Стоицизм (этика)

СТОИЦИЗМ. ЭТИКА – наиболее важная часть учения, оказавшая универсальное влияние на все развитие этики от христианства до Канта, базируется на идее автаркии добродетели при соединении понятий добродетели и счастья. Исходным пунктом теоретической этики можно считать созданную Зеноном концепцию «первичной склонности», или «расположенности» (οἰκείωσις), устанавливающую «природные» масштабы целеполагания и долженствования: действия живого организма детерминированы стремлением к самосохранению. У разумного существа эта эгоистическая склонность с возрастом необходимо эволюционирует через «расположенность» к близким до уважения себя и других как носителей разума в масштабах всего мира. Конечной нравственной целью является жизнь согласно разумной природе, тождественная счастью и добродетели («добродетели довольно для счастья»). Добродетель («разумность», φρόνησις, или знание блага, зла и безразличного, применяемое практически) – единственное благо, ее противоположность – единственное зло; прочее безразлично (ἀδιάφορον), так как не имеет прямого отношения к добродетели. Безразличному соответствует «надлежащее» (καθήκον), τ. е. действие, «природно» оправданное и целесообразное для всякого живого организма, но лишенное подлинно нравственного характера. Нравственное действие, κατόρθωμα (высший уровень «надлежащего», на котором природа полностью реализует свой разумный потенциал), определено не инстинктивным здравым смыслом, а моральным отношением к действию. Воплощением идеала добродетельности является мудрец. Будучи внутренне автономен (добродетель – единственное, что «зависит от нас»), он обладает непогрешимым интеллектуально-нравственным настроем, соответствующим идеалу апатии, и принимает свою «судьбу» как проявление благого промысла: знание нравственной необходимости совпадает с пониманием космической причинности. Целью мудреца является его собственное совершенство, подобное совершенству космоса и выраженное в действии: мудрец имеет друзей, участвует в делах общества и т.п. Самоубийство рекомендовалось при обстоятельствах, делающих невозможным идеально-нравственное поведение. Конкретные нравственные предписания составляли основной предмет практической этики (моралистики).

Ригористическая посылка этики – все, что не благо, есть зло; каждый, кто не мудр, порочен – вступала в неизбежное противоречие с абсолютизацией исходной «природной» основы всякого действия. После Хрисиппа (особенно в Средней Стое) были сделаны попытки, не отказываясь от первоначального ригоризма, несколько смягчить его путем введения «предпочитаемого» в сферу нравственного целеполагания, а также признания нравственного достоинства за «продвигающимися» к добродетели. Но несмотря на все попытки обосновать нравственную автономию с помощью своеобразной «космодицеи», «царство свободы» было (в силу недостаточного формализма этической теории) принесено в жертву природе, которая выступает общей основой этики и права. Поэтому теория государства и права, формально не входящая в состав этики, по сути является ее продолжением, так как восходит к теории «первичной склонности». Учение о «космополисе» как мировом сообществе разумных существ, основанном на принципе справедливости как норме «естественного права», свидетельствует об оформлении нового для античности политико-правового мышления, оказавшего универсальное влияние на развитие европейского правового сознания.

Эволюция стоицизма отражает скрытые тенденции учения. В раннем стоицизме логико-онтологическая проблематика неизменно присутствует на первом плане. Средний стоицизм трансформирует антропологию и этику, включая в нее платонические и перипатетические элементы; логико-онтологическая проблематика постепенно отходит на задний план. В позднем стоицизме теоретизирование окончательно ограничивается этикой, которая все более эволюционирует к моралистике; в таком виде он на время становится ведущей «философской идеологией» Римской империи. Параллельно происходит широкая диффузия стоической терминологии и догматики, знаменующая конец стоицизма: как практическая философия он не выдержал соперничества с христианством, а как теоретическая – с возрождавшимся платонизмом.

