Бусидо в период Эдо

В начале Нового времени сёгунат Токугава достиг воссоединения и мира в стране, продолжая властвовать над самураями посредством сохранения чувства идентичности и новой политической роли правящего военного сословия. Установившийся мир в период Эдо заставил воинов пересмотреть свою роль. Если самураев в это время считали представителями правящего класса, как это ни парадоксально, на практике они обладали ограниченной политической властью, так как существовали на жалованье, распределявшееся феодалами, которые больше не нуждались в услугах вооруженной челяди. Ограничение внешних контактов и мир, установившийся благодаря изоляционистской политике сёгуната, превратили самураев в гражданских администраторов и сборщиков податей, служивших сёгуну. Более высокопоставленные самураи присматривали за провинциями или небольшими земельными участками от имени своих хозяев, гак как правители-даймё час то занимались в столице навязанными сёгунатом церемониальными обязанностями. Установленная правителями Токугава политика попеременного годичного пребывания при дворе (санкин котай) приводила к тому, что региональным самураям приходилось приезжать в столицу нередко вместе со всем своим окружением, чтобы предстать перед сёгуном. Подобная практика помогала предотвращать потенциально опасные объединения внутри военного сословия и заставляла самурая тратить доходы, которые в ином случае могли позволить им накапливать средства для создания военной угрозы. И наконец, самураи и их семьи подтолкнули развитие экономики мирного времени, поскольку они конкурировали между собой в попытке произвести впечатление на своих лидеров или сёгунат своим мастерством и очарованием. Мирное время и буржуазная культура, которая процветала в городских центрах, вдохновляли самурая к гражданским и свободным занятиям. Некоторые представители военного класса обратились к литературе, пытаясь четко сформулировать философию воинской традиции. Многие из написанных ими текстов восхваляют ценности морального кодекса самураев (Бусидо), такие как воля к действию, чистота помыслов, постоянство в службе и интеллектуальное и политическое лидерство, которые являются также конфуцианскими принципами поведения. Конфуцианские ценности через связи с Кореей и Китаем долго влияли на японские понятия об эффективном правительстве и обществе. В период Эдо они выдвинулись на первый план благодаря тому, что принципы Бусидо были выгодны военному правительству, в которое входили люди, ценившие преданность и уважение к родителям выше всех других качеств. Кроме того, с помощью риторических соображений, предлагаемых авторами, представлявшими военное сословие, которые ставили на первый план сходство между старинными нормами морального кодекса самураев и конфуцианской этикой, сёгуны Токугава эффективно продвигали самураев на государственной службе даже тогда, когда тем пришлось отказаться от боевых аспектов военной культуры, превратив боевые искусства в гражданские занятия.

В период Эдо сёгунат контролировал военную элиту, чтобы убедиться в том, что военная мораль и навыки, сформировавшиеся в средневековую эпоху, преобразуются в нормы мирного времени и служения правительству Токугава. Сёгунат одобрял абсолютную преданность как основное качество самурая, а также моральный настрой Бусидо в целом. Такие идеалы сделались основными для военного сословия благодаря многочисленным трактатов по самурайской философии, написанным в период Эдо. Так, например, в первые десятилетия правления Токугава Миямото Мусаси (1584—1645) издал Горин-но Сё (Книга Пяти Колец, прибл. 1643 г.; переиздана в 1974 г.). Мастер фехтования, адепт дзэн-буддизма и ронин, хозяин которого был убит в сражении при Сэкигахара, Мусаси подробно описал стратегию фехтования мечом и провозгласил одержанную от имени господина победу высшим достижением и целью скромного воина. Идеал самоотверженного служения вдохновлял самураев, превращая их из уверенных в себе военных авантюристов в чиновников, получающих от феодала или сёгуна постоянное жалованье. Соединение этих парадигм с конфуцианскими принципами повысило авторитет воинского сословия в мирный период Эдо.

