Бусидо: Путь воина

БУСИДО: ПУТЬ ВОИНА. Термин бусидо буквально переводится как «путь (до) воина (буси)». В широком смысле бусидо обозначает широкий спектр традиционных японских самурайских ценностей. Тем не менее, это понятие появилось после прихода к власти военного сословия в раннюю средневековую эпоху и в разные периоды обладало разным подтекстом. Однако «Путь воина» представлял собой основную философию и кодекс поведения для военных правителей, руководивших жизнью феодальной Японии.

Слово бусидо стало впервые использоваться в Японии периода Эдо для обозначения комплекса ценностей и идеалов правящего военного класса. Несмотря на то что единообразие принципов военной морали поощрялось сёгунатом Токугава, официального кодекса чести самурая еще не существовало. Даже в мирное время самураи должны были хранить в себе боевой дух и военные навыки, а также постоянную преданность своему господину, четко выполнять свои обязательства перед ним и быть готовыми расстаться с жизнью (в бою или через ритуальное самоубийство), если потребуется. Парадоксально, но качества, необходимые надежным воинам, такие как смелость в бою и почтение к вышестоящим, стали связывать с военным сословием только при мирном и централизованном (хотя с ограничениями) правлении сёгунов Токугава. Принципы этого кодекса рассмотрены ниже в разделе «Кодекс воинской чести».

Кодекс военной морали впервые был представлен в виде официальной этической системы в XVII—XVIII вв. ученым Ямаго Соко (1622—1685), которому приписывают создание образа идеального самурая. Хотя Ямаго не использовал термин бусидо, он описывал воина прежде всего как образец морали, покорного служения и верности. По словам Ямага, Путь воина являл собой эффективный идеал феодала, который платил самураю за службу своим расположением. Взаимозависимость и связь между военным слугой и его хозяином вошли необходимым условием в учение, которое последователи Ямага назвали этикой Бусидо. Как только в 1868 г. император Мэйдзи восстановил верховное императорское правление в Японии, сословие самураев было отменено вместе с феодальной экономикой. Тем не менее, военный архетип, сформулированный в трудах Бусидо периода Эдо, продолжал служить образцом для Японии. В 1899 г. Нитобэ Инадзо опубликовал труд Бусидо: Душа Японии (1899), определявший воинский дух как олицетворение самого лучшего, что присутствует в традиционном японском обществе и культуре.

Несмотря на единую картину самурайских идеалов, представленных философами и историками периода Эдо, принципы воинской этики менялись на протяжении феодальной эпохи. В средний и поздний периоды Хэйан воинов больше интересовала честь семьи, чем верность своим хозяевам, а также личная выгода.

Начиная с конца периода Камакура трудно допустить, что во времена общественных, политических и экономических потрясений самураи строго следовали моральным обязательствам и чувству долга, вместо того чтобы в первую очередь сосредоточиваться на профессиональных обязанностях и планах на будущее.

Сёгунат Муромати способствовал еще большей дифференциации поведения воинов, несмотря на свои попытки восстановить стабильное централизованное военное правление. Амбициозные полководцы воспользовались крушением политической власти, захватывая землю или укрепляя власть в надежде улучшить свое социально- экономическое положение. В то же время усовершенствования в области вооружения и подготовки рядовых солдат сделали военных еще большей потенциальной угрозой в глазах провинциальных полицейских (сюго), управляющих поместьем (дзито) или вассалов (гокэнин), назначенных сёгуном или придворной знатью. Обычно провинциальным самураям жаловали должности средних вассалов, и потому они имели прямой доступ к земле и власти, а также к военной силе, которой могли защищать свои интересы. Поэтому весь период Муромати процветали личные интересы и оппортунизм (по мере того как воины постепенно захватывали землю и власть в переломной политической обстановке). В действительности средневековые моменты в поведении самурая не обязательно отражали мирные идеалы периода Эдо о военном служении и качествах. Различия между самураем начала Нового времени и воинами Средневековья будут рассмотрены ниже.

Аспекты самурайского кодекса основывались на установившихся принципах воинской чести, которые, как считается, восходят к периоду Хэйан, хотя в этом отношении существуют сомнения. Современный ученый Карл Ф. Фридэй заново проанализировал от-ношение к рыцарству, товарищескому духу и воинскому обряду, длительное время считавшимся отличительными качествами, характерными для воинов раннего Средневековья. Фридэй и его коллеги полагают, что кодекс воинской чести скорее представлял собой идеал ратной службы, принятый в более позднюю эпоху, чем отражал подлинный жизненный опыт феодальной вооруженной челяди. В основном самураи являлись профессиональными воинами, обязанными пожертвовать своей жизнью ради чести господина. В Японии периода Эдо боевая традиция служила самураям (утратившим свою былую роль в условиях мира, установленного в стране сёгунами Токугава) напоминанием о былой славе. По всей вероятности, самурайские качества, обозначаемые термином бусидо, были сформулированы посредством скорее романтических воспоминаний о прошлом, чем современных установок.

Сегодня многие ученые признают, что образы героев-самураев, совершавших эпические подвиги, о которых рассказывается в средневековых произведениях, скорее всего, имели своей целью развлечь публику, а вовсе не представляли собой исторически правдивые биографии этих персонажей. Такие «военные приключения», известные как гункимоно (иногда также называвшиеся гунки моногатари), впервые стали популярными в XIV и XV столетиях и более подробно рассмотрены в главе 8 «Язык и литература». Ностальгическое очарование этих полных драматизма повествований помогло сформировать идеалы «Пути воина». Поздние теоретики и ученые вновь обратились к романтическим представлениям о японском самурае в своем стремлении создать моральный кодекс военного челядина, основанный на идеалах прошлого.

Дил У. Япония. Средние века и начало Нового времени – Уильям Дил. – М., 2011, с. 181-183.

Понятие:

Яндекс.Метрика