слабого государства. После первой мировой войны были сделаны попытки установить коллективные формы принуждения. Устав Лиги наций предусматривал систему экономических и военных санкций против агрессора. Эта система оказалась неэффективной; соответствующие постановления устава были весьма неопределёнными, и не предусматривалось конкретных способов их осуществления; ещё важнее то, что за исключением СССР - в период его пребывания в Лиге наций - у государств, игравших руководящую роль в Лиге, не было действительной готовности применять свои вооружённые силы для защиты общих интересов мира и безопасности, для защиты договоров и международного права.

Вторая мировая война наглядно показала несовершенство существовавших раньше коллективных форм принуждения по отношению к нарушителям международного права. Ещё в 1941 году в советско-польской декларации было указано, что при создании будущей международной организации, основанной на объединении демократических стран в прочный союз, решающим моментом должно быть уважение к международному праву, поддержанному вооружённой силой всех Союзных государств. Устав организации Объединённых наций (ст. 45-51) предполагает новую, более эффективную систему невоенных и военных мер принуждения в отношении актов агрессии. Эта система предусматривает предоставление каждым государством контингентов вооружённых сил для совместных принудительных действий и наличие международного военного органа - Военно-штабного комитета, а также различные способы невоенного воздействия на отдельные государства в связи с нарушениями международного права, угрожающими миру. Наряду с этим меры принуждения по отношению к агрессору предусмотрены в договорах о взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве, заключённых Советским Союзом с рядом государств, главным образом с государствами народной демократии Центральной и Юго-Восточной Европы.

Разумеется, эффективность системы мер принуждения по уставу Объединённых наций в первую очередь зависит от того, насколько члены организации Объединённых наций на деле верны положениям устава. Опыт показал, что крупные капиталистические державы, прежде всего США и Великобритания, грубо нарушают устав ООН, стараются извратить предусмотренные уставом институты по поддержанию мира и безопасности и превратить организацию Объединённых наций в ширму для маскировки своих империалистических планов. Одним из наиболее ярких примеров нарушения правительствами США, Великобритании и Франции устава ООН и прямого подрыва этой организации является заключение агрессивного Североатлантического договора, под прикрытием ссылок на ст. 51 и 52 устава ООН, предусматривающие право заключать т. н. "региональные соглашения". Что касается договоров о взаимной помощи, заключённых Советским Союзом, то они являются в настоящее время наиболее эффективными способами охраны мира и международного правопорядка, установившегося в результате победы миролюбивых народов над агрессорами.

Отсутствие в международном праве общего законодательства и централизованного аппарата принуждения дало повод некоторым юристам, главным образом немецким (Иеринг, Лассон, Цорн), утверждать, что положения международного права суть предписания морали или политики, но не правовые нормы. Отрицание международного права, чаще всего встречавшееся в немецкой литературе, было способом оправдания агрессивной политики германских правящих классов, всегда сопровождавшейся циничными нарушениями международного права. Советская доктрина резко отвергает эту реакционную концепцию.

Если международное право заметно отличается от других отраслей права по своей юридической природе, то оно не менее заметно отличается от них и по своему социальному содержанию. В то время как внутреннее право данного государства выражает волю господствующего в этом государстве класса и является социально однородным, международное право не всегда отличается такой социальной однородностью. Оно регулирует отношения многих государств, складывающиеся как на почве их сотрудничества для достижения общих целей, так и на почве их борьбы за свои особые интересы. Характер этих целей и интересов определяется характером общественного и государственного строя данных государств, который далеко не всегда одинаков. Иногда совокупность этих государств, или, как её называют, "международное общение", сохраняет социальную однородность, например, в 16-17 веках, когда она состояла из феодальных государств, хотя в отдельных из них, например, в Англии, Голландии, уже вызревали буржуазные порядки, или во второй половине 19 и начале 20 века, когда она состояла из буржуазных государств, хотя многие из них сохраняли в большей или меньшей степени феодальные пережитки. Но в настоящее время, когда наряду с буржуазными государствами существуют великая социалистическая держава - СССР и страны народной демократии, на международной арене сталкиваются государства с резко отличным социальным и политическим строем.

