Медиевистика (СИЭ, 1966)

МЕДИЕВИСТИКА (от лат. Medii aevi - средние века) - область исторической науки, изучающая историю средних веков в Западной Европе (в более широком, но менее употребительном значении - у всех народов мира, прошедших стадию феодализма). Согласно периодизации истории, принятой в марксистской историографии, история европейских стран в средние века имеет хронологические рамки 5 - середина 17 веков и совпадает с периодом господства феодального способа производства; согласно периодизации истории, принятой в буржуазной исторической науке, история средних веков (являющаяся предметом медиевистики) заканчивается 15 веком.

Впервые выделили историю средних веков в особый исторический период историки-гуманисты 15 века, считавшие, что он наступил после падения Западной Римской империи. Гуманисты первые указали на решающую роль германских завоеваний в переходе от античности к средневековью (Ф. Бьондо, Л. Бруни, Н. Макиавелли, Помпоний Лет), обратили внимание на систему феодов (которую они связывали с этими завоеваниями), на господство в средние века политической раздробленности, впервые отметили реакционную политическую роль католической церкви и папства в Европе, особенно в Италии (Л. Валла, Н. Макиавелли). В изучении истории средних веков историки-гуманисты 15-16 веков широко применяли выработанные ими методы критики источников, с помощью которых разоблачили множество средневековых легенд и фальшивок. Дальнейшему развитию медиевистики - в плане разработки методики исторического исследования (создание ряда вспомогательных исторических дисциплин, без которых невозможна научная медиевистика) и введения в оборот значительного круга средневековых источников - способствовала так называемая эрудитская историография 17 века (церковные эрудиты - мавристы, болландисты; светские эрудиты - Э. Балюз, Л. Муратори, Ш. Дюканж и др.), хотя в идейно-методологическом отношении она была шагом назад по сравнению с гуманистической. В 17 веке окончательно оформилось (см. учебник Х. Келлера (Целлариуса) Ch. Cellaring, Historia medii aevi, a temporibus Constantin) Magni ad Constantinopolim a Turcis captam deducta, Jenae, 1698) деление истории на древнюю, среднюю и новую.

Историки-просветители 18 века, будучи идеологами поднимающейся буржуазии, боровшейся против феодализма, абсолютизма и клерикализма, к средневековью относились резко отрицательно, видя в нем период упадка культуры, духовного диктата церкви и бессмысленных, с их точки зрения, религиозных войн. Ненависть к феодализму и клерикализму, а также свойственное историкам-просветителям стремление на конкретно-историческом материале обнаружить общие всемирно-исторические законы прогрессивного общественного развития побуждали их к специальному изучению истории средневековья, которая в 18 веке выделилась в особую историческую дисциплину. Историки-просветители впервые определенно отождествляли средневековье с периодом господства феодализма и ввели в науку этот термин, понимая под ним, однако, лишь политическую (раздробленность, военно-ленная организация) или правовую (господство феодального поземельного права) систему. Они впервые поставили проблему генезиса феодализма в Западной Европе. Во Франции в 1-й половине 18 века возникли "германистические" и "романистические" теории происхождения феодализма, игравшие существенную роль в последующем развитии медиевистики (см. Германисты и романисты).

Единственным носителем прогресса в средние века буржуазные историки 18 века считали города и "третье сословие", все они (за исключением Руссо, Мабли) восхваляли цивилизующую роль торговли в этот период (их предшественником в известной мере выступил в 16 веке Ж. Боден). В конце 18 - начале 19 веков интерес к истории средних веков начинает заметно возрастать в связи с общими причинами, обусловившими распространение романтизма. Реакционные романтики идеализировали средневековье как период, когда якобы господствовала "чистая вера в бога", традиция, в которой они видели оплот против революционных потрясений и преобразований. По вопросу о генезисе феодализма они, как правило, придерживались германистских взглядов, принимавших у них националистическую окраску: феодализм и торжество христианства в средние века они считали проявлением германского "народного духа". Вместе с тем эта историография оказала известное плодотворное воздействие на развитие медиевистики, побуждая историков искать более глубокие корни исторических явлений, в частности, в социальных, а иногда и в экономических отношениях средневековья. Это сказалось на немецкой медиевистики 1-й половины 19 века (ряд характерных для нее идей еще в 18 веке предвосхитил Ю. Мёзер), в частности на деятельности исторической школы права (К. Ф. Эйхгорн, Ф. Савиньи и др.).

