Постмодерн, постсовременность

ПОСТМОДЕРН, ПОСТСОВРЕМЕННОСТЬ (лат. post – после и modernus – современный) – одно из основных понятий современной социологической теории, обозначающее отрезок исторического времени, хронологически начинающийся с периода подрыва основ индустриального строя и простирающийся в будущее.

Понятие «постмодерн» не имеет позитивного определения и возникло для обозначения периода, открывающегося с преодолением социального порядка, называемого «модернити». Последним неоднократно обозначали самые разные исторические эпохи. Впервые термин «modernus» был использован христианскими теологами 5 в. для противопоставления новой исторической эпохи языческим обществам Средиземноморья (рассматривавшимся как «anticuus») (подробнее см.: Turner В.S. Periodization and Politics in the Postmodern. – В кн.: Turner В.S. (ed.). Theories of Modernity and Postmodernity. L., 1995, p. 3–5). Вторично понятие «модернити» было использовано в эпоху Просвещения для подчеркивания различий между формирующимся индустриальным строем и феодальными порядками; в этом случае к эпохе «модернити» оказались причислены европейские общества начиная с конца 17 века. Некоторые авторы, напр. А.Тойнби, относили данную границу к последней четверти 14 столетия (см.: Toynbee A. A Study of History, vol. VIII. L., 1954, p. 144).

Соответственно и понятие «постмодерн» применяется для подчеркивания разрыва человечества со ставшей традиционной эпохой; в силу этого оно не обладает внутренней хронологической определенностью и может использоваться исключительно широко. В научный оборот оно вошло в середине 50-х годов одновременно в различных сферах социальной теории. В 1939 году А. Тойнби обозначил им этап, открытый окончанием Первой мировой войны, а в 1946 году отодвинул его границы далее в 19 веке, назвав переломным моментом середину 70-х годов прошлого столетия. В 50-е годы Ч. Райт Миллс и П.Дракер предпочли обозначить формирующееся социальное состояние не как postmodernity, а как post-modern order (см.: Mills С.R. The Sociological Imagination. Harmondsworth, 1956, p. 184; Drucker P.F. The Landmarks of Tomorrow. N. Y., 1957, p. LX). В дальнейшем к понятию «постмодерн» обратились в связи с изучением культурологических и социально-психологических особенностей (напр., Л. Фидлер и Л. Мейер при анализе постмодернистских тенденций в искусстве и архитектуре, исследования И. Хассана и Ч. Дженкса, Ж.Ф. Лиотара и Ж. Бодрийара, заложивших основы постмодернистской психологии, теории языка и символических систем).

Периоды постмодерна и модернити в современной социологии рассматриваются как альтернативные. Черты, приписываемые эпохе модернити, напр. динамизм, схожи с характеристиками индустриального общества. Как отмечает А. Турен, модернити воспринимается как эпоха, «отрицающая саму идею общества, разрушающая ее и замещающая ее идеей постоянного социального изменения», а «история модернити представляет собой историю медленного, но непрерывного нарастания разрыва между личностью, обществом и природой» (Touraine A.Critique de la modernité. P., 1992, p. 281, 199). Динамизм, порожденный модернити, переносится и на описание периода постмодерна.

Постмодерн определяется как эпоха, характеризующаяся резким ростом культурного и социального многообразия, отходом от ранее господствовавшей унификации и от принципов чистой экономической целесообразности, возрастанием многовариантности прогресса, отказом от принципов массового социального действия, формированием новой системы стимулов и мотивов деятельности человека, замещением материальных ориентиров культурными и др. Современное производство трактуется как производство знаковых, или символических, а не материальных ценностей (подробнее см.: Baudrillard J. For a Critique of the Political Economy of the Sign. – Baudrillard J. Selected Writings. Cambr., 1996; Lash S., Urry J. Economies of Signs and Space. L., 1994). Постмодерн воспринимается его сторонниками как постэкономическая эпоха, для которой характерны демассификация потребления и производства, преодоление фордизма и отход от форм индустриального производства. Важнейшей составляющей этой эпохи является преодоление редукции человека к простому элементу производства, которая была присуща индустриальному обществу. В этой связи постмодерн нередко определяется как состояние, где растет внутренняя свобода человека, преодолевается отчуждение и снижается его зависимость от хозяйственных и политических институтов.