Связи между конфуцианской этикой и гражданской ответственностью, отстаиваемые Миямото Мусаси, были продолжен ы Я мага Соко (1622—1685), чьи теории были рассмотрены выше в разделе «Бусидо: Путь воина». В отличие от своих предшественников, Ямага подчеркивал социальный долг самурая, поскольку те услуги, которые они могли предоставлять прежде в качестве военной силы, уже не были необходимы в мирный период Эдо. Так как военная служба была для воина средством к существованию и главным занятием, то самураи имели обязательства перед обществом в целом, так как выплаченное жалованье превращалось в долг, который нужно было отдавать в мирное время. Ямага убеждал самураев придерживаться конфуцианских ценностей при уплате этого долга, усматривая в воине идеал служения, необходимый для гармоничного общества. Конфуцианская атмосфера, пронизывавшая труды Ямага, совпадала с желанием сёгуната Токугава поддерживать превратившихся в чиновников самураев. Ямага также подчеркивал значение обязанности воина чтить своего господина, а превыше его — сёгуна как символ того, что все японцы должны служить своему верховному вождю, императору, через которого велось божественное происхождение Японии. В период Эдо большинство японцев видело в императоре чисто номинального главу государства, хотя к середине XIX столетия труды Ямага повлияли на процесс возвращения императора к власти. Некоторые теоретики Бусидо периода Эдо делали особый акцент на самодисциплину, требовавшуюся от воина, как напоминание о самурайской традиции абсолютной преданности хозяину. Считают, что Ямамото Цунэтомо (1659—1719) продиктовал Тасиро Цурамото учебник Бусидо Хагакурз (полное название Хагакурэ кикигаки, «Примечания о том, что было слышно в Тени Листьев», завершенный в 1716 г.). Это собрание более чем из 1300 шуток и коротких размышлений о пути самурая начинается с часто повторяемой фразы: «Бусидо — это способ смерти». Эта цитата су7ммирует основную тему Хагакурэ: только тот воин, который готов сражаться и погибнуть в любой момент, полностью предан своему господину.

Другим важным трактатом периода Эдо о военном поведении и философии являлся Будо сёсинсю (Кодекс самурая), составленный Дайдодзи Юдзан (также известный как Дайдодзи Сигэсукэ, 1639—1730) в начале XVIII столетия. Уроженец провинции Ямасиро (часть современной префектуры Киото), Юдзан отправился в Эдо, чтобы изучать военную стратегию под руководством Ходзё Удзинага (1609—1670), и написал эту книгу из 44 глав, которая теперь считается классикой Бусидо. Как другие авторы периода Эдо, он стремился сохранить ценности и методы воинского наследия, постепенно забывавшиеся самураями мирного правления Токугава. Будо сёсинсю считается одной из наиболее широко распространенных книг, формулирующей понятия воинского кодекса чести. Возможно, что она оказалась наиболее общедоступной по сравнению с другими аналогичными произведениями периода Эдо, так как Будо сёсинсю был построен в виде серии уроков, поставленных отцом своему сыну.

Размышления о жизненном опыте и правилах самурая, представленные в работах Юдзан Дайдодзи, Ямамото Цунэтомо, Ямага Соко и Миямото Мусаси, вселяли в воинов чувство востребованности и единения, а также гордость давней традицией кодекса самурая. В конечном счете военная элита, которая заменила японскую традицию аристократического правления системой военного управления, господствовала в политике и культуре на протяжении почти 700 лет. Конфуцианские тенденции военных трактатов периода Эдо отстаивали значение самурайской культуры даже в мирное время, когда экономические реалии способствовали усилению недовольства среди воинов. К XIX столетию многие самураи стали играть символическую социальную роль, обладая небольшими средствами и реальной властью, что привело к недовольству правлением сёгуната. Воины, ожидавшие лучшего будущего для своей страны и своих наследников, начали поддерживать императора, что привело в 1868 г. к свержению сёгуната Токугава и восстановлению императорской власти, начавшейся с императора Мэйдзи. И если сословие самураев в массе своей поддерживало Реставрацию Мэйдзи, по иронии судьбы эта значительная политическая реформа ознаменовала конец как феодального правления, так и военной гегемонии в Японии.

Дил У. Япония. Средние века и начало Нового времени – Уильям Дил. – М., 2011, с. 185-187.

Понятие:

Яндекс.Метрика