Представители исторической школы опирались на широкое исследование источников, в том числе архивных, расширив источниковедческую базу медиевистики, продолжали развивать критические методы исследования. В 19 веке значительная часть литературы по истории средних веков отличалась поверхностным изложением событий в духе школы Л. Ранке, представители которой интересовались лишь политической и дипломатической историей, решающую роль в истории отводили выдающимся личностям (прежде всего монархам, полководцам).

Большой прогресс в развитии медиевистики связан с французскими либерально-буржуазными историками 1-й половины 19 века - О. Тьерри, Ф. Гизо, Ф. Минье и др., которые подошли к истории средневековой Франции с точки зрения выдвинутой ими теории классовой борьбы между "третьим сословием" и дворянством. Несмотря на ограниченный характер буржуазной теории классовой борьбы, она позволила этим историкам показать борьбу средневековых городов с сеньорами, подметить сложившийся в этой борьбе союз между королев, властью и горожанами, в некоторых случаях отметить прогрессивное значение крестьянских восстаний (О. Тьерри). Ф. Гизо принадлежит определение феодализма, ставшее затем классическим в буржуазной медиевистике.

Главными признаками феодализма Гизо считал условный характер земельной собственности, ее соединение с верховной властью, иерархическую структуру государства, основанного на ленных отношениях. В Англии историки вигской школы (Дж. Кембл, Г. Галлам, Ф. Пэлгрев и др.), не принимавшие теорию классовой борьбы, сосредоточили внимание на конституционной истории, ища в средневековье истоки буржуазного парламентаризма, который, как они полагали, сложился в борьбе "нации" за свободу против тирании крупных феодалов и королей. По вопросу о генезисе феодализма среди историков буржуазно-либерального направления не было единства. Французские историки придерживались теории германо-романского синтеза, в котором Тьерри отдавал первенство римскому, Гизо - германскому влиянию; английские историки (за исключением Пэлгрева) были ярыми германистами. Историки радикально-демократического направления (Ж. Мишле, Ж. Сисмонди и др. - во Франции, Ф. К. Шлоссер, В. Циммерман - в Германии) с вниманием и сочувствием рисовали жизнь народных масс в средневековой Европе и массовые народные движения. В России, где медиевистика как особая отрасль исторической науки возникла в 30-40-е годы 19 века, большое значение имела деятельность ее зачинателя Т. Н. Грановского, а позднее его непосредственных учеников П. Н. Кудрявцева и С. В. Ешевского.

В 1-й половине 19 века медиевистика обогатилась новыми ценными публикациями источников, что сопровождалось дальнейшим развитием источниковедения и палеографии. В Германии центром этих публикаций становится издание Monumenta Germaniae Historica (MGH). Во Франции Гизо в сотрудничестве с Тьерри, Мишле, Гераром и др. начал издание большой серии средневековых документов ("Documents inédits relatifs а l'histoire de France", с 1835), за которой последовали другие издания. В Англии широкую публикацию источников по истории 11-16 веков начала Архивная комиссия; Кембл издал в 1839 году сборник документов англо-саксонского периода. Во 2-й половине 19 века активная публикация архивных средневековых материалов продолжалась в Германии - в издание MGH и в других серийных изданиях - "Хроники немецких городов", изданиях Исторической комиссии Баварской АН и др., во Франции - сотрудниками "Практической школы высших знаний" во главе с Г. Моно, а также "Школой хартий", в Англии - У. Стебсом, позднее Селденским обществом и др. (подробнее см. в ст. Археография); в связи с этим совершенствовались критические методы исследования.