Эпоха постмодерна отличается всемирным масштабом. Если эпоха модернити может рассматриваться как период «явного доминирования европейской культуры» (Heller Α., Feher F. The Postmodern Political Condition. Cambr., 1988, p. 146,149), то постмодернити связывается с утратой европейским регионом доминирующих позиций в мировой экономике и политике, с отказом от идеи национального государства и выдвижением на первый план иных социокультурных моделей. Идея постмодерна встретила критику, в которой можно выделить три этапа.

На первом этапе (конец 70-х и 1-я половина 80-х годов) неопределенный термин «постмодерн» начал замещаться еще более аморфным понятием «модернизация». Постмодерн стал трактоваться как гипотетический строй, формирование которого будет связано с завершением процесса модернизации; перспективы же его оставались неясными.

На втором этапе (середина 80-х годов) происходит пересмотр содержания понятия «постмодерн». Если ранее модернити и постмодерн считались двумя периодами в социальной эволюции (см.: Kumar К. From Post-Industrial to Post-Modern Society. New Theories of the Contemporary World. Oxf.–Cambr., 1995, p. 67), то позднее эти понятия стали взаимозаменяемыми. Это позволило ограничить период модернити периодом истории с середины 17 по конец 19 века, модернизм – третью 19 и 1-й половиной 20 века, а постмодерн с последними десятилетиями индустриального общества.

На третьем этапе происходит отказ от характеристики современного состояния как постмодерна. Так, Э. Гидденс предлагает заменить термин «постмодерн» понятием «радикализованной модернити»; Б. Смарт рассматривает постмодерн как реконституирование модерна. Многие социологи и философы вообще отказываются от понятия «постмодерн». Так, 3. Бауман рассматривает современное общество не как постмодерн, а как самоценную модернити, как модернити-для-себя (modernity for itself). Логическим завершением этого процесса стало признание того, что «модернизм характеризуется незавершенностью модернизации, а постмодернизм в этом отношении более современен, чем модернизм как таковой» (Jameson F. Post-Modernism, or The Cultural Logic of Late Capitalism. L., 1992, p. 310).

Несмотря на свою противоречивость, концепции постмодерна оказали существенное влияние на социальную философию 2-й половины 20 века.

В.Л. Иноземцев

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. III, Н – С, с. 296-297.

Литература:

Bauman Z. Intimations of Postmodernity. L.–N. Y., 1994;

Bertyens H. The Idea of Postmodern: A History. L.–N. Y., 1995;

Featherstone M. Consumer Culture and Post-Modernism. L., 1991;

Giddens A. The Consequences of Modernity. Cambr., 1995;

Jencks Ch. Modern Movements in Architecture. Harmondsworth, 1973;

Hassan I. The Literature of Silence. N. Y., 1967;

Ingehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton, 1990;

Kumar K. From Post-Industrial to Post-Modern Society. New Theories of the Contemporary World. Oxf–Cambr., 1995;

Lash S., Urry J. Economies of Signs and Space. L., 1994;

Sidem. The End of Organized Capitalism. Cambr., 1996;

Lyon D. Postmodernity. Buckingham, 1994;

Lyotard J.-F. La Condition postmoderne. P., 1979;

Rose M.A. The Post-Modem and the Post-Industrial. Cambr., 1991;

Smart B. Modern Conditions. Postmodern Controversies. L.–N. Y., 1992;

Idem. Postmodernity. L.–N. Y., 1996;

Touraine A. Pourrons-nous vivre ensemble? Egaux et différents. P., 1997;

Vattimo G. The End of Modernity. Oxf., 1991;

Wright Mills С. The Sociological Imagination. Harmondsworth, 1956.

Яндекс.Метрика