Ввиду того, что интересы внутренней политики, особенности внутреннего строя и принципы внутренней государственности оказывают прямое влияние на внешнюю политику и на нормы и институты международного права, последнее содержит наслоения различных общественных формаций и даже различных исторических периодов. В современном международном праве ещё не вполне исчезли отдельные следы феодальных традиций; примером могут служить многие правила дипломатического церемониала или международно-правовое положение римского папы. В современном международном праве существуют внесённые буржуазными государствами в период буржуазных революций демократические принципы: суверенитет и равноправие государств, неприкосновенность государственной территории, невмешательство во внутренние дела и т. д., и внесённые теми же буржуазными государствами в период империализма чисто империалистические институты, такие, как аннексия, протектораты, сферы влияния и т. д. Буржуазные государства продолжали и в период империализма формально признавать вышеуказанные демократические принципы, но фактически пользовались ими для маскировки антидемократических, империалистических целей (например, США, Англия). Наиболее агрессивные буржуазные государства (в особенности Германия и Япония) открыто попирали самые элементарные основы международного права и, отбрасывая всякую маскировку, проводили явный международный разбой.

Огромное влияние на современное международное право оказывает социалистическое государство - Советский Союз, его политика мира, уважения свободы народов, обусловленная характером советского общественного и государственного строя. В Советском Союзе нет классов или групп, заинтересованных в войне или в разжигании вражды между народами. Советская государственность основана на равноправии и дружбе всех народов, населяющих Советский Союз.

В первые годы после Октябрьской революции капиталистические государства, пользуясь слабостью молодой Советской республики, стремились задушить её, а когда это не удалось, делали всё, чтобы устранить её от участия в международных делах. Уже тогда Советский Союз, отвергнув антидемократические институты международного права, отказавшись от неравноправных договоров, режима капитуляций и сфер влияния в странах Востока, заключив договоры с этими странами на основе принципов суверенитета и равноправия, способствовал укреплению демократических принципов в международных отношениях вообще. Позднее Советский Союз внёс большой вклад в дело расширения и укрепления в международном праве способов предотвращения и подавления агрессии. Он предложил международное определение агрессии, чтобы затруднить её легализацию и маскировку; предложил меры по применению устава Лиги наций в смысле придания большей эффективности санкциям против агрессии; провозгласил принцип "неделимости мира". В сфере укрепления деловых связей между государствами Советский Союз провозгласил принцип равноправия существующих внутри отдельных государств экономических систем. Кроме того, он создал новый институт международного права - торговые представительства СССР, в которых получила прямое выражение одна из основ социалистической системы хозяйства -  государственная монополия внешней торговли в СССР.

Советский Союз непрерывно развивал и развивает международно-правовые способы сотрудничества государств как в области поддержания мира, так и в области экономических отношений. И. В. Сталин в беседе с деятелем республиканской партии США Стассеном разъяснил с исчерпывающей полнотой отношение Советского Союза к международному сотрудничеству: "Надо проводить различие между возможностью сотрудничать и желанием сотрудничать. Всегда существует возможность сотрудничества, но не всегда имеется желание сотрудничать". Отметив, что "для сотрудничества не требуется, чтобы народы имели одинаковую систему", И. В. Сталин подчеркнул наличие у народа и коммунистической партии СССР желания сотрудничать. Это желание сотрудничества основано не на преходящих конъюнктурных расчётах, а на стремлении к прочному и длительному миру, на уважении независимости каждого народа и на глубокой уверенности в том, что мирное соревнование двух общественных систем полнее всего раскрывает преимущества социалистической системы перед капиталистической. Чем больше возрастает удельный вес Советского Союза в международной жизни, тем больше он становится центром притяжения для всех народов, заинтересованных в сохранении мира и в торжестве демократических начал в международном праве.

Таким образом, современное международное право в отличие от права внутригосударственного представляет собой по своему содержанию сложный итог борьбы и сотрудничества государств, не однородных ни в экономическом, ни в социальном, ни в политическом отношении.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Яндекс.Метрика