Открытие К. Марксом и Ф. Энгельсом в середине 19 века материалистического понимания истории, их обращение к средневековой истории заложили основы марксистской медиевистики. Но господствующее положение по-прежнему занимала буржуазная медиевистика.

Позитивистское направление, ставшее ведущим течением в буржуазной историографии 2-й половины 19 века (см. Позитивизм), принесло в буржуазную медиевистику интерес к социально-экономическим проблемам (не противоречивший эклектической теории "равноправных факторов"), к истории масс людей, стремление к широким обобщениям. Эти же тенденции, хотя и не в столь ярко выраженном виде, были характерны и для историко-правового направления, которое было очень влиятельно в Германии (Г. Маурер, Г. Вайц, П. Рот, ранний Г. Зибель и др.) и в Англии (У. Стебе, Г. Мэн). Хотя эти историки главным образом занимались историей права и государственных учреждений, они также интересовались социально-экономической проблематикой. Все они признавали резкое отличие средневекового общества от позднеримского и были последовательными германистами, разделяя тезис о решающей роли свободного крестьянства и общины в раннее средневековье. Особенно большую роль в этой концепции играла общинная теория (выдвинутая Г. Маурером и дополненная О. Гирке и др.), согласно которой община-марка, как исконный германский институт, считалась основой всей социально-политической истории германских народов в средние века.

Переход от свободного маркового строя к феодальному трактовался в буржуазной медиевистике по-разному: Г. Вайц, а также Стебе подчеркивали медленность и постепенность этого процесса, в основе которого якобы лежало саморазвитие древнегерманских институтов; П. Рот, напротив, считал складывание феодализма результатом коренной ломки старо-германских устоев, в связи с введением в 8 веке бенефициальной системы. С середины 70-х годов все большее влияние в буржуазной медиевистике приобретает историко-экономическое направление, представители которого (оставаясь в рамках буржуазно-позитивистской методологии) значительно продвинули специальное изучение социально-экономической и, в частности, аграрной истории Западной Европы в средние века.

Эти историки с позиций так называемой вотчинной теории (К. Т. Инама-Штернегг и К. Лампрехт в Германии, Т. Роджерс - в Англии, М. М. Ковалевский, П. Г. Виноградов и др.- в России) впервые в буржуазной медиевистике попытались дать экономическую характеристику феодализма как общества, в котором господствовало натуральное хозяйство (хотя при этом сводили вопрос к характеру обмена, а не к специфике производственных отношений). В своей буржуазно-либеральной форме вотчинная теория не отрицала роли общины в дофеодальный период. Русские историки этого направления, уделявшие первостепенное внимание истории крестьянства, внесли особенно большой вклад в конкретную разработку аграрной эволюции Франции в конце средневековья (М. М. Ковалевский, Н. И. Кареев, И. В. Лучицкий), Англии 11-14 веков и восстания Уота Тайлера (Д. М. Петрушевский, П. Г. Виноградов), тюдоровской Англии (А. Н. Савин), средневековой Испании (В. К. Пискорский). Историки-позитивисты создали много ценных конкретных исследований не только по аграрной истории, но и по истории средневекового города, ремесла и торговли (немецкие ученые К. Бюхер, Ф. Кейтген, 3. Ритшль, Р. Зом и др.), создали капитальные труды по экономической истории отдельных стран и Западной Европы в целом (Т. Роджерс, К. Лампрехт, Г. Фаньез, M. M. Ковалевский и др.), по общей гражданской истории отдельных стран в период средневековья (К. Лампрехт, Дж. Р. Грин, Р. Алмамира-и-Кревеа, Э. Лависс и его сотрудники), по истории культуры, в частности эпохи Возрождения (Я. Буркхардт).