Стоицизм оказал заметное влияние на христианскую тео-космологию, антропологию и этику (апологеты, Климент Александрийский, Тертуллиан, Немесий Эмесский, Августин), на арабо-мусульманскую мысль, а затем – на ренессансный «натурализм» и новоевропейскую философию (Декарт, Спиноза, английский эмпиризм, Просвещение; теории государства и права 16–18 вв.); особым феноменом является программный «неостоицизм» 16–17 вв. (Ж.Липс, Г.Дю Вер, П.Шаррон), реанимированный в нач. 20 в. (Г. Луазель). В настоящее время стоицизм вновь начинает рассматриваться как источник продуктивных философем (Делёз и др.).

А.А. Столяров

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. III, Н – С, с. 642.

Фрагменты:

Stoicorum veterum fragmenta, coll. G. ab Arnim, vol. I–IV. Lipsiae, 1921–24. (Stuttg., 1968);

Фрагменты ранних стоиков, пер. и комм. А.А.Столярова, т. 1. М., 1998, т. 2 (ч. 1). М., 1999;

I frammenti degli Stoici antichi, trad. e ann. da N.Festa, vol. I–II. Bari, 1932–35 (2-d., Hildesheim – Ν. Υ., 1971);

vol. III, I frammenti morali di Crisippo, trad. da R.Anaslasi. Padova, 1962;

Hutser K.-H. Die Fragmente zur Dialektik der Stoiker, Bd. I–IV. Stuttg., 1987–88.

Литература:

А) Общие работы:

Степанова А.С. Философия Древней Стои. СПб., 1995;

Столяров А.А. Стоя и стоицизм. М., 1995;

Bevan E. Stoics and Sceptics. Oxf., 1913;

Barth P. Die Stoa, 6 Aufl., völlig neu bearb. von A.Goedeckemeyer. Stuttg., 1946;

Arnold V.Ε. Roman Stoicism. L., 1958;

Pohlenz M. Die Stoa, Bd. 1–2. Gött., 1964–1965;

Christensen J. An Essay on the Unity of Stoic Philosophy. Cph., 1962;

Edelstein L. The Meaning of Stoicism. Cambr., 1966;

Rist J.M. Stoic Philosophy. Cambr., 1969;

Schmekel A. Die Philosophie der Mittleren Stoa. Hildesheim, 1974;

Recovering the Stoics. – «Southern Journal of Philosophy», XXIII Suppl. 1, 1985.

B) Логика:

Males B. Stoic Logic. Berk. – Los Angeles, 1961;

Frede M. Die Stoische Logik. Gött., 1974;

Les Stoïciens et leur logique, éd. J.P.Brunschwig., 1978;

Bobzien S. Die Stoische Modallogik. Würzburg, 1986.

C)  Физика:

Sambursky S. Physics of the Stoics. L., 1959;

Bloos L. Probleme der Stoischen Physik. Hamb., 1974;

Hahm D.E. The Origins of Stoic Cosmology. Ohio Univ. Press, 1977;

Goldschmidt V. Le systeme stoïcien et l’idée de temps. P., 1969;

Duhot I.J. La conception stoïcienne de la causalité. P., 1989.

D)  Этика:

Dyroff A. Die Ethik der Alten Stoa. В., 1897;

Rieth О. Grundbegriffe der Stoischen Ethik. В., 1933;

Tsekourakis D. Studies in the Terminology of the early Stoic Ethics. Wiesbaden, 1974;

Forschner M. Die Stoische Ethik: Über den Zusammenhang von Natur, Sprach- und Moralphilosophie im altstoischen System. Stuttg., 1981;

Inwood B. Ethics and Human Action in Early Stoicism. Oxf., 1985.

Ε) Стоическая традиция в философии:

Spannei U.M. Permanence du Stoúcisme: De Zenon à Malraux. Gembloux, 1973;

Jadaane F. L’influence du Stoúcisme sur la pensée musulmane. Beyrouth, 1968;

Colish M.L. The Stoic tradition from Antiquity to the early Middle Ages, t. 1–2. Leiden, 1985;

Tanner R.G. The case for Neostoicism today. – «Prudentia» 14, 1982, p. 39–51.

См. также лит. к ст. Античная философия.

Понятие:

Яндекс.Метрика