В некотором отношении они обогатили исследовательские методы медиевистики применением сравнительно-исторического и статистического метода, попытками установить связь между явлениями экономической, социальной и политической истории. Значительно расширился круг источников, в частности по аграрной истории: стали широко использоваться капитулярии, полиптики, формулы, варварские правды, началось исследование английской "Книги страшного суда" и т. д. С конца 70-х годов в связи с усилением реакционности западноевропейской буржуазии делаются первые попытки откровенно реакционной интерпретации экономической и социальной истории средневековья. Н. Д. Фюстель де Куланж возродил романистическую концепцию. Отрицая факт германских завоеваний и существование у древних германцев общины, он утверждал исконность крупной земельной собственности и считал, что феодальный строй в Европе развивался путем постепенного преобразования институтов позднеримской империи. Применительно к истории Англии близкую теорию выдвинул в 80-е годы Ф. Сибом. В Германии исконность частной земельной собственности (в форме мелкой вотчины) и крестьянской зависимости доказывала страсбургская школа историков (В. Виттих, Ф. Гутман и др.).

С конца 19 века в буржуазной медиевистике усиливаются реакционные тенденции, связанные с общим кризисом буржуазной историографии эпохи империализма. Широкое распространение получает "критическое направление". Его представители решительно отвергали концепции средневековой истории, сложившиеся в либерально-буржуазной медиевистике 2-й половины 19 века. Г. Белов, Г. Kapo, Г. Зелигер в Германии, Ф. Мейтленд в Англии, отрицая коллективную собственность на землю у древних германцев и англосаксов, признавали изначальность сосуществования вотчинного и свободного индивидуального крест, землевладения. При этом они отрицали господство натурального хозяйства и крепостничества в вотчине, рассматривая ее не как хозяйственную, а как чисто политическую, административную или фискальную единицу. Развивая эти идеи и извращенно толкуя источники, А. Допш утверждал, что у древних германцев не существовало общины, отрицал господство натурального хозяйства даже в раннее средневековье и рассматривал вотчину как "капиталистическое предприятие", рассчитанное на получение прибыли. Тем самым он утверждал извечность капитализма и модернизировал средневековые отношения. Отвергая влияние экономики на правовые и политические институты средневековья, медиевисты "критического направления" вернулись к чисто политической трактовке истории. Феодализм они понимали как политическую или правовую систему, главными признаками которой одни считали "раздробление государственного суверенитета" (Белов, Зелигер), другие - господство договорного права (Мейтленд, Ш. Пти-Дютайи) или личных родственных и дружинных связей (Ж. Флак). Все они игнорировали влияние социальных отношений на развитие государства, а поэтому решающую роль в истории средних веков отводили политике королев, власти, идеализируя ее как "антифеодальную" силу. Критика прежних либерально-буржуазных концепций и методов исторического исследования привлекла внимание историков к таким проблемам, как роль мелкой вотчины и свободного крестьянства при феодализме, роль рыночных связей в развитии вотчины, раннее развитие в ряде стран денежной ренты и др.; историки "критического направления" подчеркнули пестроту и сложность экономической и социальной структуры феодального общества и особенности локального развития. Они впервые выдвинули в качестве важного источника по аграрной истории раннего средневековья картулярии и разработали методику их использования, в частности с помощью статистики. При всем этом, однако, их реакционные идейно-методологические установки определили ошибочность выдвинутых ими исторических концепций. Кризис буржуазной медиевистики ознаменовался также отказом историков от широких обобщений, уходом большинства из них в чисто эмпирические исследования по отдельным вопросам и локальной истории, а также формально-юридическим подходом к историческому материалу.

Все выше отмеченные тенденции характерны и для буржуазной медиевистики в период 1918 – 1945 годов. В истолковании основных проблем истории средневековья наибольшим влиянием продолжала пользоваться допшианская концепция. Большое влияние на историков, сохранявших верность позитивистским представлениям, оказывали взгляды А. Пиренна, связывавшего феодализм, в отличие от Допша, с господством натурально-хоз. отношений и предложившего новую периодизацию средневековой истории. Согласно Пиренну, переход к средневековью в Западной Европе совершился не в 5-6 веках, а только в 8 веке, так как варварские вторжения якобы не нарушили торговых связей Европы, тогда как арабские завоевания, оторвав ее от внешних рынков, привели к господству натурального хозяйства и, следовательно, феодализма. Соответственно концом феодализма Пиренн считал 12 век, когда в Западной Европе появились города и стала вновь развиваться торговля, в которой он видел начало капиталистических отношений. К кругу историков, решительно критиковавших Допша, принадлежал также французский медиевист-аграрник М. Блок. В исследованиях по аграрной истории и истории средневековой Франции он показал роль общины в раннее средневековье, а также возникновение вотчины (сеньории) и ее дальнейшую эволюцию в средние века.

Фальсификаторская фашистская медиевистика в Германии и Италии всецело была поставлена на службу политическим целям фашизма. Фашистские псевдоисторики прославляли историю древних германцев как время открытого насилия и варварства, "диктатуры вождей", восхваляли средневековье как время корпоративного строя и т. д. После 2-й мировой войны реакционные концепции в медиевистике выступают в более завуалированном виде. В буржуазной медиевистике сильные позиции занимает реакционное католическое направление с неоромантической идеализацией средневековья как эпохи господства религиозного мировоззрения, классового мира, "европейского единства" под главенством папства. Католические историки изображают католическую церковь защитницей античного наследия, восхищаются средневековой схоластикой, в частности философией Фомы Аквинского, отрицают культурный переворот эпохи Возрождения, подчеркивают религиозно-католические элементы в творчестве его идеологов и т. д. На крайне консервативных позициях в целом стоит также подавляющее большинство буржуазных медиевистов, занимающихся социально-экономической и политической историей. Для них по-прежнему характерно политико-юридическое понимание феодализма, отрицание существования свободной общины до начала развитого феодализма в Западной Европе, признание изначальности вотчины, которую они идеализируют как орган классовой гармонии (К. Стефенсон, Г. Хоманс и др.- США, Г. Лютге, Г. Бехтель и др.- ФРГ). По вопросу о переходе от античности к средневековью преобладают теории непрерывного развития ("континуитета", от лат. continuus - непрерывный) германских или романских правовых и политических принципов (О. Бруннер, Г. Миттейс, Ж. Пиренн, Л. Шмидт, Р. Бухнер и др.). В большинстве своем эти историки вслед за Допшем отождествляют развитие товарно-денежных отношений с капитализмом. Они устраняют из средневековой истории понятие классов и классовой борьбы, а внутренние закономерности экономического развития подменяют влиянием политики, права, роста населения, экономического мышления (Лютге, Бехтель и др.). Распространены теории, приписывающие решающее влияние на развитие экономических и социальных отношений в средние века королев, политике. Королевская власть рассматривается как антифеодальная сила, боровшаяся с аристократией (Миттейс) и вообще крупными феодалами и даже разорявшая их (английские историки Дж. Джолиф, О. Пул, М. Поуик и др.) или создававшая в своих интересах свободное крестьянство и общину, в частности в Германии (теория "королевской свободы" историков ФРГ Т. Майера, Г. Данненбауэра). Относительно передовые позиции в буржуазной медиевистике послевоенного периода занимает экономическое направление, наиболее влиятельное во Франции (т. н. школа "Анналов", возглавляемая Ф. Броделем, а также Э. Перруа, Р. Бут-рюш, М. Молла, Ж. Дюби и др.), в Англии (Э. Пауэр, М. Постан, Г. Леннард, Р. Хилтон, Ф. Грирсон), в Италии (Дж. Луццатто, Л. Сапори, К. Чиполла). Оставаясь в основном в рамках буржуазного экономизма, историки этого направления дают в ряде случаев исследования, ценные своим обширным фактическим материалом, новыми исследовательскими методами, отдельными частными выводами и критикой наиболее реакционных концепций буржуазной медиевистики.

E. В. Гутнова. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 9. МАЛЬТА - НАХИМОВ. 1966.

Понятие:

Яндекс.Метрика